Соболев Геннадий Алексеевич
Соболев
Геннадий
Алексеевич
лейтенант / артиллерист
25.01.1922 - 28.01.2004

История солдата

 Источником информации послужил альбом «Летопись ВО войны», который хранится в школе. В нём  содержатся материалы, записанные со слов Геннадия Алексеевича.

«Я родился 26 января 1921 года в деревне Шеинская Красноборского района Архангельской области. По национальности русский. Родился в семье государственного служащего. Отец – Соболев Алексей Павлович. Мать – Соболева Агрипина Прокопьевна. Отец работал лесничим по Красноборскому району. В семье было пятеро детей. Я самый младший ребенок. Старший брат - Соболев Александр Алексеевич в ВО войну пропал без вести. Моя семья была очень дружная, дети помогали родителям по хозяйству. Отдыхали тоже все вместе. В деревне Шеинская закончил восемь классов, в 1938 году - Ивановские областные двухгодичные курсы техников инвентаризаторов. В 1940 начал работать в сбербанке села Красноборска. Женился на Башариной Марии Васильевне, которая работала в детском саду заведующей. После свадьбы уехали в г. Южи Ивановской области, где стал работать в чертёжном бюро.

22 июня 1941года в 12 часов дня по Всесоюзному радио выступил председатель Совнаркома Вячеслав Михайлович Молотов. Он объявил, что на Советский Союз напала гитлеровская Германия, что весь народ обязан стойко защищать родную Отчизну. В первые дни войны я был призван в ряды Советской армии. Военную присягу принял 15 июля 1941 года. После короткого обучения военному делу нас, комсомольцев,  направили на фронт в районе Витебска. Участвовал в защите Витебска, Смоленска. В июле 1941 года принимал участие в боях за Смоленск, где приходилось форсировать несколько раз Днепр, так как Смоленск переходил из рук в руки. Участвовал во взятии города Ельни Смоленской области. Немцы, имея превосходство в военной технике: танках, артиллерии, самолётах, - вынуждали наши войска отступать в сторону Москвы. На Истринском направлении наша часть заняла оборону на расстоянии 60 км. западнее Москвы. Немцы рвались к столице. Солдаты, мои товарищи, стойко держали оборону. Вооружённые автоматами, гранатами и бутылками с зажигательной смесью не пропустили  ни одного фашистского танка, ни одного немца.  6 декабря был ранен и отправлен в госпиталь в Красноярске. После выздоровления был направлен в артиллерийское училище, а оттуда под Сталинград в 810 армейский полк.

Немец местами доходил до Волги. Нам приходилось получать боеприпасы и подкрепления, которые переправлялись через реку с помощью Волжской флотилии.  Приходилось вести бой артиллерией прямо с катеров, чтобы завоевать себе плацдарм для высадки десанта.

После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом наша часть в 1942 году была переброшена на северное течение Дона. Получив подкрепление, форсировали Дон и 15 февраля 1943 года перешли в наступление. Взяли Харьков, подошли к Полтаве. 8 марта 1943 года немец сосредоточил крупные силы и перешёл в наступление, оттеснив наши войска к северному Дону. Фашисты на участке – Курск, Орёл, Белгород – готовили наступление для взятия Москвы с юга. Наши войска тоже готовились к тяжёлым боям. Много работали на строительстве линии обороны. 4 июля 1943 года немецкие войска пошли в наступление. И вот завязался бой. Был жаркий солнечный день, но ничего не видно от разрывов бомб и снарядов. В небе кружили сотни самолётов с той и с другой стороны. Наше подразделение держало оборону в районе Белгорода. [1]

Шли жестокие бои, танки противника горели подобно гигантским кострам, гадя смрадным дымом, а самолёты, падая, горели, как свечки. Вскоре наши войска перешли в контрнаступление. Шли вперёд, занимали немецкие коммуникации. Постройки у фашистов были прочные, построенные местными жителями. 6 июля 1943 года был второй раз ранен и отправлен в госпиталь в Уфу. После лечения я занял должность начальника штаба 810 артиллерийского полка 270 стрелковой дивизии.

В 1944 году получил многочисленные ранения -  в шею, локоть, ногу  - и был снова  направлен  в военный госпиталь города Уфы, где и проходил лечение. Жена в это время, Мария Васильевна, проживала в п. Приводино Котласского района. Получив письмо от меня, решила ехать в Уфу, чтобы забрать  домой. В администрации взяла справку о том, что в п. Приводино есть военный госпиталь (схитрила). Привезла со всеми выписками для дальнейшего лечения в Приводино. После лечения дали инвалидность, но не захотел ходить на комиссию и инвалидность автоматически  сняли. Да и пенсию по инвалидности давали 14 рублей. Стал в 1944 работать военруком и преподавателем черчения в Приводинской школе.

В семье моей жены все вернулись с фронта. Анна Ивановна Башарина, мать моей жены, ходила по деревне с опущенной головой, потому что  было неудобно перед людьми, что ей так повезло. В деревне нет дома, где бы не было похоронок.

В 1945 году родилась дочь. Жена работала заведующей столовой. В 1949 году переезжаем  с семьёй в г. Котлас и работаю  директором льнокомбината. Будучи на фронте, вступил в партию. В 1952 году по партийной линии меня направили председателем колхоза в д. Антоново. Затем по партийной линии послали заместителем начальника ОРСа в п. Харитоново. Позже переехал в Литвиново. В 1967 окончил Обозерскую  школу и стал работать начальником лесопункта. Снова вернулся в Харитоново и работал заместителем директора леспромхоза. Неоднократно выбирался депутатом п. Харитоново. Назначили председателем поселкового совета, где и проработал до 1982 года.

Нам, ветеранам войны, хочется, чтобы молодое поколение сумело защитить мир, чтобы не допустить жертв, которые принесла Великая Отечественная война».

Регион Архангельская область
Воинское звание лейтенант
Населенный пункт: Котлас
Воинская специальность артиллерист
Место рождения Архангельская область, д Шеинская, Красноборского района
Годы службы 1941-1943
Дата рождения 25.01.1922
Дата смерти 28.01.2004

Боевой путь

«Прохождение службы в Вооружённых силах Союза ССР с 30.06.1941 по 28.03.1944 года.  С 6.1941 по 9.1941. служит на Западном фронте – командир стрелкового взвода. С  9.1941 по 3.1942 назначен командиром химического взвода. С 3.1942  по 8. 1942  получал военное образование. Окончил первое Киевское Краснознамённое артиллерийское училище по профилю артиллериста.  Воронежский фронт с 9.1942 по 7.1943 в должности начальника штаба дивизиона. Военное звание – лейтенант присвоено приказом 69 Армии 3 апреля 1943 года».

Воспоминания

Дочь Неманова (Соболева) Елена Геннадьевна

Интересные случаи из военной жизни отца поведала нам дочь Елена Геннадьевна: «На фронт призвался совсем молодым. Проходил курс молодого бойца в городе Южи Ивановской области. Трудно давалась строевая подготовка. Летнее время, жара. Ходить разрешалось только в кирзовых сапогах, портянки правильно наматывать не умели. Все ноги были стёрты в кровь. В увольнение не отпускали. Жёсткая дисциплина. Разрешали их навещать только самым близким людям. Жена приносила отцу новые портянки.
Самым страшным для отца на войне был выход в штыковую атаку. В отряде он моложе всех, бойцы его жалеют. Но во время атаки надо быть первым, и он идёт, идёт и не оглядывается. Если хочешь остаться в живых, нельзя останавливаться, потому что сзади идут свои же бойцы со штыками. Проткнуть человека штыком очень страшно, но отец знает, что это враг, врагу нет пощады. Бойцы уважали своего молодого командира за храбрость, берегли его: во время обстрелов прижимались к земле, старшие наваливались на молодых, чтобы спасти им жизнь. После ожесточённых боёв войска отправляли в тыл на отдых, а на их место посылали совсем ещё необученных юнцов. Времени на хорошую подготовку солдат практически не было, поэтому новичков погибало много. Приказы не обсуждались, своего «я» не было, всё подчинено приказу.
Часто ходил в разведку. Чтобы тебя не заметили, долгое время нужно было сидеть в холодной воде Днепра. Вода холодная, а они сидят. Окунувшись с головой, они дышали через камышовую трубку. Кто говорит, что на войне не страшно? Нет, страшно! Но солдаты знали, что защищают родную землю. Отец вспоминал, как ходили за языком, как приходилось в укрытии ждать целыми сутками, практически без движения, удобного случая, чтобы взять языка.
Во время затишья командный состав отправились в ближайшую деревню, отец уже не помнил название деревни, за провизией и на отдых. Событие происходило зимой. До деревни добирались на подводах, их было две. Когда возвращались обратно, то одна из подвод решила срезать путь, отец отговаривал не делать этого, но его никто не послушал. Как только подвода въехала в берёзовую рощу, раздались выстрелы немецких автоматов. Все солдаты погибли. Мой отец был на другой подводе и чудом остался жив.
Во время долгих боёв не было передышек. Солдат кормили в ночное время. У каждого бойца была своя ложка, хранили их в голенище сапога. Чтобы получить похлёбку, солдаты стояли в очередь. В это время совсем рядом разорвался снаряд, и осколок попал отцу прямо в ложку, которую он не успел ещё достать. С тех пор ложка для отца была талисманом, он с ней никогда не расставался.
Отец вспоминает, когда их взвод остановился под Смоленском, бараков для ночлега не было, приходилось ночевать под открытым небом. Местное население жалело бойцов. Женщины предоставляли ночлег в своих домах, банях. А солдаты делились питанием и одеждой с людьми. Отец не мог вспоминать без слёз, когда к бойцам выходили пожилые женщины и со слезами на глазах просили: «Отомстите немцам за все их зверства, за пролитую кровь наших детей».

Внучка Неманова Наталья Валентиновна

« Дедушка очень жалел молодых санитарок и медицинских работников. После боя им приходилось работать в ночное время. Они собирали раненых солдат, тащили их в санитарные пункты, оказывали медицинскую помощь. Легче было, когда наши войска наступали, так как медработники от немцев были защищены. Но если войска отступали, и раненые оставались на территории, занятой немцами, то ночами не спал никто. Дедушка вместе с бойцами делал вылазки и вытаскивал раненых с поля боя, доставлял в блиндажи , где им оказывалась квалифицированная помощь. Раненых сортировали и проводили эвакуацию по госпиталям.
В июне 1943 года дедушка был ранен и отправлен в госпиталь города Уфы. Он вспоминает, что там была строгая дисциплина. Раненые в палате размещались разной тяжести, чтобы оказывать помощь друг другу. Младший персонал – молоденькие девочки. Носилки, с раненными бойцами, несли вчетвером. Недалеко от госпиталя был клуб, где иногда проходили танцы. Бойцы, которые могли ходить и те, которые были на костылях, бегали тайком. Санитарки догадывались, но не рассказывали главврачу, жалели.
Из госпиталя писали письма домой, с нетерпением ждали ответа. В письмах родным солдаты не писали о тяготах военной жизни, каждое письмо проходило цензуру. Разглашать военные сведения нельзя: « У меня всё хорошо. Жив. Здоров». Письма из дома читали всей палатой. Дедушка вспоминает, что много писем было об измене. Молодые девушки писали, что калеками не примут мужчин обратно. Эти вести были самыми страшными для солдат.
Когда бабушка побилась того, чтобы дедушку перевели в госпиталь в Приводино, за ним приехала сама. На вокзале города Уфы в поезде были только вагоны для раненых, её не пускали. Она пришла к начальнику станции и стала настойчиво просить, чтобы ей разрешили сопровождать раненого мужа. Начальник выехал из-за стола на инвалидной коляске, пожал бабушке руку, сказал ей большое спасибо за такую заботу о раненом муже и выписал разрешение.
О предательстве дедушка никогда не рассказывал. Плохое не хотел вспоминать.
« Выстоять и победить!» - эта лаконичная заповедь прочно, как нерушимая клятва, вошла в сознание солдат».

Награды

Письма