Исаев Николай Михайлович
Исаев
Николай
Михайлович
рядовой / телефонист
7.11.1925 - 6.11.2004

История солдата

Мой дед Исаев Николай Михайлович родился в 1925 году в Тульской области, в 1935 с матерью приехал в Москву, проживал в районе Марьиной рощи. В 1943 году, по достижении им 18 лет ушел добровольцем на фронт от Октябрьского РВК г. Москвы. Воевал в составе 696 Отдельного Лодзинского батальона связи 9 ТБКК, был телефонистом. Дважды получал ранения. Дошел до Берлина, где встетил своего отца - Исаева Михаила Сергеевича, ушедшего на фронт в июне 1941 года, который тоже принимал участие во взятии Берлина.   Дедушка награжден медалями "За Отвагу", "За боевые заслуги" и "За взятие Берлина". После войны, окончив экстерном школу, в 1948 году поступил в Московскую Медицинскую Академию. В 1953 году женился на моей бабушке - Исаевой (Шилкиной) Любови Федоровне. После окончания Московской Медицинской Академии дедушка 40 лет работал хирургом.

... Дед не любил вспоминать войну, говорил только "Страшно это...", больше любил рассказывать про послевоенные годы, про учебу, про друзей, как с бабушкой познакомился. Дедушка всю жизнь трудился, работал, очень много читал. Вся его жизнь прошла в заботе о людях, всегда помогал чем мог.

 

Регион Москва
Воинское звание рядовой
Населенный пункт: Москва
Воинская специальность телефонист
Место рождения Тульская область
Годы службы 1943-1945
Дата рождения 7.11.1925
Дата смерти 6.11.2004

Боевой путь

Место призыва Октябрьский РВК г.Москвы
Дата призыва 1943
Боевое подразделение 696 отдельный Лодзинский батальон связи 9 ТБКК
Завершение боевого пути 1945 год. Берлин.

Призван в 1943 году Октябрьским РВК г. Москвы. Воевал в составе 696 Отдельного Лодзинского батальона связи 9 ТБКК, рядовой, телефонист. Учавствовал во взятии Берлина,  там же встретил День Победы.

Воспоминания

Исаев Николай Михайлович

"Все чаще мне вспоминается первое ранение. Видимо, потому,
что ощутил ледяное дыхание смерти. Слуцк, 6 июля 1944 года".
На предельной скорости наша батарея 76-миллиметровых пушек
объезжала город с юга. На окраине попала под артиллерийский обстрел. Отцепили и рассредоточили
орудия. Роем окопы, при свисте снарядов бросаемся на землю, не вольно жмемся к стене ближайшего
дома. И вот видим немцев. Бегут полукругом, рукава засучены, стреляют из автоматов. Из орудий
стреляем прямой наводкой. Те, кто не занят у пушек, бьют немцев из карабинов и автоматов. Подъезжает наш танк Т-34, бьет из пулемета. Рядом с огромной махиной мне вдруг
становится страшно: ревет мотор, пулеметные очереди кажутся невыносимо длинными.Капитан Петров,командир нашей
батареи, захватив меня с собой, обегает орудия. У одной
из пушек солдат, казах по национальности, сам заряжает, наводит орудие и стреляет. Деловито и спокойно ведет прицельный огонь. Глаза - узкие, лицо - бледное. Его уверенность в себе заражает всех
нас. Беспрерывно подаем ему снаряды. У второго
орудия лежат убитые командир и наводчик. Третье орудие ведет бой, который стих только к вечеру. Из штаба корпуса получаем печальное известие: в Слуцке погиб полковник Кулик, командир нашей 37-й механизированной бригадой.
Мы же считаем в поле убитых немцев: 170 трупов. Хороним своих,ставим памятник с жестяной звездой и памятной табличкой. До поздней ночи у костра переживаем
вновь события минувшего дня . Завтра ехать в Барановичи.
Жара. Катим по грунтовой дороге. Кругом зеленые поля. Подставляем лица ветру. Чувствуем себя в тылу, отдыхаем. Вот тут и донеслось: "Воздух!" Пять "мессершмиттов",
первый уже идет в пике, снижается, догоняет нас . Командир
орудия Федотовский застучал по кабине водителя: "Тормози!" Пулеметная очередь прошла впереди, обманули фашиста. Но самолетов то 5! По команде Федотовского солдаты спрыгивают с машины, разбегаются по полю. Переваливаюсь через борт, падаю на землю. Вскакиваю, делаю несколько шагов:
перед глазами засверкал огненный дождь . Боли не чувствую. По гулу самолета успеваю сообразить, что он выходит из пике ...
Но уже подлетает третий. Левая нога стала свинцово тяжелой. Ползу от дороги в поле . Один самолет входит в пике, другой выходит и пристраивается в хвост последнего. Страшно. Куда будет стрелять: по машине или по солдатам
в поле? Ко мне подползает Тимофеев: "Ты ранен?" Левое бедро в крови. Плачу. Не так от боли, как от
обиды: с друзьями, товарищами придется расставаться. В целом батарея легко отделалась. Машины вообще целыми
остались. Раненых двое - я и Толя Федотовский.
Дальше? Дальше очнулся в палате. Рана рубцевалась.
Иногда сам себе делал перевязку. Фронт ушел далеко вперед. Мимо госпиталя шли машины второго эшелона с одним шофером сторговался : он мне солдатские ботинки с обмотками, я ему добротные немецкие сапоги. Я убежал из
госпиталя в свой артиллерийский дивизион 37-й механизированной бригады. День Победы я встретил в Берлине.

Выдержки из статьи напечатанной в газете ММА им. Сеченова за май 2000 г.

Фотографии

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: