Воронин Федор Никанорович
Воронин
Федор
Никанорович
солдат ополченец / стрелок
1908 - 20.11.1941

История солдата

Справка

Воронин Федор Никанорович

                                              Родился в 1908 г. в Москве

            До 1935 г. работал директором московской пуговичной фабрики, а с 1936 г. по 1941 г.- начальником инспекции по учету нефтепродуктов Главнефтесбыта. Член КПСС.

В первые дни войны вступил в московское ополчение и был рекомендован на это вступление партийным собранием Главнефтесбыта вместе с пятью другими сотрудниками. Был зачислен в 4-ую дивизию народного ополчения Куйбышевского района в 1-ую роту 1-ого батальона 1-ого полка. В дальнейшем, 4-ая дивизия народного ополчения переименовывается в 110-ую стрелковую дивизию. Федора Никаноровича зачислили в 1-ую роту 1-ого батальона 1287 стрелкового полка.

            Официально считается, что отец пропал без вести 20.10.1941 у деревни Мишукова Боровского района Калужской области, а на самом деле согласно извещению геройски погиб 20.10.1941 у деревни Мишуково.(В настоящее время это Наро - Фоминский район Московской области).

            Его отец - Воронин Никанор Андреевич по профессии столяр-краснодеревщик.

           Его мать - Воронина Ксения Григорьевна  - работница на ткацкой фабрике.

Жена - Воронина Тамара Павловна, 1918 года рождения.

Дети - сын Воронин Валентин Федорович 1936 года рождения и дочь - Воронина Татьяна Федоровна 1938 года рождения.

МОЙ ОТЕЦ

            Ноябрь 1941года, радовались, мама и бабушка читали письмо от папы. Письмо - треугольник на листе из ученической тетради написанное карандашом. Мне было 6 с половиной лет, но я отчетливо запомнил этот момент и содержание этого письма.

            В письме отец, пишет, что проезжает через Москву, но зайти повидаться не имеет возможности. Маме сообщает, что если будет совсем плохо, то что бы она обратилась к его другу - директору нефтебазы города Коломны.(Помню, что его отчество было Ермилович). Мне хорошо запомнилась фраза в конце письма "А главное, Тамара, береги детей"

            Никто не знал, что в это время отец был убит и лежал в поле в сугробе у деревни Мишуково, около Наро - Фоминска среди 450 таких же московских ополченцев из 1287-го стрелкового полка 110-ой стрелковой дивизии, произошло это 20 октября 1941 года.

            Немцы стремились захватить стратегически важный узел-город Наро-Фоминск, откуда сразу открывался путь на Москву и появилась возможность войти в тыл Можайской группировке русских.

                        После прорыва нашей обороны у Боровска, немцы по безлесной равнине, вдоль железно - дорожной магистрали танковыми колоннами двинулись к Наро - Фоминску.  На этом направлении достаточного количества наших войск не было, чтобы задержать немцев. Ставка Главнокомандования Советских войск срочно решила перебросить 110 стрелковую дивизию из района озера Селигер на этот важнейший участок фронта. Эшелоны с прибывающими подразделениями, начиная с 16 октября, сразу же вступали в бой. Первые разгружались на станции  Балабаново, другие на станциях севернее. Полк отца последним из полков дивизии сдал позиции у озера Селигер и прибыл в район высадки 18 октября. Федор Никанорович Воронин, рядовой 1287 стрелкового полка 110 стрелковой дивизии 1 роты 1 батальона вместе со своим подразделением после разгрузки совершил пеший переход (15-20 км) до деревни Мишуково и занял оборону на самом правом фланге наших войск.

                        Правее деревни Мишукова был большой лесной массив. Дивизия перекрыла все танкоопасные направления от железной дороги и реки Нара до лесного массива.

                        Силы были неравные. Со стороны немцев наступала полнокровная 258 пехотная дивизия, усиленная 60 танками. Кроме того немцы усиленно использовали авиацию, наша ополченская дивизия имела устаревшее вооружение, слабую противотанковую артиллерию, а танков и вовсе не имелось. Кроме того тылы дивизии еще не прибыли.

