Атаманова Мария Ивановна
Атаманова
Мария
Ивановна
труженик тыла
31.03.1907 - 7.03.1978

История солдата

Моя бабушка по отцовской линии Атаманова (Филимонова) Мария Ивановна, 1907 года рождения, уроженка села Хохлово Ардатовского района Нижегородской области (современное АТД). Родилась в крестьянской семье, где было четверо детей: Мария была вторым ребёнком.

Проводив мужа на фронт, бабушка осталась со своими детьми в родном селе Хохлово. На руках у неё в ту пору было пятеро детей: дочь Мария - 14 лет, сын Алексей - 12 лет, Иван - 10 лет, Виктор, мой отец - 8 лет, а самой младшей дочери Клавдии было 2,5 года.

Муж Марии Ивановны, мой дедушка, был призван 30 июня 1941 года Ардатовским РВК Горьковской области. Он находился чуть больше месяца в г. Арзамасе до отправления на фронт - четвёртого-пятого августа 1941 года.

Кто-то из хохловских, побывав там, рассказал бабушке, как живут призывники, и она, собрав кое-что из еды, отправилась к нему на свидание. Все ноги у Дмитрия Артемьевича были изодраны в кровь – обувка была никудышная, обмундирования и обуви у солдат не было до самого отправления на фронт. Его жена последний раз к нему ходила в Арзамас в начале августа: второго-третьего числа, а четвёртого солдаты узнали, что их отправляют на фронт. Больше Мария Ивановна своего мужа никогда не видела. Это была последняя их встреча и прощание.

Служил Атаманов Д. А. в 1003 стрелковом полку 279-й стрелковой дивизии (1-го формирования). Воинское звание - красноармеец, должность - стрелок. До недавнего времени считался пропавшим без вести в октябре 1941 года. Номер записи в ОБД «Мемориал» - ID 65882642. Источник – ЦАМО РФ, донесение № 78642-20.09.1946 года (ф. 58, оп. 18004, д. 669).

Но существовала семейная история, что Дмитрий Артемьевич погиб в плену. После войны к жене Атаманова Д. А. приходил земляк, Пётр Андреевич Жаворонков, житель села Хохлово, и сообщил о смерти её мужа. В плену Жаворонков П. А. был вместе с моим дедом, находился с ним в одном бараке. Но в каком это лагере было, никто, к сожалению, из старшего поколения не помнит. Лишь спустя 75 лет нам стало известно, что дедушка погиб в лагере военнопленных, Шталаге 352. Шталаг 352 находился у деревни Масюковщина под Минском (ныне территория г. Минска, Республика Беларусь). Номер записи в ОБД «Мемориал» - ID 78733051. Источник – ЦАМО РФ, донесение № 17179-06.02.1945 года (ф. 58, оп. 18003, д. 408). Фамилия дедушки в этом донесении искажена, как "Стаманов Д. А.".

Бабушка жила и трудилась в родном селе Хохлово, колхоз тогда назывался «Ударник». Ей, как и всем военным вдовам, пришлось нелегко: пахали, сеяли, убирали урожай, пасли коров, заготавливали сено, дрова. Кроме этого, бабушка в своей русской печи пекла хлеб для красноармейцев. Так жили все: с утра до ночи женщины на износ работали в колхозе, часто  до голодных обмороков - в суровых условиях военного времени. На домашнее хозяйство времени почти не оставалось. Но отчаиваться было некогда: надо было работать, чтобы выжить, надо было работать для фронта, для победы. Нелёгкими были и послевоенные годы. Она одна вырастила пятерых детей.

Зимы были суровые, а одежонка у нее и детей была никудышная, как и у многих тогда; летом босые бегали, а зимой - одни валенки на всех, да и те с латками. Отец мой часто рассказывал, как зимой дети на печи сидели, а один - на улице гулял. В первый класс младшая дочь Клавдия пошла в лаптях. Их детство закончилось в июне 1941 года, когда отец ушёл на фронт. Деревенские дети с раннего детства были приучены к тяжёлому крестьянскому труду.  Семья жила впроголодь, ранней весной наступало самое тяжёлое, голодное время: картофель и другие припасы заканчивались. Из рассказов своего отца, Виктора Дмитриевича, и своей тётушки, Кашиной Клавдии Дмитриевны, знаю, как трудно жила семья, как они, младшие, чтобы как-то выжить, весной во время вспашки колхозного поля, перед новым севом выискивали пропитание – комочки прошлогоднего полусгнившего, мороженого карто­феля. Детскими ручонками очищали картошку от холодной липкой земли, промывали её на лужайке, в талой ледяной воде, прямо в ведре. Идя домой с маленькой сестрой, Виктор, мой отец, приговаривал: «Ой! Клава! Как мама-то рада будет. Мы с тобой два ведра сегодня собрали!». Дома очищали её, а их мама, моя бабушка, ещё и ещё промывала картошку от земли в сите, в эту массу добавляла траву, толкла всё и пекла лепёшки. Ели их сразу, пока были горячие. «Ведь как только выжили, душенька! А ведь не умерли!», - рассказывает Кашина Клавдия Дмитриевна, 1938 года рождения. Есть хотелось всегда. Собранный урожай зерна отправляли на фронт: поэтому о хлебе, муке или отрубях даже не мечтали. Но они выжили. И дождались Победы!

