История лётчика Гришина

Информация об эпизоде

В эфире 14 эпизод подкаста «Письма войны. Хранить вечно», в котором прозвучат строки из писем от боевого товарища семье лейтенанта Ивана Гришина, погибшего в 1944 году.

Текстовая расшифровка

10 сентября 1944 года. Здравствуйте дорогая мамаша Дарья Дмитриевна «Так сказал мне ваш сын Иван Дмитриевич, что вас так зовут». Шлю я вам свой боевой чистосердечный привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни.  Пишет вам друг вашего сына Володя. Дорогие родители Ивана Дмитриевича. Я хочу вам рассказать о моей жизни, которую я провел с Иваном Дмитриевичем. С Ваней я встретился в 40 году в августе месяце и с ним провел все школьные годы. На фронт мы с ним попали 4 января 1944 года. Здесь в этом нашем полку он себя проявил как исключительно хороший летчик. Летал он лучше всех нас, ему присвоили звание лейтенанта, после чего он с месяц проболел, потом выздоровел и стал снова летать. Мы были в Бессарабии, откуда летали в Румынию. Потом пришло время пролетать в Румынию. Собрались, сели в самолет, с ним сел еще один техник и мы стали взлетать. Он взлетал третьим, я летел за ним. На первом развороте он резко положил машину на спину без скорости и пошел к земле. Правда он ее вырвал перед землей, но высоты не было. Самолет ударился о землю, их выбросило, самолет загорелся. Ваня немного обгорел и разбил себе голову. Подбежали к нему, но… было поздно, нечаянная смерть вырвала из наших рядов такого лучшего друга как ваш сын Иван Дмитриевич. Я не помню, когда слезы катились из моих глаз, но на этот раз они невольно бежали. Вы потеряли своего сына Ивана Дмитриевича, а я потерял моего лучшего боевого друга, с которым, когда он жив был договаривались иметь переписку в случае гибели кого-нибудь. Но ничего, вы потеряли своего сына, но знайте нас еще много и поверьте мне, мамаша, что мы отстоим нашу любимую Родину. Дорогие родители, я живу вообще в Москве (дальше неразборчиво…) когда война закончится я приеду и расскажу вам подробно о жизни и о смерти вашего сына.

Похоронили его в Бессарабии около Тарут(б)ихо, село Кульня, на площади. Похоронили его очень хорошо, могилу убрали, поставили памятник с его фотографией. Сделали так, как положено. Мы его не забывали и никогда не забудем, он в наших сердцах до самой смерти жить будет. Таких людей не забывает советский народ. Дорогая мамаша, я прошу дайте ответ мне, получите вы письмо или нет. Я постараюсь выслать вам его фото. Правда, что были фотографии у него – погорели, но я найду у ребят.

Мой адрес: Полевая почта № 53 898 Дементьеву Владимиру Дементьевичу. Пока до свидания, остаемся живы и здоровы, и вам того желаю. Если чего еще интересует, все опишу. Пишите, не беспокойтесь. Друг вашего сына Володя.

Это письмо написал Ивана Дмитриевич Гришин, который ушел добровольцем на войну. Ивана описывает бытовые нюансы, но сколько в них жизни, сколько любви к родным, к Родине. Родственники Ивана Дмитриевича, которые живут в селе Липицы Московской области, до сих пор хранят о нем светлую память. Следующее письмо адресовано Буравлевой Александре Дмитриевне

Дорогая Шура! Во-первых, примите от меня боевой привет и наилучшие пожелания вам в 1945 году. Теперь разрешите мне перейти к другому вопросу. Я с Иваном прожил вместе с 1940 года и по ту минуту, когда он погиб, и если все описывать, что я про него знаю, это сложное дело. Давайте договоримся так, при первом моем приезде в Москву я зайду к вам и все расскажу. Согласны?

Шура, мне очень трудно писать о Ване, ведь мы с ним как братья жили, мы ни с чем никогда не считались, но о смерти его еще раз напишу. На спину машину положил он сам, но скорости у него не хватило, и мотор перетянул и пошел к земле, а это дело происходило низко. Механик, который с ним сидел в горгроте тоже погиб. Гореть они не горели, но живы ни минуты после удара не были. Вот так дорогая Александра Дмитриевна. Так я потерял друга лучшего, вы брата, а мамаша сына. Ну, ничего, мы отомстим этим фашистским извергам за его смерть. Знаете, Шура, человек один раз помирает и обязательно при ошибке, а ведь каждый человек может ошибаться не в том, так в другом деле и вот мне в 22 года тоже пришлось ошибиться, но все прошло нормально. Жизнь моя сохранилась, как говорят это очень большой урок для меня. Шура, я не знаю, что еще написать тебе. Живу сейчас хорошо, правда, только скучновато. Шура, извините меня за нескромность, но я хотел бы сказать, давайте переписку продолжим, если вы будете не против, то ответ дадите положительный на это мое письмо. Я вообще жил в Люберцах, вы знаете и в Быкове я с Иваном был, поэтому, возможно, если жив буду, то буду у вас и все расскажу о вашем брате. Вот так, дорогая. Если вы хотите видеть меня на фото то, небольшое условие для вас. Сперва вы мне, а я вам вышлю обязательно. Ну, пока Шура, жду ответ. Володя. Фото Ивана постараюсь выслать.