                        Бой длился трое суток и закончился 20 октября, когда немцы подтянули  резервы и свежие танковые части. Обычно немцы начинали наступление с флангов. Так и тогда, они нанесли основной удар на наш правый фланг, где занимал оборону 1281 полк, наиболее отдаленный от командных и тыловых связей. Там разгорелся наиболее ожесточенный бой с максимальными нашими потерями. Устоять плохо вооруженным бойцам на неукрепленном рубеже против танков было невозможно. Немцы прорвали оборону и смяли дивизию, остатки её отошли за реку Нара (река уже была скована льдом) и к Наро-Фоминску.

                        В этот решающий для Москвы период обороны на Наро-Фоминском направлении, главным фактором оказалось время(счет шел не только на сутки, а даже на часы). Дивизия  выполнила свою задачу и на трое суток задержала немецкое наступление. За это время время свежие части (сибирская 222 дивизия и другие подразделения) заняли подготовленные оборонительные рубежи вдоль реки Нары и около Наро-Фоминска. Наро-Фоминск немцы так и не взяли, линия фронта впоследствии в течение 1,5 месяцев проходила по центру города, а за Можайскую линию обороны, вдоль реки Нары, немцы не продвинулись. Можно считать, что на этом рубеже закончилось их наступление, натолкнувшись на мужество москвичей-ополченцев.

                        В 110 дивизии из 7500 человек в живых осталось только 1500, которые сумели выйти по льду через реку Нара. Родственникам оставленных на поле боя солдат и офицеров в декабре прислали похоронки с короткой надписью "Без вести пропал". В декабре мы тоже получили такую похоронку, но тогда мы уже знали, что отец погиб. Дело в том, что один из 6 сотрудников, вступивших в ополчение, из конторы Главнефтесбыта, был ранен в этом бою и его успели эвакуировать до финальной фазы боя. Вот он то после госпиталя пришел на работу и все рассказал об этом бое и подтвердил, что остальные ополченцы погибли в этом бою. Нам стали платить пенсию, несмотря на извещение "без вести пропал", а Главнефтесбыт еще целый год платил нам папину зарплату.

                        Немцы своих погибших собрали и аккуратно захоронили по своим стандартам, а наших никто не убирал, даже после изгнания немцев в результате декабрьского наступления 1941 года. В маре-апреле 1942 наших все-таки нашли и захоронили в братских могилах. В конце апреля 1942 года мы получили извещение-похоронку с сообщением о героической смерти рядового Воронина Федора Никифоровича. Вместе с извещением мы получили бумажку из медальона смерти. На бумажке не все слова были разборчиво видны. Хорошо был виден адрес, а хуже всего было видно отчество «Никанорович», которое при желании можно было прочитать как и «Никифорович». Отчество оказалось наиболее поврежденным от сырости и поэтому военному военнослужащему, оформлявшему извещение, показалось "Никифорович" вместо "Никанорович". Так эти документы и ушли и с тех пор Воронин Федор Никанорович числится как без вести пропавший.

                        В деревне Мишуково существовала братская могила с останками 450 бойцов-москвичей до тех пор, пока существовала эта деревня, потом деревню ликвидировали, и она исчезла с географических карт и памяти. Братскую могилу перенесли в мемориал в деревне Рождество Наро-Фоминского района Московской области. В мемориале похоронены 128 бойцов, погибших в боях в октябре 1941 года. Мемориал хорошо оформлен, и фамилии всех 128 героев нанесены на каменные плиты. Прах упомянутых 450 бойцов, перенесенный из деревни Мишуково, захоронен позади мемориала в могиле размером 10х10 м. На могиле установлен крест, фамилии 450 бойцов не указаны. О месте захоронения отца в этом мемориале мы узнали только в прошлом году через интернет на сайте Мемориала.