Отец мой, Виктор, работал с 9 лет: пас свиней в колхозе и выполнял другую посильную работу, нянчился с младшей сестрой Клавой – яслей же не было в селе. Умел плести корзины, лапти. Изготавливал лыжи сам - для себя и для других ребят. Даже подробно рассказывал мне, как он это делал: как заготавливал древесину (не любую!), как держал заготовки в кипятке, чтобы загнуть носок у лыжи. Это была целая технология.

Старшие дети: Мария, Алексей, Иван работали в колхозе. Иван пас свиней, Алексей с 14-ти лет работал на тракторе. Все сельские ребята умели управляться с лошадью. Мария, старшая из детей, с юных лет работала на торфоразработках. В послевоенные годы молодых деревенских девушек государство в принудительном порядке направляло на торфяные разработки в Ситники, под г. Горький. Условия труда там были тяжёлые, трудились по колено в воде. «После войны, как только сойдёт вода, с апреля по сентябрь, Мария работала на торфоразработках. Складывали торф ёлочкой, затем грузили его в вагоны», - вспоминает Кашина (Атаманова) К. Д., а она это знает от своей сестры, Кузиной (Атамановой) Марии Дмитриевны.

Как и все женщины, бабушка, Мария Ивановна, много трудилась в колхозе. Я, сама уже совсем взрослый человек, до сих пор не понимаю, как она в те тяжёлые годы выживала с кучей ребят на руках и восхищаюсь ее мужеством.

Умерла Мария Ивановна седьмого марта 1978 года. Похоронена в родном селе Хохлово Ардатовского района Нижегородской области.

Горьковская область в годы войны

"Сельское хозяйство. Основную тяжесть сельскохозяйственных работ с 1941 года пришлось взвалить на свои плечи женщинам, подросткам и старикам, заменившим ушедших на фронт мужчин. В 1943 году количество женщин, занятых на сельхозработах, составило 82%. На полях была организована работа за себя и за товарища, ушедшего на фронт. Трудились по 16-18 часов, в том числе и ночью. За годы войны горьковские колхозы сдали государству свыше одного миллиона тонн зерновых, 50 млн. пудов картофеля, 14 млн. пудов овощей, 4 млн. пудов мяса, 14 млн. пудов молока и множество иной продукции. В 1942 г. Горьковская область первой в стране выполнила план по поставкам хлеба, за что в апреле 1943 г. ей было вручено переходящее знамя ГКО" (http://nn-kp.ru).

Наверно, нет семьи в бывшем СССР, которой бы не коснулась эта страшная война. Сколько поломанных и искалеченных судеб было в стране. Сколько вдов и сирот осталось после этой страшной войны. Хочется, чтобы все поколения помнили об этом. Сколько страха, горя хлебнули и бойцы Советской армии, и труженики тыла, женщины, дети, старики. Все вместе ковали Великую победу. Низкий поклон всем, кто выжил, кто сложил голову на поле боя или пропал без вести в Великой Отечественной войне.

Сплочённость, солидарность, безграничная любовь к Родине и вера в долгожданную Победу помогли выстоять народу в годы войны. Женщина стала своеобразным знаменем этой войны, а подвиг её - неоценим!
"... Да разве об этом расскажешь,
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!.." (М. Исаковский)

Мы, внуки и правнуки, гордимся бабушкой и благодарны ей за её труд, за вклад в Победу!

                                            

                                            

Регион Нижегородская область
Воинское звание труженик тыла
Населенный пункт: Нижний Новгород
Место рождения Нижегородская губерния, Ардатовский уезд, с. Хохлово (ныне это Нижегородская, на период войны – Горьковская область, Ардатовский район)
Дата рождения 31.03.1907
Дата смерти 7.03.1978

Воспоминания

Рассказывает Логинова Нина Ивановна, внучка Марии Ивановны. А она эту историю не один раз слышала от самой бабушки Марии и от своей мамы, Марии Дмитриевны:

"Мария Ивановна во время войны, кроме колхозной работы, ещё дома, в русской печи, пекла хлеб для красноармейцев. Хлеб женщины сдавали в сельмаг, где продавец его тщательно взвешивала и резала «на пайки» – затем раздавали по норме. Продавца звали Варфоломеева Татьяна.
В очередной раз Мария напекла хлебов с зажаристыми корками, положила его в чулан на широкую лавку, накрыв полотенцем. А сама ушла в поле. Вернувшись домой, ахнула: весь хлеб, выпеченный ею, был без корок. Младшие дети обгрызли все корочки, потому что хотели есть. Долго и горько плакала Мария. Наверно, плакала от боли и жалости к детям, плакала от страха и безысходности: ведь время было военное суровое. Не сдай она хлеб тогда, наказание было бы строгим – тюрьма! Слава Богу, продавец оказалась находчивым и добрым человеком! Она тут же успокоила Марию: «Ты не плачь, доченька! Я его на довесочки пущу».
Вот так наша бабушка избежала наказания. Вот такая цена хлеба была в те годы.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: