Макеев Олег Владимирович
Макеев
Олег
Владимирович
майор / зам. командира миномётной роты, штабная разведка
3.08.1915 - 13.08.1999

История солдата

Олег Владимирович Макеев родился 3 августа 1915 г. в г. Троицкосавске (Кяхта), расположенном на юге современной Бурятии. Этот приграничный город, основанный во времена Екатерины II, имел большое значение в торговых связях Российской Империи. До постройки Транссибирской магистрали через него проходили все поставки чая и других товаров из Китая. Ведущая роль в развитие Троицкосавска принадлежала богатым купеческим семьям, вкладывавшим деньги в строительство церквей, общественных и частных зданий, многие из которых сохранились до сих пор и определяют архитектурный облик города.

Родители Олега Владимировича были высокообразованными людьми. Отец, Владимир Александрович Макеев (1884 - 1943) – инженер, крупный специалист в области энергетики, автор книги «Конденсационные устройства паросиловых установок», Москва, Энергоиздат, 1933, выдержавшей несколько изданий и служившей в качестве учебного пособия для ВТУЗов. Мать, Вера Федоровна Макеева (урожд. Смирнова) (1886 - 1970 гг.), закончила Высшие женские курсы в Москве и Педагогическую академию в Санкт-Петербурге. Вскоре после революции родители О.В. Макеева расстались, ребенка воспитывала мать, работавшая школьным учителем, а с 1933 по 1946 гг. – заместителем директора по науке Краеведческого музея им. В.А. Обручева в г. Кяхте. В 1934 году В.А. Макеев был арестован в связи с процессами против старой интеллигенции, репрессирован и скончался в лагере под Норильском в 1943 году (в 1954 году реабилитирован). В 1931 г. Олег Макеев закончил Кяхтинскую девятилетнюю школу (ныне средняя школа №1) и начал трудовую жизнь счетным и складским работником в системе внешней торговли СССР с МНР. В 1934 г. он был избран депутатом Городского Совета г. Кяхты.

В 1935 г. Олег Владимирович поступил на Геолого-почвенно-географический факультет Иркутского государственного университета, который закончил с отличием в 1940 г., по специальности почвоведение. Будучи студентом, он проходил полевые практики, участвовал в экспедициях, работал на Нижнеудинском государственном сортоиспытательном участке Иркутской области, кроме того посетил с экскурсией европейскую часть страны. Сравнивая почвы Московской области и Байкальской Сибири, он обратил внимание на их морфологическую несхожесть, хотя и те, и другие назывались в то время подзолистыми. Это юношеское впечатление надолго определило круг научных интересов Олега Владимировича. Проблема своеобразия почв Средней и Восточной Сибири разрабатывалась ученым и в кандидатской, и докторской диссертациях.

Окончив учебу в университете, О.В. Макеев поступил в аспирантуру на кафедру почвоведения, но уже в октябре 1940 г. был призван на службу в ряды РККА. После начала Великой Отечественной войны, в июле 1941 г. красноармеец Макеев был направлен в Сретенское пехотное училище, а в декабре 1941 г. - в действующую армию, где находился до окончания войны. Боевое крещение он получил в феврале 1942 г. в ходе оборонительно-наступательных боях второго этапа битвы под Москвой в должности заместителя командира минометной роты. После ранения и госпиталя О.В. Макеев находился в резерве Западного фронта, с августа 1942 по январь 1943 гг. он обучался на курсах командиров и начальников штабов стрелковых полков, выполнял задания командующего на передовой по координации действия полков и батальонов в ходе Ржевско-Вяземской операции 1942-1943 годов. В феврале 1943 г. его как человека, хорошо владеющего немецким языком и имеющего опыт работы с картами, направили в штаб 49-й армии, где он пребывал в качестве помощника, а затем старшего помощника, оперативного отдела до конца войны.

Олег Владимирович участвовал в Смоленской наступательной операции (август-октябрь 1943 г.), за которую получил свою первую боевую награду - орден Красной Звезды (11.09.43 г.). Затем последовали Белорусская («Багратион»), Восточно-Померанская и Берлинская наступательные операции. О.В. Макеев участвовал в освобождении г. Могилева (28.06.1944 г.), одним из первых вошел в г. Данциг (Гданьск). Войну закончил на р. Эльба в звании майора. Военные заслуги О.В. Макеева отмечены орденом Красного Знамени (1945 г.), двумя орденами Отечественной войны II степени (1944 и 1984 г.), орденом Красной Звезды (1943 г.) и десятью медалями: «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией» и др.

После войны майору Макееву предлагали остаться в армии, закончить Академию и сделать успешную военную карьеру, но он выбрал Сибирь, где его ждала невеста и Иркутский университет. Демобилизовавшись в декабре 1945 г., О.В. Макеев вернулся к занятиям в аспирантуре. Параллельно с научными исследованиями он работал старшим преподавателем кафедры почвоведения: читал студентам курс почвоведения, преподавал минералогию, петрографию и ряд других дисциплин.

Воинское звание майор
Воинская специальность зам. командира миномётной роты, штабная разведка
Место рождения Кяхта
Дата рождения 3.08.1915
Дата смерти 13.08.1999

Боевой путь

Место призыва Иркутск
Дата призыва 10.1940
Боевое подразденение 2 Белорусский фронт, 49 армия
Принимал участие Битва под Москвой, Операция Багратион, Висло-Одерская операция, Взятие Кёнигсберга

В октябре 1940 г. был призван на службу в ряды РККА. После начала Великой Отечественной войны, в июле 1941 г. красноармеец Макеев был направлен в Сретенское пехотное училище, а в декабре 1941 г. - в действующую армию, где находился до окончания войны. Боевое крещение он получил в феврале 1942 г. в ходе оборонительно-наступательных боях второго этапа битвы под Москвой в должности заместителя командира минометной роты. После ранения и госпиталя О.В. Макеев находился в резерве Западного фронта, с августа 1942 по январь 1943 гг. он обучался на курсах командиров и начальников штабов стрелковых полков, выполнял задания командующего на передовой по координации действия полков и батальонов в ходе Ржевско-Вяземской операции 1942-1943 годов. В феврале 1943 г. его как человека, хорошо владеющего немецким языком и имеющего опыт работы с картами, направили в штаб 49-й армии, где он пребывал в качестве помощника, а затем старшего помощника, оперативного отдела до конца войны.

Награды

Орден Отечественной войны 2-й степени
Орден Отечественной войны 2-й степени
Орден Отечественной войны 2-й степени
Орден Отечественной войны 2-й степени
Орден Красного знамени
Орден Красного знамени
Медаль за взятие кенигсберга
Медаль за взятие кенигсберга
Медаль За Победу над Германией
Медаль За Победу над Германией

Документы

other-soldiers-files/istoriya_pro_berlin_0.jpg
other-soldiers-files/istoriya_pro_berlin_0.jpg
other-soldiers-files/dedushkiny_stihi_0.jpg
other-soldiers-files/dedushkiny_stihi_0.jpg

После войны

В 1946 году по предложению профессора И.В. Николаева Олег Владимирович приступил к изучению почвенного покрова Тункинского аймака, расположенного к юго-западу от озера Байкал. На основании обобщения результатов этой поездки им была написана большая статья «О почвах Тункинского аймака БМАССР и их производственном использовании» (Макеев, 1949). В этой работе впервые обозначился интерес Макеева к проблеме воздействия многолетней мерзлоты на почвообразование, впоследствии ставшей главной темой его научной деятельности. Молодой исследователь приходит к выводу, что мерзлота способствует засолению и тормозит оподзоливание почв. Кроме того, он подробно изучает разрез бугра пучения, в котором выделяется «несколько сменяющих друг друга почвенных профилей, указывающих на наличие сменявших друг друга процессов вспучивания и опускания грунта». Впоследствии О.В. Макеев несколько раз возвращался к изучению почв Тункинской впадины (Макеев, 1954, 1961а), останавливался на вопросе о влиянии глубины залегания мерзлотного водоупора и низких температур на генезис почв. В соавторстве с М.А. Корзуном была составлена Почвенная карта Тункинского аймака Бурятской АССР (масштаб 1:200000). Еще раз О.В. Макеев обратился к почвам этого региона в 1971 г. в связи с изучением распространения микроэлементов.

За Тункинским аймаком в жизни ученого следовал ряд других экспедиций по Байкальской Сибири. В 1949 г. О.В. Макеев успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме «Подзолообразование на различных породах Средне-Сибирского плоскогорья» (Иркутск). В работе активно использовались методы почвенной минералогии. После защиты диссертации Олег Владимирович продолжил изучение генезиса и географии почв Иркутской области и Бурятской АССР, в том числе работал в районе строительства Братской ГЭС. Он интересовался соотношением процессов осолодения и оподзоливания в таежных почвах, спецификой почвообразования в экстраконтинентальных условиях. В центре внимания О.В. Макеева находятся своеобразные, выделенные в самостоятельный тип, дерновые таежные почвы, отдельно он останавливается на особенностях этих почв, развивающихся на элюво-делювии траппов.