 

                                                                                   Воронин Валентин Федорович

                                  

Регион Москва
Воинское звание солдат ополченец
Населенный пункт: Москва
Воинская специальность стрелок
Место рождения Москва
Годы службы 1941
Дата рождения 1908
Дата смерти 20.11.1941

Боевой путь

Место призыва Москва
Дата призыва 07.1941
Боевое подразделение 4 дивизия народного ополчения 1-ая рота 1-го батальона 1- го полка. В дальнейшем 110 стрелковая дивизия
Завершение боевого пути 20 ноября 1941 год
Принимал участие битва за стратегически важный узел - город Наро-Фоминск
Плен нет
Госпитали нет

Справка

Воронин Федор Никанорович

                                              Родился в 1908 г. в Москве

            До 1935 г. работал директором московской пуговичной фабрики, а с 1936 г. по 1941 г.- начальником инспекции по учету нефтепродуктов Главнефтесбыта. Член КПСС.

В первые дни войны вступил в московское ополчение и был рекомендован на это вступление партийным собранием Главнефтесбыта вместе с пятью другими сотрудниками. Был зачислен в 4-ую дивизию народного ополчения Куйбышевского района в 1-ую роту 1-ого батальона 1-ого полка. В дальнейшем, 4-ая дивизия народного ополчения переименовывается в 110-ую стрелковую дивизию. Федора Никаноровича зачислили в 1-ую роту 1-ого батальона 1287 стрелкового полка.

            Официально считается, что отец пропал без вести 20.10.1941 у деревни Мишукова Боровского района Калужской области, а на самом деле согласно извещению геройски погиб 20.10.1941 у деревни Мишуково.(В настоящее время это Наро - Фоминский район Московской области).

            Его отец - Воронин Никанор Андреевич по профессии столяр-краснодеревщик.

           Его мать - Воронина Ксения Григорьевна  - работница на ткацкой фабрике.

Жена - Воронина Тамара Павловна, 1918 года рождения.

Дети - сын Воронин Валентин Федорович 1936 года рождения и дочь - Воронина Татьяна Федоровна 1938 года рождения.

МОЙ ОТЕЦ

            Ноябрь 1941года, радовались, мама и бабушка читали письмо от папы. Письмо - треугольник на листе из ученической тетради написанное карандашом. Мне было 6 с половиной лет, но я отчетливо запомнил этот момент и содержание этого письма.

            В письме отец, пишет, что проезжает через Москву, но зайти повидаться не имеет возможности. Маме сообщает, что если будет совсем плохо, то что бы она обратилась к его другу - директору нефтебазы города Коломны.(Помню, что его отчество было Ермилович). Мне хорошо запомнилась фраза в конце письма "А главное, Тамара, береги детей"

            Никто не знал, что в это время отец был убит и лежал в поле в сугробе у деревни Мишуково, около Наро - Фоминска среди 450 таких же московских ополченцев из 1287-го стрелкового полка 110-ой стрелковой дивизии, произошло это 20 октября 1941 года.

            Немцы стремились захватить стратегически важный узел-город Наро-Фоминск, откуда сразу открывался путь на Москву и появилась возможность войти в тыл Можайской группировке русских.

                        После прорыва нашей обороны у Боровска, немцы по безлесной равнине, вдоль железно - дорожной магистрали танковыми колоннами двинулись к Наро - Фоминску.  На этом направлении достаточного количества наших войск не было, чтобы задержать немцев. Ставка Главнокомандования Советских войск срочно решила перебросить 110 стрелковую дивизию из района озера Селигер на этот важнейший участок фронта. Эшелоны с прибывающими подразделениями, начиная с 16 октября, сразу же вступали в бой. Первые разгружались на станции  Балабаново, другие на станциях севернее. Полк отца последним из полков дивизии сдал позиции у озера Селигер и прибыл в район высадки 18 октября. Федор Никанорович Воронин, рядовой 1287 стрелкового полка 110 стрелковой дивизии 1 роты 1 батальона вместе со своим подразделением после разгрузки совершил пеший переход (15-20 км) до деревни Мишуково и занял оборону на самом правом фланге наших войск.

                        Правее деревни Мишукова был большой лесной массив. Дивизия перекрыла все танкоопасные направления от железной дороги и реки Нара до лесного массива.

                        Силы были неравные. Со стороны немцев наступала полнокровная 258 пехотная дивизия, усиленная 60 танками. Кроме того немцы усиленно использовали авиацию, наша ополченская дивизия имела устаревшее вооружение, слабую противотанковую артиллерию, а танков и вовсе не имелось. Кроме того тылы дивизии еще не прибыли.

                        Бой длился трое суток и закончился 20 октября, когда немцы подтянули  резервы и свежие танковые части. Обычно немцы начинали наступление с флангов. Так и тогда, они нанесли основной удар на наш правый фланг, где занимал оборону 1281 полк, наиболее отдаленный от командных и тыловых связей. Там разгорелся наиболее ожесточенный бой с максимальными нашими потерями. Устоять плохо вооруженным бойцам на неукрепленном рубеже против танков было невозможно. Немцы прорвали оборону и смяли дивизию, остатки её отошли за реку Нара (река уже была скована льдом) и к Наро-Фоминску.

                        В этот решающий для Москвы период обороны на Наро-Фоминском направлении, главным фактором оказалось время(счет шел не только на сутки, а даже на часы). Дивизия  выполнила свою задачу и на трое суток задержала немецкое наступление. За это время время свежие части (сибирская 222 дивизия и другие подразделения) заняли подготовленные оборонительные рубежи вдоль реки Нары и около Наро-Фоминска. Наро-Фоминск немцы так и не взяли, линия фронта впоследствии в течение 1,5 месяцев проходила по центру города, а за Можайскую линию обороны, вдоль реки Нары, немцы не продвинулись. Можно считать, что на этом рубеже закончилось их наступление, натолкнувшись на мужество москвичей-ополченцев.

                        В 110 дивизии из 7500 человек в живых осталось только 1500, которые сумели выйти по льду через реку Нара. Родственникам оставленных на поле боя солдат и офицеров в декабре прислали похоронки с короткой надписью "Без вести пропал". В декабре мы тоже получили такую похоронку, но тогда мы уже знали, что отец погиб. Дело в том, что один из 6 сотрудников, вступивших в ополчение, из конторы Главнефтесбыта, был ранен в этом бою и его успели эвакуировать до финальной фазы боя. Вот он то после госпиталя пришел на работу и все рассказал об этом бое и подтвердил, что остальные ополченцы погибли в этом бою. Нам стали платить пенсию, несмотря на извещение "без вести пропал", а Главнефтесбыт еще целый год платил нам папину зарплату.

                        Немцы своих погибших собрали и аккуратно захоронили по своим стандартам, а наших никто не убирал, даже после изгнания немцев в результате декабрьского наступления 1941 года. В маре-апреле 1942 наших все-таки нашли и захоронили в братских могилах. В конце апреля 1942 года мы получили извещение-похоронку с сообщением о героической смерти рядового Воронина Федора Никифоровича. Вместе с извещением мы получили бумажку из медальона смерти. На бумажке не все слова были разборчиво видны. Хорошо был виден адрес, а хуже всего было видно отчество «Никанорович», которое при желании можно было прочитать как и «Никифорович». Отчество оказалось наиболее поврежденным от сырости и поэтому военному военнослужащему, оформлявшему извещение, показалось "Никифорович" вместо "Никанорович". Так эти документы и ушли и с тех пор Воронин Федор Никанорович числится как без вести пропавший.

                        В деревне Мишуково существовала братская могила с останками 450 бойцов-москвичей до тех пор, пока существовала эта деревня, потом деревню ликвидировали, и она исчезла с географических карт и памяти. Братскую могилу перенесли в мемориал в деревне Рождество Наро-Фоминского района Московской области. В мемориале похоронены 128 бойцов, погибших в боях в октябре 1941 года. Мемориал хорошо оформлен, и фамилии всех 128 героев нанесены на каменные плиты. Прах упомянутых 450 бойцов, перенесенный из деревни Мишуково, захоронен позади мемориала в могиле размером 10х10 м. На могиле установлен крест, фамилии 450 бойцов не указаны. О месте захоронения отца в этом мемориале мы узнали только в прошлом году через интернет на сайте Мемориала.

 

                                                                                   Воронин Валентин Федорович

                                  

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы:
Контактная информация:
Телефон: 89104121324