Рычин Николай Васильевич
Рычин
Николай
Васильевич
Старший лейтенант / Командир батареи
25.10.1922 - 24.04.2011

История солдата

Выпускной вечер в школе-десятилетке отсек беззаботную юность Николая Рычина и его сверстников резко и беспощадно. Два этих дня 21 и 22 июня 1941 года разделяет не просто ночь, их разделяет пропасть. Когда Николая разбудила мать и сказала, что напали немцы, Николай несколько минут лежал, не понимая, о чем идет речь. Он только смутно ощутил, что в их маленькую квартиру на улице Ленина, в мирную, залитую летним утренним солнцем Каширу пришла огромная беда. Но вмиг осмыслить, охватить разумом эту беду было никак не возможно. Николай повернулся лицом к стене и так лежал еще несколько секунд.
Никто не знает своей судьбы и Николай Рычин не знал, что очень скоро будет училище командиров в городе Чкалов, а потом - фронт, где его артиллерийскую батарею не снабдят зенитками, а личный состав винтовками. Оружие, оказывается, положено добывать в бою. Потом будет отступление, потом Сталинград, запомнившийся Николаю неразберихой и громадным количеством убитых и раненых.
На Дону, возле станицы Гороховской, бригада, в составе которой служил лейтенант Рычин, попала в окружение. Николаю было дано задание перейти линию фронта, пробраться к своим и сообщить о месте прорыва бригады. Он стал пробираться по территории занятой врагом. Шел ночью, а днем отлеживался в небольших перелесках, которыми изобиловала местность. Почти в самом конце пути, когда уже слышна была прифронтовая канонада, он поторопился и потерял бдительность и пошел днем. Когда он услышал неподалеку голоса, спрятаться было уже некуда, Николай упал на землю и притворялся мертвым. По своеобразной военной форме и русской речи он без труда отличил
власовцев. Человек десять шли прямо на него, и миновать никак не могли. А у него пистолет в кобуре и офицерская планшетка на боку. Если заподозрят обман, пощады не будет: офицера, да еще и коммуниста, живым не оставят ни в коем случае.
Смерть прошла в полушаге от Рычина. Приоткрыв глаз, он увидел запыленные кирзовые сапоги, вздымавшие пыль прямо возле его лица, почуял тонкий запах трофейных сигарет, которые курили власовцы. Пройдет, страшно сказать, пятьдесят с лишним лет, и он будет помнить происшедшее во всех подробностях: и сапоги , и запах сигарет, острый камень, предательски упершийся ему в бок, и то страстное желание жить, которое теснило ему в ту минуту дыхание и заставляло плотнее вжиматься в закаменевшую от летнего зноя землю. Рычин переплыл Дон, плавал он отменно, не зря на Оке вырос.
Бригада из окружения успешно вышла с оружием, со знаменем, сохранив свой номер. Когда в 1944 году они вышли в Крым, старший лейтенант Рычин был уже командиром зенитной батареи, состоявшей, как известно, из 6 орудий.
Крым запомнился обидной контузией и смертью младшего брата командира орудия старшего лейтенанта Чегодаева. Младший брат пришел в батарею, когда освобождали его родное село. Он не принимал военной присяги, и вообще не значился ни в каких списках, просто попросился повоевать, и его взяли: людей не хватало. Шустрого белобрысого парня полюбили, вскоре он стал своим, военную науку освоил без труда. А погиб, он вот при каких обстоятельствах.
Командир полка отличался крутым нравом. Однажды, придя в батарею Рычина, он заметил висевший, казалось бы, неподалеку воздушный шар с вражеским наблюдателем.
- Немедленно сбить! – поступил приказ. – Глаз что ли нет? У него же вся наша позиция как на ладони.
Рычин попытался объяснить, что воздушный шар находиться вне досягаемости зениток и если открыть огонь, то неминуемо придѐтся рассекретить их тщательно замаскированную батарею. Командиру полка эти доводы показались неубедительными и даже глупыми:
- Вы приказ слышали или нет?
Приказы не обсуждаются, их положено исполнять. Рычин дал команду открыть огонь. Шар, конечно, не сбили, а батарею немецкие дальнобойные орудия сразу же засекли и взяли «в вилку»: сначала перелет, потом недолет. Следующий выстрел был точен. Единственный кто был убит, - младший брат Чегодаева. Все остальные отделались ранениями и контузиями.
В Крыму же погиб старшина, которого Рычин как то по домашнему звал Алексеич: по возрасту он вполне годился двадцатиоднолетнему командиру батареи в отцы. Еще в 1943 году, когда батарея попала под сильную бомбежку, он, грустновато усмехнувшись, сказал Николаю: «Нет, меня здесь не убьют, меня в Крыму убьют». Никто не мог знать, где будет воевать 270 полк 18 дивизии через год, потому Рычин только отмахнулся от трагического пророчества Алексеича: болтаешь что попало. Он погиб от осколка бомбы на окраине Симферополя сразу же после освобождения этого города от фашистов. Вот и попробуй утверждать, что человек не знает своей судьбы.
…Через очень много лет Николаю Васильевичу Рычину самые разные люди будут задавать один и тот же вопрос:
- Было ли Вам страшно на войне?
И он всякий раз будет честно отвечать:
-Да, было очень страшно.
И вспоминаться ему будут не только пикирующие на расположение его батареи фашистские самолеты и не только угрожающее шуршание, с которым летят снаряды дальнобойной немецкой артиллерии. Так же он вспоминает Цуркана, который в первом же своем бою сбежал и спрятался в лесу. Командир полка, тот самый, из-за которого погиб младший Чегодаев, публично срамил Цуркана перед строем и грозил ему трибуналом. Но Рычин
не склонен был осуждать командира орудия: он столько раз пересиливал в себе страх, призывал на помощь всю силу воли, что давно не верил в отчаянных, никого и ничего не страшащихся смельчаков. Командиру полка, который обычно находиться за три километра от передовой, намного легче быть неустрашимым.
Победа застала комбата Рычина неподалеку от Франкфурта-на-Майне, в местечке Мезер. Начиналась мирная жизнь, в которой Рычину еще предстояло найти свое место. Гражданской специальности он не имел, единственное пока, чему он научился в жизни, - это сбивать из 37- миллиметровых зениток вражеские самолеты. Его батарея, по скромным подсчетам, насбивала их за войну больше двадцати штук. 

Регион Московская область
Воинское звание Старший лейтенант
Населенный пункт: Кашира
Воинская специальность Командир батареи
Место рождения Московская обл., г. Кашира
Годы службы 1941 1945
Дата рождения 25.10.1922
Дата смерти 24.04.2011

Боевой путь

Место призыва Каширский РВК, Московская обл., Каширский р-н
Дата призыва 1941
Боевое подразделение 1262 зенап 18 зен. див. АРГК ДонФ
Завершение боевого пути Берлин
Принимал участие Битва под Сталинградом

Воспоминания

Из воспоминания Каширского журналиста

Наша беседа с Николаем Васильевичем затянулась, он все перебирал и перебирал фотографии в альбоме, но отчего - то под руку попадались все время военные: вот он под Сталинградом, вот в Крыму, под Севастополем, а вот в Германии, в Берлине. Я не выдержал и спросил: - Николай Васильевич, может быть, и трудно будет ответить, но скажите все же, какое время в своей жизни считаете самым главным? Рычин усмехнулся, снял очки, немного поиграл ими и, складывая дужки, потом ответил: - Ну конечно это война. После нее все казалось мельче, легковеснее, что ли. Это не только мое такое мнение, но и многих фронтовиков. …Когда я, встав с кресла, уже собрался уходить, Николай Васильевич, как бы в заключение, добавил: - В общем, могу вам так сказать: честно воевал, честно жил, подлостей никому не делал, каяться мне особо не в чем. А я подумал: многие ли из нас, прожив жизнь, смогут с чистой совестью произнести такие слова?!

Награды

медаль "За отвагу"
медаль "За отвагу"
орден Красного Знамени
орден Красного Знамени

Фотографии

В землянке
В землянке
С товарищем по фронту
С товарищем по фронту

После войны

Демобилизовавшись, Николай Рычин возвратился в Каширу. Как и многие его сверстники, попавшие на фронт сразу же со школьной скамьи, Николай немного растерялся, оказавшись вдруг вырванным из привычной военной жизни. Не имея представления, куда податься, он пошел в местное Управление МГБ, с просьбой принять его на работу. Так капитан – артиллерист стал капитаном госбезопасности.
Через пять десятков лет его не раз с пристрастием расспрашивали о зверствах, которые творились в то время в системе госбезопасности. Но он честно отвечал:
- Можете верить мне, можете не верить, но я никаких зверств не наблюдал. Вполне возможно, что они были, но я их не видел, а потому подтвердить не могу. Нас работало в кабинете пятеро, но не один оперативник не имел представления о том, какое дело ведет сосед. Так была поставлена работа. Никаких избиений, истязаний подследственных при мне
не было. Лично моя совесть в этом плане чиста. Если говорить о сути того, чем мы занимались тогда, то это выявление бывших пособников фашистов – карателей, полицаев, старост.
Он проработал в МГБ четыре года, вплоть до расформирования в 1953 году, после чего перешел в местную транспортную милицию, куда пригласил его давний знакомый Павел Михайлович Малиновский.
Так Николай Рычин в третий раз и последний раз в жизни сменил профессию, став на этот раз капитаном милиции.

Семья солдата

Галина
Ершова Галина Алексеевна

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы:
Контактная информация:
Телефон: 89152015251