Череповец

Череповец

ИСТОРИИ

Старшинов (Голубков) Владимир
Старшинов (Голубков) Владимир
Сахаров Михаил Егорович
Сахаров Михаил Егорович
рядовой (красноармеец)
Белов Евгений Максимович
Белов Евгений Максимович
Гвардии старший сержант
Яруничев Сергей Иванович
Яруничев Сергей Иванович
Павлов Фёдор Павлович
Павлов Фёдор Павлович
старший сержант
Анучин Леонид Иванович
Анучин Леонид Иванович
капитан
Писун Василий Трофимович
Писун Василий Трофимович
старший лейтенант
Охитин Василий Матвеевич
Охитин Василий Матвеевич
капитан
Тезин Григорий Кириллович
Тезин Григорий Кириллович
Виноградов Михаил Алексеевич
Виноградов Михаил Алексеевич
Старший сержант
Кукушкин Николай Васильевич
Кукушкин Николай Васильевич
Подполковник
Кукушкин Николай Васильевич
Кукушкин Николай Васильевич
Подполковник
Смирнов Александр Кириллович
Смирнов Александр Кириллович
Рядовой
Васильев Василий Петрович
Васильев Василий Петрович
капитан-лейтенант
Ветров Алексей Тимофеевич
Ветров Алексей Тимофеевич
гвардии старший лейтенант
Ветров Алексей Тимофеевич
Ветров Алексей Тимофеевич
гвардии старший лейтенант
Ветров Алексей Тимофеевич
Ветров Алексей Тимофеевич
гвардии старший лейтенант
Шутов Николай Александрович
Шутов Николай Александрович
майор
Беляев Василий Тимофеевич
Беляев Василий Тимофеевич
старший сержант гвардии
Сабуров Павел Александрович
Сабуров Павел Александрович
Степашов Василий Кузьмич
Степашов Василий Кузьмич
Старшина роты

В ГОДЫ ВОЙНЫ

                                                                                             ЧЕРЕПОВЕЦ ПРИФРОНТОВОЙ *

    21 июня 1941 года. В школе имени Максима Горького выпуск- ной вечер. Радостные, счастливые лица выпускников, улыбки, смех, добрые напутствия учителей. В конце торжества директор школы А.А. Смирнов объявил о сюрпризе: ОСВОД дает в распоряжение ребят лодки, и они могут кататься до утра. В радости и веселье время бежит незаметно. Белая ночь… Солнце, только успевшее спрятаться за горизонт, вновь засеребрило своими лучами водную гладь тихой, спокойной реки. Вот и утро, 22 июня 1941 года. Тихо в городе. Уютные домики дремлют под липами. Обманчивая тишина… У западных границ уже рвутся бомбы, утюжат поля танки со свастикой, горят белорусские и украинские хаты…

    Война! Пройдёт ещё много-много лет, а мы всё будем вспоминать этот день – наверное, самый страшный в истории нашей Родины…

    …По радио звучит речь народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова: «Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, в четыре часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы…»   

    Город неузнаваемо изменился. Суета, тревога. Женщины бегают с кошелками от одной очереди к другой. Мужчин не видно: собираются на призывной пункт. На входных дверях военкомата висит свежий «Приказ о всеобщей мобилизации», рядом часовой с винтовкой.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года в Вологодской области, как и в ряде других, объявлено военное положение. Бюро областного комитета ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях в связи с нападением на Советский Союз со стороны вооруженных сил фашистской Гер- мании». В директиве обкома партии подчёркивалось: «Над нашей страной нависла серьёзная угроза, которую ещё не осознали очень многие руководители. В дни величайшей опасности для нашей Родины необходимо срочно покончить с благодушным настроением, перестроить всю работу промышленности, транспорта и сельского хозяйства на военный лад».

    Началась мобилизация населения в Красную армию. В военкомат, что на Советском проспекте, нескончаемым потоком потянулись мужчины, прибывавшие на барках по Шексне, на грузовых автомашинах, на повозках и пешком. В связи с объявленным военным положением в Вологодской области в Череповце стало формироваться народное ополчение, а также – на базе горотдела НКВД – «истребительные батальоны» для борьбы с вражескими парашютистами и диверсионными группами противника. В конце октября в Череповецкий комитет обороны прибыл командующий военным строительством оборонительных рубежей генерал-лейтенант Царевский и дал указание в кратчайшие сроки построить сеть оборонительных сооружений по левому берегу реки Шексны от Череповца до Крохина.

    Все способное к труду население города и района, которое можно было взять без ущерба для дела военного времени, было 183 отправлено на возведение оборонительных рубежей: противотанковых рвов, траншей, дзотов, огневых точек, надолбов, проволочных заграждений, ходов сообщений. Отправка была организована группами. В составе групп были, в основном, женщины – изможденные, плохо одетые, – но никаких жалоб, ни одного случая уклонения от мобилизации зарегистрировано не было. Все понимали: надо. Девушки, женщины, мальчишки копали глубокие противотанковые рвы, ставили тяжёлые металлические «ежи», наматывали на них колючую проволоку. Это были очень трудоёмкие, требовавшие нечеловеческого напряжения работы. Ели баланду – кипячёную воду, в которую добавлялось немного муки и соли. Работали с утра до ночи, без выходных, от темна до темна.

    Череповец стал прифронтовым городом. Вещи у всех были заранее связаны в узлы, чтобы в случае эвакуации не тратить время на сборы. Пустынно на ночных улицах – хождение без пропусков запрещено. Военные патрули проверяют документы редких прохожих. Длинные очереди за хлебом. С хлебом с пер- вых дней войны в городе стало плохо. Были введены карточки: иждивенцам – 300 граммов хлеба, служащим – 400, рабочим – 500 граммов в день. Хлеб нередко заменяли на обычное зерно, которое распаривали в печке, пропускали через мясорубку и эту кашеобразную массу употребляли в пищу. Жителям, имевшим свои огороды и скот, было легче, чем тем, кто этого не имел. Последним приходилось приобретать продукты на рынке за баснословную цену или ходить по деревням и обменивать вещи и одежду на мясо, картофель и молочные продукты. На улицах Череповца появились опухшие от голода люди. Население города стало использовать каждый клочок земли под посадку картошки и овощей… Было раскопано буквально всё, даже полосы земли между домами и деревянными тротуарами и канавами были засажены картофелем. Высаживать его рекомендовалось в целях экономии только «глазками». Череповецкий горком ВЛКСМ организовал для населения специальные агротехнические курсы.

    В связи с опасностью воздушного нападения все жители города были обязаны строго соблюдать правила местной противовоздушной обороны. Окна полагалось завешивать темными шторами, чтобы с улицы не был виден свет. На стекла, чтобы их не выбило взрывной волной, наклеивали крест-накрест полоски бу- маги. При объявлении воздушной тревоги люди прятались в под- валы, в щели, вырытые во дворах для защиты от осколков бомб.

    На седьмой месяц войны, 29 июня 1941 года, уроженец деревни Ружбово Череповецкого района Михаил Жуков таранил фашистский бомбардировщик. Самолёт рухнул в Псковское озеро. А младший лейтенант Жуков был удостоен звания Героя Советского Союза. Это был один из первых таранов советской авиации в годы Великой Отечественной войны. Отважный летчик совершил 259 боевых вылетов, погиб в воздушном бою в 1943 году. Летчик-истребитель Михаил Жуков, возвращаясь 24 июня 1941 года с боевого задания, заметил вражеский бомбардировщик. Он нажал на гашетки пулеметов, но выстрелов не последовало – кончились патроны. Времени для размышлений не оставалось. Пилот направил самолет вверх, нагнал враже- ского стервятника и, нацелившись, камнем упал на него. Бомбардировщик закачался, окутался дымом и, теряя скорость, начал падать. В послужном списке об этом сказано кратко: «В воздушном бою тов. Жуков таранил вражеский самолет и загнал его в озеро. Сам же летчик благополучно посадил свой самолет на аэродром».

    За этот подвиг М.П. Жукову в июле 1941 года одному из первых в период Великой Отечественной войны присвоили звание Героя Советского Союза. Когда корреспонденты фронтовых газет попросили Жукова рассказать о своем подвиге, он смущенно ответил: «Какой подвиг! Я поступил так, как это сделал бы каждый советский пилот, иначе не мог. Если бы я струсил, немец сбил бы меня и моих товарищей».

    Почти ежедневно Жуков участвовал в воздушных боях, на его счету было свыше десяти фашистских стервятников. Вот что писал он матери в конце декабря 1942 года: «Все мои помыслы направлены к одной цели – бить фашистов повсюду, пока послед- ний из них не будет вышвырнут с нашей земли… Я дрался и буду драться, пока сил хватит, пока сердце бьется». Полная отваги и мужества жизнь пилота оборвалась в бою осенью 1943 года. Имя мастера воздушного тарана Михаила Жукова навсегда останется в памяти народа. Хорошо сказал о нашем прославленном земляке поэт Василий Лебедев-Кумач:

Дойдет легендой славною до внуков,

Как в поединке выше облаков

Наш сокол – вологжанин Жуков

Бросал на землю коршунов-врагов

    Тяжёлые первые месяцы войны… Враг на подступах к Смоленску, взят в кольцо Ленинград. Немецкая авиация бомбит Москву, Киев, Севастополь… И вдруг сообщение: пятнадцать краснозвёздных тяжёлых бомбардировщиков в ночь на 8 августа сбросили смертоносный груз на военно-промышленные объекты Берлина! Целый месяц, день за днём, наши самолёты наносили бомбовые удары по логову врага. Авиагруппа в составе 90 бомбардировщиков дальнего действия штурмовала Берлин 19 раз! А командовал воздушными налётами командир морской авиации Балтфлота полковник Е.Н. Преображенский. Особая радость для череповчан: Евгений Николаевич четыре года учился в Череповецком педагогическом техникуме. 13 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР нашему земляку было присвоено звание Героя Советского Союза.

   В ноябре 1941 года по распоряжению Ставки Верховного Главнокомандующего в Череповец были переброшены тяжелые бомбардировщики ТБ-3, чтобы доставлять продовольствие в блокадный Ленинград. Воздушный мост «Череповец – Ленинград» стал единственной ниточкой, связывающей блокадный город с Большой землей. Ежедневно с Матуринского аэродрома отправ- лялись 17 самолетов с загрузкой каждой машины до 3,5 тонны. На борт ТБ-3 кроме продуктов брали дизельные моторы для танков, артиллерийские орудия, боеприпасы, боевое пополнение для Ленинградского фронта, а обратно везли различное оборудование, тяжелораненых бойцов и командиров, высококвалифицированных рабочих и специалистов. Создание «воздушного моста» не только спасло жизнь тысячам ленинградцев, но и оказало существенное влияние на усиление отпора врагу не только под Ленинградом, но и под Москвой.

    На Матуринском аэродроме также базировался 740-й истребительно-авиационный полк, который сопровождал в Ленинград транспортные самолеты, охранял Северную железную дорогу и Мариинскую водную систему от вражеской авиации. Эти стратегические транспортные пути были насыщены огромными потоками военных и гражданских грузов. Немецкая авиация пыталась нарушить этот грузопоток. Только с июля по декабрь 1941 года гитлеровская авиация совершила на железнодорожный участок Тихвин – Череповец 350 налетов. Было сожжено 762 вагона, повреждено почти 14 километров железнодорожных путей. Совершались налеты и на Череповец. Вражеские самолеты пытались сбросить бомбы на нефтеналивные суда, стоящие на рейде, на баржи с беженцами, плывшие по Шексне. Особенно сильный налет был произведен в новогоднюю ночь 1942 года на станцию Череповец и мост через Ягорбу. Самолеты сбросили несколько 250-килограммовых бомб. К счастью, они не взорвались, зато железнодорожные пути от вокзала до моста были словно вспаханы. Прицельному бомбометанию фашистских летчиков мешала противовоздушная оборона города, которая вынуждала фашистские самолеты держаться на большой высоте. Зенитные батареи стояли в городском парке, в сквере учительского института, в порту, на Красноармейской площади. А на месте нынешней телестудии располагалась станция орудийной наводки.

    29 декабря 1941 года летчик 148-й истребительной дивизии Череповецко-Вологодского района ПВО Алексей Николаевич Годовиков, поднявшись с Матуринского аэродрома, в воздушном бою сбил первый на территории области вражеский «юнкерс». Обгоревший самолет с крестами и свастикой на крыльях был выставлен на центральной площади в Вологде для всеобщего обозрения. Рядом надпись: «Пикирующий «юнкерс-88», сбит политруком А.Н. Годовиковым в районе станции Суда Северной железной дороги».

    7 февраля 1942 года прославленный летчик совершал 170-й боевой вылет. На высоте семи тысячи метров он увидел немецкий истребитель, который держал курс на Тихвин. Годовиков пошел на перехват. Враг попался из опытных. Кончился боекомплект, и Алексей Годовиков принял решение идти на таран. От сильного удара хвост «юнкерса» развалился, и самолет упал недалеко от станции Заборье. Это был последний бой политрука Годовикова.

    Ещё 2 июля 1941 года Череповецкий горком партии получил директивное письмо ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР о перестройке работы промышленных предприятий на военный лад. Призыв «Все для фронта, все для победы!» для череповчан стал не только патриотическим лозунгом. Эти слова на долгие и страшные четыре года стали для них, как и для всех советских людей, своеобразным заклинанием. На главном заводе города – «Красной звезде» – приступили к освоению опытных образцов минометов, мин, гранат. Потом наладили производство противотанковых ежей, корпусов для авиабомб, авто- матных дисков, наборов ключей для самолетов. За первые годы войны было освоено 40 наименований спецпродукции. Ввиду того что многие рабочие и инженерно-технические работники ушли на фронт, коллектив завода перешел на 11-часовой рабочий день. На место ушедших на фронт мужчин к станкам встали их жены. Кто не дотягивался до станка, подтаскивал ящик и, стоя на нём, делал корпуса для снарядов, получая за изнурительный труд 300 граммов хлеба в сутки. На завод вернулись многие квалифицированные рабочие-пенсионеры.

    Развернули свою работу и многочисленные артели города. «Артель имени Халтурина» изготовляла лыжи для фронта. Швейная фабрика «1 Мая» шила и ремонтировала для бойцов Красной Армии телогрейки, гимнастерки, брюки, нижнее белье, куртки и многое другое. Артель «Красный ткач» выпускала вязаные рукавицы, носки и чулки, «Металлист» окантовывала армейские повозки и изготавливала санитарные носилки. Хлебокомбинат, кроме хлеба, в большом количестве вырабатывал сухари, значительная часть которых шла на фронт. На водочном заводе начали производить зажигательную жидкость для подрыва танков – «коктейль Молотова». Горкомбинат освоил катавальное производство. Вступивший в действие в 1943 году горпищекомбинат вырабатывал повидло, варенье, плодовые вина.

    Из-под Ленинграда в Череповец эвакуировали 132-ые стационарные авиационные мастерские. Вместе с оборудованием прибыли военные с «кубарями» и «ромбиками» в петлицах. На Соборной горке в бывшей котельной и в Воскресенском соборе разместили самолетный цех, в мастерских лесомеханического техникума – моторный, испытания двигателей проводили на городском стадионе возле парка. Отремонтированные самолёты перевозили по понтонному мосту на аэродром в Матурино. Специально приписанный к аэродрому лётчик-испытатель делал пробные облёты отреставрированных самолётов. После испытания самолёты отгоняли на базовые аэродромы уже фронтовые лётчики.

    Трудно приходилось небольшому городку с его слаборазвитой промышленностью. Особенно много было проблем с электроэнергией и водоснабжением. Старый водопровод не отвечал техническим требованиям, а новый еще не был достроен. Не удовлетворяла требованиям времени маломощная дореволю- ционная электростанция. И часто электричество подавалось только на основные предприятия и учреждения: завод «Красная звезда», хлебозавод, типографию, госпитали. Но, несмотря на это, труженики Череповца выполняли и перевыполняли напряженные планы.

    В конце декабря 1942 года было возобновлено строительство Череповецкого глубоководного речного порта. Строительные работы велись в три смены, без выходных дней. К началу навигации 1944 года были построены объекты второй очереди, а полностью строительство порта завершили в победном 1945 году.

    В 1944 году выпуск продукции на череповецких предприятиях превзошел довоенный уровень. Такие предприятия, как хлебокомбинат, судоремонтные мастерские, фабрика «Красный ткач» увеличили выпуск продукции по сравнению с 1940 годом в полтора-два раза.

    В июле в городе появились первые беженцы из Карело-Финской АССР, Прибалтики, Новгородской и Псковской областей. Потом стали поступать поезда с эвакуированными и ранеными из Ленинграда. Водным путем прибывали на баржах измученные, голодные, больные ленинградцы, чудом вырвавшиеся из блокадного города. Через Череповец проходила единственная артерия, связывавшая город на Неве с остальной частью страны. Большинство прибывающих направляли в близлежащие районы Вологодской области и еще дальше – на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию, Поволжье. Наш город был первым пунктом на пути следования, где эвакуированных принимали, кормили горячим обедом, выдавали сухой паек тем, кто следовал дальше. Работать приходилось по 2-3 смены в сутки. Начальником эвакопункта с первых дней войны был назначен Павел Евгеньевич Малков – до войны директор школы № 5, преподаватель истории. А 25 сентября 1942 года он был отозван горкомом партии на другую работу, и сменил его Александр Батраков. Располагался эвакопункт в доме № 58 по улице Труда, с 21 августа 1941 года – на улице Ленина, в доме № 86-а. Только за июль–декабрь 1941 года через череповецкий эвакопункт прошло 150 880 человек. Раненых привозили машинами, поездами, самолетами и речным транспортом. К концу 1942 года количество эвакуированных стало уменьшаться, и 1 апреля 1943 года в связи с прекращением эвакуации из Ленинграда и других прифронтовых городов и районов эвакопункт был ликвидирован. За время своего существования эвакопункт обслужил 2,5 миллиона человек.

    Череповец в 41-м стал городом–госпиталем. Под лазареты горисполком предоставил почти 40 лучших зданий города: школы, больницы, механический техникум, дом культуры. На укомплектование личным составом были мобилизованы лучшие кадры врачей и среднего медицинского персонала. Через их руки прошли многие тысячи раненых, больных, обмороженных, истощенных солдат и офицеров Красной Армии, а также эвакуированных из блокадного Ленинграда. Не жалея сил, трудились в госпиталях медицинские работники Череповца. Работать приходилось день и ночь. Иногда не спали по трое суток. А кроме основной работы, надо было еще разгребать снег, выгружать дрова, носить воду с реки. Многие медицинские работники стали добровольными донорами, хотя, как и все жители города, жили впроголодь. Ими было сдано для нужд госпиталей 10 тонн крови! Одна только медсестра М.И. Кашина сдала несколько килограммов: она ежемесячно сдавала по 500 граммов крови. И большинство доноров отказывались от денежной компенсации. Все, что им полагалось за сданную кровь, перечисляли в фонд обороны страны на создание танка «Череповецкий донор».

    Заботой и вниманием окружили горожане раненых воинов. Горком комсомола для работы среди раненых прикрепил к госпиталям лучших активистов. Комсомольцы читали бойцам газеты и журналы, проводили политинформации, помогали писать письма, выступали с концертами художественной самодеятельности. Активное участие в этом благородном деле принимали кружковцы Дома пионеров и школьники города. В 1941–42 годах учащимися было проведено 344 концерта, 844 лекции и читки. Сотни тысяч раненых получили в череповецких госпиталях помощь, выздоравливали и вновь уходили на фронт. Но немало было и тех, кого спасти не удалось. Около 3 тысяч человек похоронено на городском кладбище Череповца – там, где в год 30-летия Победы в память о них был создан мемориал.

    С первых дней войны в стране развернулось движение по сбору средств в фонд обороны. Трудящиеся Череповца и района на строительство танковой колонны «Вологодский колхозник» и авиасоединения «Героическому Ленинграду» внесли свыше 9 миллиардов рублей. Многие учителя отчисляли часть зарплаты на танковую колонну «Народный учитель», пионеры и школьники собирали средства на постройку самолета «Юный истребитель» и двух танков – «Вологодский пионер» и «Таня» (в память Зои Космодемьянской). Кроме того, горожане вложили в государственные займы и по подписке на денежно-вещевую лотерею 33 895 тысяч рублей.

    Из Череповца и района на фронтах Великой Отечественной войны воевало 19 300 человек, 7 800 из них не вернулись с полей сражений. 18 череповчан удостоены звания Героя Советского Союза. Память многих наших героев-земляков увековечена в названиях череповецких улиц: Михаила Жукова, Леонида Моченкова, Степана Данилова, партизана Бориса Окинина. Алексей Годовиков – москвич, но его имя носит одна из улиц города.

    Главный памятник времен Великой Отечественной войны в Череповце – мемориал боевой славы, расположенный на городском кладбище № 1. Это комплекс памятников монументального искусства, в который входят скульптура воина и рельеф «Вечная скорбь народа» с Вечным огнем. Установлен мемориал на месте братских могил советских воинов, умерших в госпиталях Череповца и граждан, умерших при эвакуации из блокадного Ленинграда. Факел с Вечным огнем был привезен с Марсового поля, капсула с землей – с Пискаревского кладбища города Ленинграда. Ежегодно 9 мая у мемориала проводятся митинги Памяти.

    На перекрестке улиц Ленина и Бардина воздвигнут памятник воинам 286-й Ленинградской Краснознаменной стрелковой диви- зии. Дивизия выполняла важную задачу: остановить противника, рвущегося к городу на Неве. В течение трех с половиной лет дивизия охраняла «Дорогу жизни», участвовала в прорыве блокады Ленинграда, в изгнании немцев из Новгородской и Ленинградской областей, Карелии. Прошла славный боевой путь, освобождая Польшу и Чехословакию, от берегов Невы до Эльбы. Пять бетонных штыков взметнулись над холмом. Они символизируют пять родов войск, которые в ту пору существовали в Красной Армии. А четыре тропы, которые ведут к мемориалу со стороны улицы Бардина, являются символами четырех лет войны. Разбросанные на подходах к обелиску камни означают фашизм, разбившийся о наше оружие. Народ назвал этот памятник просто: «Штыки». Автор композиции череповецкий архитектор А.А. Лобанов.

    На Красноармейской площади 8 мая 1980 года установлена памятная композиция «Зенитка», посвященная защитникам череповецкого неба – воинам 385-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона противовоздушной обороны. На добровольные пожертвования в год 45-летия Победы отлита на Череповецком металлургическом заводе и установлена возле школы № 1 скульптурная композиция памяти учителей и выпускников этой школы, погибших в Великой Отечественной войне. В постаменте захоронена капсула с останками неизвестного солдата с «Невского пятачка». Автор композиции заслуженный художник РФ скульптор А.В. Щепелкин.

    В год 70-летия Великой Победы по инициативе Череповецкого медицинского колледжа имени Н.М. Амосова в привокзальном сквере был установлен памятник медицинской сестре (скульптор – заслуженный художник РФ Александр Рожников, архитектор – Михаил Тихомиров).

    …Медицинская сестра, по авторскому замыслу, – ангел-хранитель, который выводит людей из мира войны к миру милосердия. Сестра держит за руку девочку из блокадного Ленинграда. Девочка успела захватить с собой только куклу, она одета в осеннее пальтишко, на ногах ботинки на три размера больше, оставшиеся от старшего брата, который умер от голода. За девочкой – раненый солдат, готовый в любой момент отправиться в бой, в его глазах – ненависть к врагу. Далее – женщина с чемоданом, бабушка с внуком, мальчик-музыкант. Это все реально прошедшие через Череповец люди, для которых небольшой провинциальный город стал городом Надежд и истинного Милосердия…

    Постановлением Межгосударственного Союза Городов-Героев от 1 декабря 2015 года городу Череповцу присвоено почетное международное звание «Город Трудовой Доблести и Славы» – за выдающиеся заслуги перед Отечеством, мужество, массовый трудовой героизм, проявленный жителями в борьбе с фашистски- ми захватчиками и в ознаменование 70-летия окончания Второй мировой войны.

 

* Книга «Череповец от Екатерины Великой до наших дней». Автор проекта и составитель: Борис Челноков

ПОКАЗАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

УЗНАЙ БОЛЬШЕ
О ДВИЖЕНИИ

  • Изображение 1
  • Изображение 2
  • Изображение 3
  • Изображение 4
  • Изображение 5
  • Изображение 6
  • Изображение 7