НОВОСТИ ДВИЖЕНИЯ

Шталаг 326 (VI -K) Зенне

Шталаг 326 (VI -K) Зенне

       Это материал на сайт Бессмертного Полка moypolk.ru прислали нам из Германии, из Документационного центра Шталага 326 ( VI -К) Зенне (Dokumentationsstätte Stalag 326 (VI K) Senne http://www.stalag326.de ) В нем затрагивается очень важная и в тоже время, еще мало исследованная тема: тема советских военнопленных. Штатлага 326 лишь один из лагерей системы. Но на примере этого лагеря видно, как работала вся система.  

Лаура Мария Нивёнер

       6 мая 2015 года Бундеспрезидент (Bundespräsident) Йоахим Гаук, посетил мемориальном кладбище советских жертв войны в Шлосс-Хольте Штукенброк. Во время посещения он сказал: «Мы стоим здесь, вспоминая это варварское беззаконие, нарушение всех правил цивилизации. Мы вспоминаем об этом во имя гуманности, во имя равенства и достоинства , присущих без различия всем тем, кто носит человеческий облик. Во имя прав человека, , которыми мы руководствуемся и за действие которых мы выступаем».

      Впервые на этом месте вспомнили не только об окончании войны, об ее ужасах, но и о советских военнопленных. Это вторая по величине группа жертв той войны. Не редко эти жертвы оказываются забытыми. Известно, что в общей сложности 5,3 миллиона советских солдат были взяты в плен и доставлены на территорию третьего рейха. Больше половины из них не вернулось домой. Но что же скрывается за этими цифрами? За ней стоят бесчисленные судьбы, личности, разобщенные семьи, порушенные жизни.

       

     В последнее время было проделано много работы по восстановлению историй советских военнопленных. Неслучайно Бундеспрезидент приехал в округ Гютерсло, на место бывшего лагеря военнопленных Шталаг 326 (VI-К) Зенне и здесь сказал о том, что до сегодняшнего дня недостаточно полно освещаются последствия военного плена времён третьего рейха.

     Уже в начале 1941 года, еще до начала войны с Советским Союзом, в третьем рейхе приступили к планированию лагерей для военнопленных. Так было и здесь — в Зенне общины Штукенброк. В 1941 году огородили территорию для пленных советских солдат: рядового и младшего офицерского состава. Название «шталаг» - аббревиатура словосочетания «стационарный лагерь» (Stammmanschaftslager). Трёхзначная нумерация -326 указывает на лагерь, а римская цифра VI и буква « К» - на то, что этот лагерь относился к округу Мюнстер. В отличие от концентрационных лагерей, лагеря для военнопленных подчинялись не Отрядам Охраны (СС), а вермахту.

    Стационарный лагерь должен был находится в отдаленной местности. Решено было построить его рядом с учебным военным полигоном Зенне, на небольшом удаление от шоссе 68 и железнодорожной ветке, соединявшей Билефельд и Падерборн. Благодаря такому положению Шталаг 326 был не только стационарным, но и приемным, и сортировочным — так называемым «дулагом», то есть проходным. Руководство Шталага 326 координировало в Восточной Вестфалии-Липпе все вопросы по распределению военнопленных на работы, а также отвечало за транспортировку в другие лагеря. Около 25% задействованных в третьем рейхе советских военнопленных прошло через Шталаг 326.

     Уже через 2 недели с начала воины против Советского Союза — 10 июля 1941 года на станцию Хёвельхоф были доставлены первые советские военнопленные. После многодневного пути в товарных вагонах, частично открытого типа( т. е. без крыши). Катастрофическая нехватка питания и воды, антисанитария вели к тому, что уже при транспортировке умирало большое количество советских солдат. Политрук Иван Фомич рассказывал, что во время многодневного пути от обезвоживания у пленных трескались губы, многие из них теряли сознание в тесноте товарных вагонов. До прибытия в Германию умерло много его товарищей. Уборка из вагонов трупов, немецкими солдатами, производилась крайне жестоко.

     По прибытию в лагерь военнопленные проходили регистрацию. Выдавались опознавательный жетон с выбитым на нем личным номером; заполнялась двусторонняя персональная карточка. На одной стороне указывались имя, фамилия, дата рождения, семейное положение, иногда профессия; брали отпечаток пальца; в отдельных редких случаях делалась фотография; указывались совершенные в плену проступки, а также ставился штамп о том, что пленный ознакомлен с правилами поведения. Вопрос: насколько люди в действительности были осведомлены об этих правилах и все ли их понимали - остаётся открытым. На другой стороне карты, содержались сводки о хозяйственной деятельности военнопленного, то есть где, когда и к какой работе он привлекался.

     С точки зрения национал-социалистов, на советских военнопленные не распространялись нормы Женевкой конвенции. Заключенные Шталага 326 ( VI -К) Зенне по началу не имели даже крыши над головой. Многие,пытаясь укрыться, зарывались в землю. Нередко, после дождей они заживо хоронили себя в этих так называемых «земляных ямах». Люди голодали. Летом, чтобы выжить, приходилось есть даже листву и кору деревьев.

     Но война против Советского Союза длилась дольше чем предполагалось. В результате основополагающим принципом стало «уничтожение военнопленных через труд».

     Работы подразделялись на три категории: «лёгкая» - например, в сельском хозяйстве, «средняя» - на местных предприятиях, и «тяжелая» - дорожное строительство, угольные разработки Рура, каменоломни. Были сооружены бараки, «на бумаге» заключенные были обеспечены питанием. В реальности продуктов питания было недостаточно и они были низкого качества.

     Шталаг 326 занимался поставкой рабочей силы. Заключенные по 2-3 человека работали на местных предприятия: небольших мануфактурах, в крестьянских хозяйствах. Поступали заявки на военнопленных и с крупных предприятий. Например, с конца 1941 года в аэропорту города Гютерсло большое количество советских военнопленных Шталага 326 работали на постройке 5-ти километровой взлётно-посадочной полосы. Жили по месту работы. Поэтому заключенные умирали не только в лагере, но и в таких вот рабочих командах. В одной только команде аэропорта Гютерсло умерло 17 советских военнопленных.

     Совершенно новый взгляд на плен представляет тот факт, что в Шталаге 326 находились дети и подростки. Многим из них не исполнилось и 17 лет. В ходе боевых действий на Восточном фронте эти дети были захвачены и доставлены на территорию третьего рейха. Весной 1944 прибыл целый состав с детьми от 10 до 15 лет.

В результате голод и антисанитария приводили к вспышкам сыпного тифа. Число заболевших росло и лагерное руководство вынуждено было открыть дополнительный эпидемиологический госпиталь в Штаумюле. Он находился в нескольких километрах от Штукенброк-Зенне.

     Сыпной тиф переносится вшами и хотя санобработку в лагере проходили все вновь прибывшие, эффект от таких процедур оставлял желать лучшего. Вместо общей дезинсекции по баракам обрабатывались только прибывающие. Охраной они распределялись по все тем же, завшивленным баракам. В результате неудовлетворительного гигиенического состояния, предотвратить болезни было невозможно. Причинами смерти были постоянное недоедание, последствия от наказаний и штрафов, либо откровенное издевательство.

     В километре от лагеря было отведено место для массового захоронения. Сегодня тут находятся 36 рядов братских могил, каждый - 2,20 метра шириной и 1,16 метра длиной. На данный момент не представляется возможным выяснить конкретную цифру захороненных здесь. Однако с определенной долей уверенностью можно говорить о 15000 (количество останков идентифицированных к маю 2015 года) — 65000 жертв Шталага 326.

     2 апреля 1945 года военнопленные Шталага 326 были освобожден американскими танковыми частями. Из тех, кто находился в более менее удовлетворительном физическом состоянии, была сформирована рабочая группа. Собственными силами бывшие военнопленные обустроили место массового захоронения и сделали его достойным воинским кладбищем.  

     Парада по случаю открытия кладбища. Из архива Хоперского Виктора Федоровича 

     Памятник сегодня

      22 июня 1997 года был открыт Документационный центр Шталага 326 ( VI -К) Зенне. Он расположен в здании бывшего карцера. В принадлежащих центру помещениях бывшей санобработки (бани-вошебойки) регулярно проводятся лекции, доклады, семинары и встречи. Мемориальное кладбище советских военнопленных расположено в непосредственной близости. Здесь сотрудники центра ведут образовательно-экскурсионную работу.

     На сегодняшний день документационный центр располагает большим архивом, позволяющим вести исторические исследования по бывшему лагерю военнопленных. Основное внимание уделяется специфичным , особым, вопросам и документам военного периода, затрагивающим тему плена. Центр помогает родственникам найти могилы солдат погибших в плену и похороненных на кладбище в Штукенброке. Здесь же проходят международные научно-исследовательские работы, цель которых - полная (по возможности) идентификация всех погибших в лагере. В настоящее время ведётся планирование и разработка новой постоянной экспозиции музея Шталага 326 ( VI -К) Зенне.

     6 мая 2015 Бундеспрезидентом была открыта первая стела с именами покоящихся на кладбище. В обозримом будущем планируется открыть еще несколько стел. Память о советских военнопленных здесь, в Восточной Вестфалии, как и в других местах должна оградить нас от ошибок в настоящем и будущем. Йоахим Гаук сформулировал это так. «Это одно из таких мест, где мы болезненно и напряженно ощущаем, что забота о погибших является долгом для живых. Так давайте в этот день, через 70 лет после окончания войны, выразим нашу приверженность этому принципу. Пообещаем друг другу, что сделать всё от нас зависящее, чтобы обеспечить и защитить достойную человека, мирную жизнь» .

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ГИПЕРССЫЛКА НА САЙТ MOYPOLK.RU ОБЯЗАТЕЛЬНА

НОВОСТИ ДВИЖЕНИЯ