Результаты многолетних исследований были обобщены Олегом Владимировичем в докторантуре МГУ им. М.В. Ломоносова. Научным консультантом работы выступил известный почвовед профессор Н.П. Ремезов. Защита диссертации на соискание степени доктора геолого-минералогических наук состоялась в Москве в 1958 году. По ее результатам была написана самая крупная научная работа О.В. Макеева – монография «Дерновые таежные почвы юга Средней Сибири» (Макеев, 1959). В ней обобщены генетические и производственные характеристики дерновых таежных, дерново-подзолистых и серых лесных почв Прибайкалья. Автор показал самобытность почвообразования в Средней Сибири, где подзолообразование играет подчиненную роль, а ведущая принадлежит аккумулятивным и метаморфическим процессам. Книга О.В. Макеева как руководство для почвоведов Сибири высоко ценится и в настоящее время.

В монографии О.В. Макеев перечисляет все случаи обнаружения островной мерзлоты в изучаемом регионе и отмечает ее роль в формировании структуры почвенного покрова, подчеркивает влияние длительной сезонной мерзлоты. Кроме того, он пишет о вечной мерзлоте, как фактора эволюции почв. Обнаружив сходство дерново-таежных почв юга Средней Сибири с палевыми почвами Центральной Якутии и объединив их в единую «группу фациальных типов» неоподзоленных лесных почв бореального пояса, ученый высказал предположение о том, что начало формирования изучаемых им профилей относится к времени более широкого распространения многолетней мерзлоты и некоторые их признаки являются криогенными реликтами. По-видимому, с этого момента берет начало интерес исследователя к проблеме палеокриогенеза. В 1970-ые годы он вылился в масштабные изыскания, развернутые под руководством Олега Владимировича на Русской равнине.

Помимо большого региональной исследования Олегом Владимировичем в эти годы написан ряд фундаментальных работ, имеющих значение для почвоведения в целом: «Генетические ряды почв» (1957), «О понятии «почвенный тип»» (1959, в соавторстве с Н.П. Ремезовым) и др. Среди его интересов значительное место занимала история почвоведения. О.В. Макеев опубликовал большую статью «В.В. Докучаев – педагог русской высшей школы» (1953), в течение многих лет он читал курс лекций по истории почвоведения, на основании которого был написан первый в стране учебник по этому предмету «История почвоведения с древнейших времен до Великой Октябрьской Социалистической революции», рукопись которого много лет спустя депонировалась в ВИНИТИ СССР (1984).

Ведя преподавательскую работу на кафедре почвоведения Иркутского государственного университета, О.В. Макеев в 1950 г. стал доцентом, а в 1958 г. - заведующим этой кафедрой. В 1960 г. ему было присвоено звание профессора. Ученый вел большую общественную работу: в 1946-1948 гг. он исполнял обязанности председателя Иркутского областного комитета работников высшей школы, в 1948-1949 гг. был кандидатом в члены ЦК Союза работников высшей школы.

В ноябре 1958 г. О.В. Макеев перешел на работу в г. Улан-Удэ, где организовал Отдел почвоведения в Бурятском Комплексном НИИ СО АН СССР. В 1959 он стал заместителем директора, а в 1960 г. - директором института. По инициативе О.В. Макеева в апреле 1966 г. на базе Комплексного НИИ был создан Бурятский филиал СО АН СССР (впоследствии Бурятский научный центр РАН), первым Председателем президиума которого стал профессор Макеев. Возглавляемый им институт был преобразован в Бурятский институт естественных наук. В 1963 г. О.В. Макеев организовал и возглавил кафедру почвоведения и агрохимии на Агрономическом факультете Бурятского сельскохозяйственного института. В 1965 г. ему было присвоено почетное звание заслуженного деятеля науки и техники Бурятской АССР. Его деятельность в Сибирском отделении была отмечена благодарностью Президиума СО АН СССР (1969 г.). В 1963-1967 гг. О.В. Макеев являлся депутатом и председателем комиссии по охране природы Верховного Совета Бурятской АССР. Он был избран членом ряда Ученых Советов, вошел в президиум Центрального совета Всесоюзного общества почвоведов, в котором организовал два отделения – Иркутское и Бурятское. Занимая высокие посты и активно занимаясь наукой, Олег Владимирович не переставал читать лекции в родном для него Иркутском государственном университете.

В конце 1950-х годов О.В. Макеев и его сотрудники по Бурятскому Комплексному НИИ СО АН СССР приступили к исследованию малоизученных к тому моменту степных почв Бурятии, их генезиса и возможностей рационального использования в сельском хозяйстве. По мере расширения географии работ ученый переходил к более крупным географо-генетическим обобщениям, охватывающим всю Среднюю и Восточную Сибирь. Устремления О.В. Макеева хорошо согласовались с возрастающим в то время интересом научной общественности к почвам Сибири и Дальнего Востока. Олег Владимирович и его ученики продуктивно сотрудничали со специалистами Почвенного института им. В.В. Докучаева, проводящими экспедиционные исследования в Забайкалье, был опубликован ряд совместных работ.

Систематическое изучение почвенного покрова Забайкалья сопровождалось ростом интереса Макеева к проблеме влияния мерзлоты на почву. Этому, по всей видимости, способствовали особенности региона, где, с одной стороны, проявление криогенеза в почвах выражено чрезвычайно ярко, а, с другой стороны, многолетняя мерзлота не имеет непрерывного распространения, что подчеркивает специфику строения и свойств мерзлотных почв по сравнению с немерзлотными. Внимание к действию криогенного фактора могла привлекать также несхожесть почвенного покрова Прибайкалья и Забайкалья, существенно различающегося по своим геокриологическим условиям.

Под руководством О.В. Макеева было проведено почвенное районирование Байкальской Сибири (Иркутской обл. и Бурятской АССР). Он принимал активное участие в составлении атласов Забайкалья и Иркутской области, был автором и редактором ряда карт. Совместно с Н.А. Ногиной О.В. Макеевым была предложена классификация почв Средней и Восточной Сибири (1962), в которую вошли семь типов мерзлотных почв: мерзлотные палевые, мерзлотно-таежные, мерзлотно-таежные заболоченные, мерзлотные перегнойно-карбонатные, мерзлотно-лугово-лесные, мерзлотно-лугово-черноземные и мерзлотно-луговые. Однако в тот момент у соавторов еще не было строго определенного трактования термина «мерзлотный», фактически мерзлотные почвы приравнивались к криогенным. В 1968 г. Макеев в составе группы авторов (Макеев с соавт., 1968) настаивал на том, чтобы это название было закреплено лишь за почвами с близким (до 2-3 м) залеганием многолетней мерзлоты.

Географическое исследование почв Байкальского региона сочеталось с изучением почвенных свойств и режимов на нескольких стационарах, основанных по инициативе профессора О.В. Макеева в Бурятской АССР, а впоследствии и в Читинской области. В 1960 г. Олегом Владимировичем были начаты почвенные исследования МНР, которые продолжались в 1970-ые годы силами его учеников и сотрудников. В Монголии также были организованы несколько стационаров, соответствующие различным природным зонам этой страны. На стационарах Забайкалья и Монголии изучались режимы температуры, влажности, промерзания или протаивания; динамика подвижных компонентов (солей, несиликатного железа, органических соединений и т.д.) и состава почвенного воздуха; биологические процессы и биологический круговорот.

Параллельно с академическими исследованиями в области генетического почвоведения О.В. Макеев на всех этапах своей научной деятельности уделял большое внимание вопросам повышения плодородия почв и урожайности сельскохозяйственных растений в различных системах севооборота, эффективности химических удобрений, динамики элементов питания в почвах. Он разрабатывал приемы борьбы с засухой в степной зоне Бурятии, интересовался процессами образования и разрушения почвенной структуры при различных системах обработки почвы. Особое место в его научных исследованиях отводилось проблемам водной и ветровой эрозии. О.В. Макеевым были заложены основы почвенно-эрозионного районирования Бурятии и разработан ряд мер по охране почв. Много лет спустя О.В. Макеев вернулся к этому вопросу, сделав в 1996 г. доклад на Первой Европейской конференции по борьбе с эрозией почв (Барселона), в котором сравнил эрозионную опасность криогенных и термогенных почв, методы борьбы с эрозией и профилактики этого процесса.

В начале 1960-х годов под руководством О.В. Макеева разворачивается широкое изучение биогеохимии микроэлементов почв и растений, охватывающее всю Сибирь и Дальний Восток. В этих работах Олег Владимирович развивал идеи В.И. Вернадского о биосфере в приложении к генезису почв и к роли микроэлементов в жизни растений, животных и человека. В результате был установлен ряд закономерностей в распространении микроэлементов, в динамике их подвижных форм, во влиянии микроэлементов на биологическую активность почвы и в эффективности применения микроудобрений. Использование биогеохимических подходов и методов позволило провести биогеохимическое районирование по микроэлементам обширных территорий, составить ряд почвенно-агрохимических карт по микроэлементам Сибири, разработать научные основы применения микроудобрений на всей азиатской части СССР, предложить ряд весьма ценных в растениеводстве практических рекомендаций. Результаты этих широкомасштабных работ обобщены в монографии О.В. Макеева «Микроэлементы в почвах Сибири и Дальнего Востока» (1973).

О.В. Макеев был назначен председателем Комиссии по изучению микроэлементов СО АН СССР. Он руководил работой по организации и проведению двух Всесибирских конференций по микроэлементам в Улан-Удэ (1960) и Красноярске (1964), а также V-го Всесоюзного совещания по микроэлементам (Иркутск, 1966).

При исследовании микроэлементов О.В. Макеев опять же уделял большое внимание действию криогенного фактора. Так, повышенное содержание марганца в мерзлотной лугово-лесной почвы он связывал с особым характером миграции этого элемента в условиях мерзлотного водного режима. Возможно, впервые в мире, была установлена аккумуляция марганца, меди и кобальта на мерзлотном водоупоре, причем повышенная концентрация последнего у подошвы деятельного слоя сочеталась с низким содержанием этого элемента по профилю мерзлотной лугово-лесной почвы в целом (Макеев, 1961б). Изучение сезонной динамики показало снижение содержания подвижных форм микроэлементов в весеннее время по сравнению с состоянием сразу после осеннего промерзания, что указывало на протекание химических реакций и процессов миграции в течение зимы.

В 1968 г. в подмосковном Институте биохимии и физиологии микроорганизмов АН СССР (г. Пущино) был основан Отдел почвоведения, агрохимии и комплексных мелиораций. Заведующий отделом член-корреспондент В.А. Ковда пригласил на работу профессора О.В. Макеева в качестве своего заместителя и заведующего лабораторией криогенных процессов в почвах. Олег Владимирович оставил свое директорство в Улан-Удэ, переехал в г. Пущино и с большим воодушевлением взялся за дело. В 1970 году Отдел выделился в самостоятельный Институт агрохимии и почвоведения АН СССР. О.В. Макеев принял большое участие в его организации, в 1971-1976 гг. он выполнял обязанности заместителя директора по науке. Подразделение О.В. Макеева просуществовало в институте до 1978 года, а потом было воссоздано Д.А. Гиличинским в 1989 году под названием лаборатории криологии почв. Впоследствии Олег Владимирович заведовал Отделом экспериментального почвоведения (1978-1979 гг.), лабораторией мелиоративных прогнозов (1982-1987 гг.) и Отделом почвоведения (1996-1999 гг.).

Создание лаборатории криогенных процессов в почвах можно считать началом систематического изучения почвенного криогенеза в нашей стране. Для самого О.В. Макеева почвенный криогенез из побочного увлечения стал главным предметом его научной деятельности, исследованию которого были подчинены все прочие интересы Олега Владимировича и его сотрудников. Наличие довлеющей идеи в лаборатории гармонично сочеталось с многоплановостью и разносторонностью проводимых исследований. Олег Владимирович привлек в свой коллектив специалистов из самых разных отраслей: почвоведов, агрохимиков, мерзлотоведов, микробиологов, климатологов и даже физиков. Среди них преобладала молодежь, средний возраст сотрудников составлял 26 лет, однако большинство их них уже обладали значительными знаниями о почвах криолитозоны и имели опыт экспедиционной работы. В коллективе царила веселая, творческая атмосфера. Все это пестрое содружество молодых ученых О.В. Макеев с первых же дней привлек к формированию программы научных работ.

За годы существования лаборатории В.М. Алифановым были выявлены географические закономерности почвообразования в Восточном Забайкалье. С.В. Максимович и О.И. Худяков установили ряд особенностей генезиса почв различных природных зон Монголии. Л.А. Фоминых исследовала влияние криогенных процессов и криогенного микрорельефа на почвенный покров Большеземельской тундры. В эти же годы было сформулировано представление о мерзлотном гидротермогеохимическом барьере, оказывающем влияние на оподзоливание, засоление, осолонцевание и оглеение.

Изучение температурного режима почв и подпочвенных пород в Западной Сибири, проведенное В.Г. Чигиром, Д.А. Гиличинским и О.Н. Губиной, показало тесную связь темпов и уровня весенне-летнего протаивания профиля с температурами на подошве слоя годовых теплооборотов. Было установлено, что теплозащитные покровы играют большую роль, чем географическая широта, так как обусловливают существование положительной температурной аномалии в лесной зоне и отрицательной – в степной. В результате размытости температурного поля на огромных пространствах сезонной криолитозоны среднегодовая температура почвогрунтов изменяется всего от 3 до 6оС. Исследователи обратили внимание на неустойчивость температурного режима почв и возможность неблагоприятных последствий в случае их освоения.

В ходе изучения погребенных почв Русской равнины (Вологодская, Владимирская и Воронежская обл.) Л.А. Гугалинская обнаружила, что не только сами палеопочвы и древний почвенный покров, но и их палеокриогенные деформации подчиняются широтной зональности. Было выявлено влияние палеокриогенных признаков на функционирование современных почв.

В результате многолетних стационарных работ в Забайкалье А.С. Керженцевым и О.И. Худяковым были детально изучены гидротермические режимы мерзлотных и холодных почвах, проводились наблюдения за сезонной динамикой содержания оксалаторастворимого железа. На стационаре Заречное (север Читинской области) В.Е. Остроумов исследовал изменение льдистости мерзлой почвы вблизи стенок открытых морозобойных трещин. Было показано, что в условиях резкоконтинентального климата морозобойное растрескивание приводит к сублимационному иссушению почв и сопровождается дополнительным охлаждением за счет тепловых потерь на сублимацию льда. В слое иссушения, прилегающем к стенкам вертикальных трещин, наблюдалось возрастание степени окисленности и трансформация оксидов железа, формирование водопрочных структурных агрегатов. Результаты подтвердили, что в мерзлой почве происходят окислительно-восстановительные реакции, массообмен, минеральные трансформации, структурные перестройки и другие процессы, определяющие специфичность криогенного почвообразования.

О.В. Макеев обращал внимание на необходимость изучения «низкотемпературной» (психрофильной и психротрофной) микрофлоры и ее поведения при криогенезе. Под его руководством изучалась сезонная динамика численности почвенных бактерий и микромицетов. Р.Р. Олейниковым проводились натурные исследования микрофлоры с помощью капилляров Перфильева, определения азотфиксирующей и гидролитической активности почв. А. Н. Буценко осуществлял наблюдения за почвенным дыханием и составом почвенного воздуха в Забайкалье и Монголии.

С помощью вегетационных и полевых опытов Э.Г. Гершевич изучил влияние температуры и влажности корнеобитаемого слоя на урожайность. Он установил дозы и пропорции внесения минеральных удобрений, в какой-то мере компенсирующих неблагоприятные для сельскохозяйственных растений (яровой пшеницы) условия криогенных почв Забайкалья. В лаборатории были сформулированы принципы тепловой, водно-тепловой и химической мелиорации мерзлотных и холодных почв.

Не менее серьезным было отношение и к постановке экспериментов. Олег Владимирович неоднократно повторял: «Криогенез – это физический процесс, и его нужно изучать инструментально!». В начале 1970-х годов база экспериментального оборудования лаборатории формировалась вокруг низкотемпературной камеры искусственного климата большого объема. Во многом благодаря усилиям О.В. Макеева в Институте в это время появились ЯМР-спектрометр, рентгеноструктурный анализатор, электронный микроскоп, масспектрометр, оборудование для спектрального химического анализа, микроскопическая техника с автоматизированными системами обработки изображений, автоматизированная картографическая система. Новые методические возможности Института широко использовались динамично развивающейся лабораторией О.В. Макеева. Под его руководством началось исследование фундаментальных физических механизмов преобразования почв в условиях криогенеза.

Лаборатория изучала теплофизические, электромагнитные и массообменные свойства мерзлых и промерзающих почв, фазовый состав влаги, минеральные трансформации и формирования структуры дисперсных материалов в условиях криогенеза. И.Н. Василиком был создан измерительный комплекс для определения показателей полного сопротивления мерзлых почв и их отдельных компонентов переменному электрическому току. А.Е. Ваниным проводились исследования подвижности молекул воды в образцах почв и глин при отрицательных температурах. В.И. Малиновский с помощью оригинальных авторских методик изучал особенности адсорбции почвенной влаги в условиях криогенеза. В.Е. Остроумов исследовал подвижность и перенос ионов в образцах промерзших почв. Коллективу лаборатории удалось показать, что мерзлые почвы не являются непроницаемыми системами. Напротив, для них характерна аномально высокая и избирательная подвижность зарядов, жидкой и газовой фаз, которая объясняется не только присутствием незамерзшей влаги и повышенной скважностью, но и трансляцией за счет локальных перестроек структуры льда.

Итогом работы стал выход в свет коллективной монографии «Криогенные почвы и их рациональное использование» (1977), куда вошли основные достижения лаборатории. Идеи, изложенные в «Криогенных почвах…», впоследствии были развиты в серии книг, написанных учениками и сотрудниками Олега Владимировича.

Концепция почвенного криогенеза разрабатывалась О.В. Макеевым в течение 30 лет (1969-1999 гг.), в нее постоянно вносились изменения и дополнения. Наиболее известна монография «Фации почвенного криогенеза и особенности организации в них почвенных профилей» (Макеев, 1981а), но она была лишь звеном в цепи научных обобщений. В результате возникла новая отрасль знания – криология почв, основными понятиями которой являются: мерзлота как субфактор почвообразования, почвенный криогенез как совокупный процесс, криогенные признаки в почвах и криогенные генетические горизонты, криогенные (мерзлотные и холодные) почвы, криопедосфера, фации почвенного криогенеза и криогенные ареалы.

Разработке основных положений энергетики почвенного криогенеза в значительной мере посвящена монография «Температурное поле почв: закономерности развития и почвообразующая роль» (Остроумов, Макеев, 1985). В этой книге рассматривался вопрос о влиянии температурного поля на формирование «парагенетической системы почвенных горизонтов» в разных регионах криолитозоны. О.В. Макеев с сотрудниками по лаборатории мелиоративных прогнозов определили пределы варьирования теплообеспеченности для основных зональных типов и степень ее отзывчивости на изменение условий теплообмена почв с граничными средами. Использование этого показателя позволило дать оценку теплового состояния почв зоны отъема части стока в случае переброски вод северных рек в Среднюю Азию. Неблагоприятный прогноз последствий переброски для качества земель бассейна сибирских рек, представленный О.В. Макеевым с группой экспертов-почвоведов, стал одним из аргументов при закрытии этого проекта.

Теория почвенного криогенеза, оформившаяся в 1970-80 гг., вобрала ряд фундаментальных основ почвоведения, геокриологии и смежных с ними наук: во-первых, учение о генезисе почв и почвообразовательных процессах; во-вторых, представление о пространственном распространении и эволюции почв; в-третьих, теплофизические закономерности развития сезонно- и многолетнемерзлых грунтов; в-четвертых, знание особенностей массообмена и структурных перестроек в дисперсных системах при отрицательных температурах и фазовых переходах вещества. Концепция О.В. Макеева впервые объединила знания о сложном наборе взаимодействующих объектов зоны криогипергенеза вместе с многообразием природных и техногенных факторов в единую непротиворечивую систему. Этим был создан фундамент для дальнейшего изучения криогенных процессов и криогенных почв.

Строгое определение криологии почв дано в докладе, посвященном 100-летию выхода в свет книги В.В. Докучаева «Русский чернозем»: «Криология почв или педокриология, является разделом почвоведения, посвященным изучению криогенных факторов почвообразования, криогенных процессов и явлений, имеющих ведущее значение в промерзающих-протаивающих (таломерзлых) почвах» (Макеев и др., 1986). Новую дисциплину Олег Владимирович разбил на три подраздела: криологическую генетику, криологическую географию и прикладную криологию почв.

Однако на V Всесоюзной конференции «Теория почвенного криогенеза» (1989 г., Пущино), профессор Макеев определил криологию почв, уже не как раздел почвоведения, а как самостоятельную «отрасль науки на стыке почвоведения и мерзлотоведения» (Макеев, 1991). Позднее было сформулировано, что объектом и предметом изучения новой науки должен стать криогенный почвенно-грунтовый комплекс (Макеев, 1997).

Разрабатывая классификацию криогенных почв, Олег Владимирович настаивал на выделении мерзлотных и холодных почв в качестве формаций, то есть на самом высоком таксономическом уровне. По иронии судьбы такой подход оказался принят не на родине О.В. Макеева, а в большинстве зарубежных стран. В последние десятилетия он был реализован в международной почвенной классификации WRB, а также в национальных классификациях Канады и США. Участвуя в международной дискуссии, О.В. Макеев с удовлетворением отмечал: «В мировом почвоведении классификационное положение почв криопедосферы все более приближается к их объективной криологической характеристике» (Макеев, 1997).

Классификационную проблему в криопедологии О.В. Макеев предлагал решить путем смены объектов генерализации – вместо почв генерализировать и классифицировать их «комплексы» с подстилающей мерзлотой. Правда, за основу при этом брались систематические признаки почв, но те, в свою очередь, определялись глубиной залегания кровли мерзлоты и другими криологическими характеристиками. Как пример О.В. Макеев упоминал криоземный почвенно-грунтовый комплекс в качестве предполагаемого отдела постлитогенного ствола классификации.

Крупным шагом на пути к международному признанию научных взглядов Олега Владимировича стал выход совместной с А.С. Керженцевым (Makeev, Kerzhentsev, 1974) статьи в журнале «Geoderma», где в то время советские ученые публиковались редко.

О.В. Макеев был заместителем председателя Оргкомитета проходившего в 1974 г. в Москве Х Международного конгресса почвоведов. Под его редакцией к Конгрессу был выпущен первый тематический сборник «Почвенный криогенез», а сам Конгресс принял решение о создании рабочей группы по криогенным почвам Международного общества почвоведов, которую возглавил Олег Владимирович. Потом последовали публикации заказных докладов на XI (г. Эдмонтон, Канада) и XII (г. Нью-Дели, Индия) Международных конгрессах в 1978 и 1982 годах соответственно.

Не менее важные научные мероприятия проходили внутри страны. Приняв эстафету от почвоведов Якутии, организовавших в 1969 году Первую Всесоюзную конференцию по проблемам почвенного криогенеза, Институт агрохимии и почвоведения АН СССР провел вторую (1975), третью (1980) и пятую (1989) конференции по этой теме. а также рабочее совещание «Мерзлотно-гидротермический режим промерзающих почв, его регулирование, рациональное использование и охрана» (1982 г.). С начала 1990-х годов внутренние совещания сменились международными. О.В. Макеев был сопредседателем оргкомитета Первой Международной конференции «Криопедология», проводившейся в г. Пущине (ноябрь 1992 года). На сегодняшний день таких конференций прошло уже шесть, в первых двух участвовал Олег Владимирович.

Отдельного внимания заслуживает интерес профессора Макеева к почвенному покрову Крайнего Севера. В его книге «Фации почвенного криогенеза (1981)» есть глава, иллюстрирующая теоретические построения ученого на примере почв Арктики и Субарктики. Она практически полностью основана на литературных данных, так как опыта самостоятельных исследований в тундре у автора было немного. С чем был связан выбор региона, который не был знаком О.В. Макееву так хорошо, как, например, Забайкалье? По-видимому, с тем, что криогенные признаки наиболее ярко проявляются в мерзлотных почвах, а на Крайнем Севере почти все почвы мерзлотные.

Вскоре после этого О.В. Макеев, возглавив авторский коллектив из весьма известных исследователей северных почв, сделал доклад на Генеральном симпозиуме VI съезда Всесоюзного общества почвоведов в Тбилиси (1981 г). Доклад назывался «Плодородие и рациональное использование почв Крайнего Севера (тундровая и лесотундровая зоны)» (Макеев с соавт., 1981б), он вызвал всеобщий интерес широтой охваченного материала и смелостью практических выводов. Будучи уже пожилым человеком, Олег Владимирович в 1987 г. принял участие в экспедиции на побережье Восточно-Сибирского моря (мыс Малый Чукочий), а в 1993 г. – во второй научной экскурсии по проблемам корреляции почвенных классификаций стран циркумполярного региона (Канада и Аляска). В эти же годы он руководил изучением песчаных тундровых почв Колымской низменности.

Продолжая разрабатывать концепцию почвенного криогенеза, в 1990-ые годы О.В. Макеев все чаще обращается к фундаментальным вопросам теоретического почвоведения. В сферу его научных интересов попадают учение о факторах почвообразования, определение места почвоведения в системе универсального знания, проблема влияния технического и социального прогресса человечества на почвенное тело, философия и методология науки о почвах. На XV Международном конгрессе почвоведов (г. Акапулко, Мексика. 1994 г.) он выступил с докладом «Смысл и цель современного почвоведения», а на XVI Конгрессе (г. Монтпеллье, Франция, 1998 г.) - сделал сообщение на тему «Почва как продукт взаимодействия природных и социальных факторов».

Профессор Макеев был членом Научных советов по проблемам почвоведения и по криологии Земли РАН, в 1989 г. он стал почетным членом Центрального Совета Всесоюзного общества почвоведов (впоследствии Докучаевского общества почвоведов). (Год) Олега Владимировича избрали почетным членом Академии проблем сохранения жизни по секции эколого-биосферной информатики.

О.В. Макеев является автором 215 научных работ, в том числе 8 монографий.

За научные и организаторские заслуги профессор Макеев был награжден Орденом Почета от 5.10.1995 г. и медалью «в память 850-летия Москвы» от 26.02.1997 г. В 1985 г. награжден почетной грамотой Президиума ВС РСФСР. (Другие послевоенные ордена и медали).

Последняя статья О.В. Макеева (1999) написана к 100-летию журнала «Почвоведение». Она вышла в августовском номере за 1999 год, а 13 августа Олега Владимировича не стало. И, хотя смерть его была неожиданной, многие восприняли эту работу, как научное завещание профессора Макеева. В статье подводятся итоги многолетнего изучения почвенного криогенеза, подробно и тщательно перечисляются задачи, стоящие перед современной криологией почв. Отрадно сознавать, что это обращение выдающегося ученого не осталось без адресата. Большое количество исследователей разных направлений и разных стран продолжают начатое им дело. Большое количество учеников и последователей с теплотой и благодарностью вспоминают Олега Владимировича Макеева, чтут его память.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
Макеева Варвара Александровна, внучка
История солдата внесена в регионы: