Беликов Андрей Васильевич
Беликов
Андрей
Васильевич
гвардии капитан / летчик – торпедоносец, заместитель командира 2 авиационной эскадрильи 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка 8-й минно-торпедной авиационной див...
11.09.1906 - 19.03.1944

История солдата

  БЕЛИКОВ Андрей Васильевич член ВКП(б) с 1931 года призван на военную службу в 1928 году. В 1933 году окончил Военно-морское авиационное училище в городе Ейске.

   С января 1934 года и до ноября 1943 года непрерывно служил в составе Военно-воздушных сил Тихоокеанского флота.

  Андрей Васильевич Беликов (отец троих детей!) много раз писал  рапорты с просьбой, отправить его на фронт, а  случилось это только в ноябре 1943 года,  когда он был переведен в распоряжение Военного  Совета Краснознаменного Балтийского  флота, а 3 декабря 1943 года после переобучения был назначен  заместителем командира 1-й авиаэскадрильи 1-го гвардейского  минно-торпедного авиационного  полка ВВС КБФ. Позже он зам. командира 2-й авиаэскадрильи 1-го ГМТАП.

   При убытии с Тихоокеанского флота на Краснознамённый Балтийский флот, гвардии капитана Беликова Андрея Васильевича за проделанную большую работу в укреплении боеготовности и воспитании личного состава в авиаполку, приказом командира 16 авиаполка ВВС ТОФ №0377 от 12 ноября 1943 года, объявлена благодарность.

   Беликов Андрей Васильевич - гвардии капитан, летчик-торпедоносец, заместитель командира второй авиационной эскадрильи 1-го гвардейского минно-торпедного полка, был активным участником Великой Отечественной войны на Балтийском театре  в период с 3.12.1943 года  по 19.03.1944 года.

   Летчиков-торпедоносцев называли «смертниками», «советскими камикадзе», которые жили не дольше трёх-четырёх боевых вылетов. Их воинская профессия считается едва ли не самой рискованной и опасной.

   С марта 1943 года в морскую авиацию по лендлизу начали поступать американские самолеты Дуглас А-20 (в России за ним прочно закрепилось данное англичанами наименование «Бостон») различных модификаций. Именно на этом самолете и выполнял боевые задания гвардии капитан Беликов Андрей Васильевич.

   Беликов Андрей  Васильевич в период с 3 декабря 1943 года по 19 марта 1944 года служил заместителем командира 2 авиационной эскадрильи в  составе 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка 8-й минно-торпедной авиационной дивизии Военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота под командованием Борзова Ивана Ивановича, который получил звание Героя Советского Союза в марте 1944 года. 

   В книге Широкорад Александра Борисовича  «Торпедоносцы в бою. Их звали «смертниками» на стр.28 представлена информация, которая описывает деятельность летчиков-торпедоносцев, в том числе описаны боевые вылеты Беликова Андрея Васильевича, совершенные 18 и 27 февраля 1944 года.

«…18 февраля самолет А-20Ж в 14 ч. 25 м примерно в 11 милях западнее о. Найссаар с дистанции 800 м атаковал транспорт противника в 3000 т, шедший курсом 190º со скоростью 4–5 узлов. В этот момент транспорт отвернул вправо, экипаж самолета следа торпеды не наблюдал…»

«…27 февраля А-20Ж в 9 ч. 10 м. в районе о. Найссаар с высоты 30 м и дистанции 400 м атаковал транспорт в 2000 т, шедший курсом 350º со скоростью 3 узла и без охранения. В момент сбрасывания торпеды транспорт увеличил ход и развернулся влево, и торпеда прошла в 10 м за его кормой…»

  Беликов Андрей Васильевич участвовал в минных постановках.

  Первыми боевыми операциями на всех морских фронтах стали постановки оборонительных минных заграждений.

   Минные постановки - вид боевых действий надводных кораблей, подводных лодок, авиации, содержанием которого является создание минных заграждений. – Такое  определение дает словарь военных терминов.

«…Постановка мин началась в ночь на 6 марта и с перерывами продолжалась до последних чисел мая.

…Уже на вторую ночь постановок с задания не вернулся «Бостон» лейтенанта Соловьёва. 19 марта то же произошло с самолётом капитана Беликова. Поскольку миноносцы вылетали с аэродрома с небольшим интервалом,  соседние экипажи наблюдали в воздухе вспышку и падение какого-то самолёта в воду близ бухты Кунда. При разборе командование пришло к выводу, что А-20 Беликова столкнулся с бомбардировщиком из состава авиации дальнего действия, соединения которой в ту ночь бомбили Таллин…» - том 1. Стр.177 «Морская торпедоносная авиация» Морозова.

   Знакомясь с архивными документами, которые были представлены детям Беликова А.В. в 1964 году Центральным военно-морским архивом и отделом кадров войсковой части №60113, можно видеть строчку: «…Сообщаем, что в журнале учета безвозвратных потерь личного состава 1 Гвардейского минно-торпедного авиационного полка за 1944 год значится: БЕЛИКОВ Андрей Васильевич гвардии капитан, заместитель командира 2 авиаэскадрильи не вернулся с боевого задания (минные постановки в районе бухты Кунда) 19 марта 1944 года….»

 19 марта 1944 года А-20 летчика Беликова пропал без вести (п/б/в) в р-не Таллина. Предположительно столкновение в воздухе с самолетом АДД (авиации дальнего действия) при выполнении боевого задания МП (минные постановки)… как позже рассказывали сослуживцы жене погибшего, кто-то слышал последнее сообщение от экипажа А-20G Беликова: «ИДЁМ НА ТАРАН!» и после этого была вспышка в небе… мы никогда не узнаем истиной причины его гибели, но то, что он погиб героически - в этом нет сомнений! Ему было всего 38 лет!

   Так 19 марта 1944 года при выполнении очередного боевого задания (минные  постановки) в районе губы Кунда в  Балтийском море  Авиационная эскадрилья в составе: гвардии капитана Беликова Андрея Васильевича (зам. Командира  2 АЭ); гвардии капитана Смирнова Дмитрия Киприяновича (адъютант 2 АЭ); гвардии сержанта  Наукина Ивана Алексеевича (воздушный стрелок-радист) -  с боевого задания не вернулась…  Так, в личном деле моего прадеда Беликова А.В. значится: «Не вернулся с боевого задания». 

   В том, что А-20G Беликова столкнулся с самолетом из состава АДД советских войск, у нас большие сомнения! При разборе командование лишь ПРЕДПОЛОЖИЛО это! Значит, не исключено столкновение с одним из самолетов противника, так как другие экипажи наблюдали в воздухе самолеты противника, летавшие с зажженными фарами, которые пытались атаковать наши самолеты! А столкнуться опытный летчик никак не мог случайно! Ночью на задания посылали самые опытные экипажи!!! Таким образом мы смело можем сделать свое предположение, что это было не что иное, как огненный таран вражеского самолета! Об этом всегда говорил младший сын Андрея Васильевича, когда рассказывал своим детям, о героическом поступке своего отца! Так передали сослуживцы жене погибшего, но разбирать подробности в то далекое время не стали… хотя в 70-е годы дети погибшего летчика писали прошение о представлении Беликова Андрея Васильевича к награде, но потом что-то помешало продолжить начатое ими… теперь уже нет в живых детей Андрея Васильевича, но продолжают помнить его боевое прошлое 20 внуков, более 30 правнуков и 4 праправнука и для всех нас важно, чтобы о нашем прадедушке помнили не только мы – близкие родственники, но и вся Россия знала о его героизме и героизме его боевых товарищей: адъютанта 2 авиаэскадрильи Гвардии капитана СМИРНОВА Дмитрия Киприяновича и воздушного стрелка-радиста Гвардии сержанта НАУКИНА Ивана Алексеевича! ЭКИПАЖ 2 АЭ 1 ГМТАП ДОСТОИН НАГРАДЫ!

   Ценой своей жизни и жизнями своих боевых товарищей и сослуживцев летчики-торпедоносцы помогли усовершенствовать воздушные атаки и добиться больших результатов в боевых действиях против фашистских захватчиков в будущем.

   В поселке Борки около Санкт-Петербурга (Ломоносовский район Ленинградской области) установлен мемориал, где среди множества имен героев ВОВ есть и фамилия Беликова А.В. И всегда около мемориала лежат живые цветы – знак благодарности за мужество и героизм, проявленные погибшими героями в годы страшной войны.

   Во время Великой Отечественной войны в Борках был аэродром.

Соответственно мемориал посвящен погибшим летчикам. Не все они похоронены именно здесь - многие погибли над Балтийским заливом.

   Мемориальная стена авиаторам ВВС Краснознамённого Балтийского флота входит в состав воинского мемориала «Борки». На стене размещены памятные плиты: «В боях за Ленинград вылетая с аэродрома «Борки» погибли над морем авиаторы ВВС КБФ 1941-1944», «Крылатых балтийцев незримый строй имена перечти скорбя, был каждый из них как ты молодой, он отдал жизнь за тебя!», «В холодном море, не в могиле, крылатые балтийцы спят, вы сердцем Родину прикрыли, вы отстояли Ленинград!»,

«Трудом и энергией балтийских лётчиков-истребителей Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации И.Г. Романенко, кавалера 4-х орденов Боевого Красного знамени полковника Ю.В. Храмова создан этот скорбный мемориал», а также плиты с именами погибших лётчиков.

 На одной из плит высечены имена экипажа 2 АЭ 1 ГМТАП ВВС КБФ:

БЕЛИКОВ Андрей Васильевич Гвардии капитан

СМИРНОВ Дмитрий Киприянович Гвардии капитан

НАУКИН Иван Алексеевич Гвардии сержант

ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ!

Вот фюзеляж… Не стало строгих линий,

Рождавший скорость, покорявший даль,

Лежит на дне летучий аллюминий…

Погнулась даже броневая сталь.

И сила взрыва кровь с водой смешала,

Но и тогда, сурова и крепка,

Обломок самолетного штурвала

Не выпустила мертвая рука…

Пусть боевая рубка сбита взрывом,

На тросах руль безжизненно висит,

«Ил» в ненависти смерти бросил вызов,

И враг на дне, повержен и разбит.

Когда-нибудь потом, чтоб все узнали,

Мы памятник воздвигнем на века:

На самолетном сломанном штурвале

Горящая, но твердая рука!

Так написал о своих погибших друзьях-штурмовиках 7-го ГШАП ВВС КБФ старший лейтенант Евстифеев К.

   Особенно интересна статистика по летчикам, принимавшим участие в торпедных и топмачтовых атаках. В годы войны летчиков минно-торпедной авиации КБФ насчитывалось 174 человека. В среднем это дает почти шесть атак на одного летчика. Из этих 174 пилотов 110 погибли, попали в плен или получили тяжелые ранения, несовместимые со службой в ВВС. 18 летчиков погибли или были тяжело ранены уже в ходе своей первой атаки. Эти цифры характеризуют службу в минно-торпедной авиации, как весьма опасную, требующую смелости и большого ратного мастерства.

   За исключительную отвагу, высокое воинское мастерство, беззаветную преданность всего личного состава Родине, Коммунистической партии, народу вошел в историю Военно-Морского Флота и Первый гвардейский Краснознаменный Клайпедский минно-торпедный авиационный полк Краснознаменного Балтийского флота. Полк достойно исполнил долг перед Отчизной. Первый гвардейский уничтожил за годы войны более двухсот транспортов и боевых кораблей противника,  подарил Родине тридцать три Героя Советского Союза.

Регион Ленинградская область
Воинское звание гвардии капитан
Населенный пункт: Ломоносов
Воинская специальность летчик – торпедоносец, заместитель командира 2 авиационной эскадрильи 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка 8-й минно-торпедной авиационной див...
Место рождения деревня Гавриловка Суземского района Орловской области
Годы службы 1934 1944
Дата рождения 11.09.1906
Дата смерти 19.03.1944

Боевой путь

Место призыва Краснознаменный Балтийский флот
Дата призыва 3.12.1943
Боевое подразделение заместителем командира 2 авиационной эскадрильи в составе 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка 8-й минно-торпедной авиационной дивизии ВВС Кра...
Завершение боевого пути Балтийское море
Принимал участие снятие блокады Ленинграда, снятие блокады Ораниенбаума (Ломоносово)
Плен -
Госпитали -

Боевая история 1 Гвардейского минно-торпедного авиационного полка (1 ГМТАП), в составе которого служил и воевал Беликов Андрей Васильевич:

 18 января 1942 года приказом НаркомаВМФ № 10 за проявленный героизм, мужество и высокое боевое мастерство преобразован в гвардейский из 1-го минно-торпедного авиационного полка ВВС Балтийского флота.

   В начале 1943 года 6 экипажей полка убыли на Северный флот для переучивания на американские самолёты А-20В, пять машин были пригнаны в полк. Самолёты были испытаны и признаны непригодными на роль торпедоносцев, и переданы в 15-й отдельный разведывательный авиаполк. Но в марте этого года полк получил более совершенные A-20G.

   По состоянию на 1 апреля 1943 года в полку имелось 10 Ил-4, 3 ДБ-3Б, 6 СБ, а также 5 A-20G.

   20 августа 1-я и 2-я АЭ полка закончили подготовку на «Бостонах» и перелетели с аэр. Богослово на аэр. Каменка на северо-западной окраине Ленинграда.

   29 сентября состоялся первый боевой вылет на самолёте A-20G.

   На 1 января 1944 г. в боевом составе полка, базирующегося на аэр. Каменка, имелось 9 Ил-4, 3 ДБ-3б и 13 A-20G (из них три самолёта были неисправны).

   «…Есть такое понятие «нелетная погода», при которой командование не отдает приказа о вылете, даже если это крайне необходимо. Так было 14 января сорок четвертого года. Ни один вражеский самолет не поднялся в воздух на обширном участке фронта на Балтике. А балтийцы летали. Шестьдесят семь самолетов бомбили и штурмовали вражеские укрепления. Действовать группами наши самолеты не могли, потому что столкновения в снежной пурге были более опасны, чем зенитный огонь. Как быть? Командование ВВС решило наносить удары одиночными самолетами, пилотируемыми опытными и наиболее подготовленными летчиками. Штурмовики по одному, но непрерывной цепью действовали над передним краем противника, поддерживая своим огнем войска 2-й ударной армии.

Предваряя их работу, летчики двух полков во главе с Борзовым и Курочкиным нанесли в ночь на 14 января бомбовые удары по узлам коммуникаций и аэродромам. Борзов каждому летчику ставил отдельную задачу, давал строгий отрезок времени для атаки. Он же первым поднялся в воздух, прорвался через пургу к вражескому аэродрому, прицельно с малой высоты сбросил бомбы на самолеты противника.

   А как же с понятием «нелетная погода»? Борзов, Курочкин, все летчики, летавшие в тот день, готовы были не только рисковать, но и отдать жизнь за город Ленина, за окончательный разгром врага. Полк Борзова выполнил в те нелетные сутки задание без потерь, тем самым подведя итог храбрости и высшего мастерства славных гвардейцев.

   А вот еще одна операция на сухопутном фронте. Командир дивизии поставил Первому гвардейскому полку задачу — разгромить опорный укрепленный пункт в Ропше. Борзов и его штаб подготовили решение: одиночные самолеты с интервалом в три минуты производят точечное бомбометание. Чтобы обеспечить наибольшую эффективность, над целью должен находиться самолет-осветитель. Эту опаснейшую работу поручили Павлу Колеснику и штурману Сагателову.

На митинге перед началом операции Борзов говорил:

— Помните, товарищи, идет битва за полный разгром фашистов под Ленинградом! Долг каждого — выполнить свои обязанности по-гвардейски.

Когда расходились командир полка сказал Колеснику:

— Песня от запевалы зависит. В нашей песне вы сегодня запевала.

   16 января в 20 часов 23 минуты Колесник поднял в воздух ДБ-ЗФ. Следом летели друзья: на каждой боевой машине по две ФАБ-500. Колесник понимал, что фашистские зенитчики и истребители постараются уничтожить источник освещения, и был готов к тому, чтобы висеть над целью столько, сколько потребуется, и непременно зажигать «фонари», освещая цели гвардейцам. И находился над целью в гуще рвущихся рядом снарядов.

   Когда самолеты Преснякова, Победкина, Евграфова, Стрелецкого, Гептнера, Беликова, Пучкова и других гвардейцев подошли к заданному району, Колесник был над целью: трассы огня сходились там, где находился одинокий самолет. А от звезд к земле медленно опускались гигантские «фонари». Летчикам открылись укрепления, боевая техника, позиции орудий, и без труда они разобрали цели.

   Начали бомбовую атаку Пресняков и Иванов. Один за другим гвардейцы сбрасывали тяжелые фугаски под огнем зениток. Самолет Соловьева получил три большие пробоины. Досталось и другим, но особенно — самолету Колесника.

   В ту ночь, непрерывно сменяясь, экипажи совершили по три-четыре вылета, а экипаж Победкина даже пять. «Факельщик» Колесник бессменно дежурил над целью, наблюдая, как превращались в обломки мощные укрепления. Отбомбился последний самолет, и Павел Колесник, словно ставя точку, также сбросил на врага груз фугасок.

...Утром аэродром огласился раскатами фронтовой и корабельной балтийской артиллерии. Колесник и его друзья сжимали друг друга в объятиях: началось долгожданное ленинградское наступление. Командование ВВС и КБФ смогло своими глазами оценить эффективность удара балтийских летчиков. Прямыми попаданиями были разбиты доты, штаб гитлеровской дивизии, разбросаны орудия. Нашли свои конец десятки штабных офицеров, их трупы валялись вокруг блиндажа…» (Имя Беликова Андрея Васильевича упомянуто здесь в операции по разгрому опорного укрепленного пункта в Ропше 16 января 1944 года.)

   С 17 января 1944 г. 1-й гв. МТАП принял активное участие в операции по полному снятию блокады Ленинграда. Вплоть до конца февраля полк наносил ночные бомбовые удары по железнодорожным узлам Красногвардейск (ныне — Гатчина), Луга, Мга и аэродромам противника Красногвардейск, Сиверская, Кресты.

Битва за Ленинград завершилась великой победой советских воинов. Вражеская блокада, длившаяся долгих девятьсот дней и ночей, осталась позади. Большой вклад в победу внесли летчики Первого гвардейского. Иван Иванович Борзов был отмечен новой наградой — орденом Красного Знамени. Десятки летчиков, штурманов, стрелков-радистов, воздушных стрелков, многие техники и младшие авиационные специалисты получили ордена и медали. Борзов радовался: полк закрепил за собой звание правофлангового ударной авиации Балтфлота.

   22 февраля 1944 г., Указом Президиума Верховного Совета СССР, «за образцовое выполнение задач командования в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» в ходе операции по прорыву блокады Ленинграда, 1-й гв. МТАП был награждён орденом Красного Знамени.

   В марте полк вернулся к ведению боевых действий на Балтийском море.

    В июне 1944 года самолёты 3-й АЭ полка участвовали в одной из самых необычных операций ВВС БФ, имевших место за время войны. Для обеспечения наступления советских войск вдоль восточного побережья Ладожского озера необходимо было разрушить плотину ГЭС на р. Свирь.

   5 апреля 1945 года получает почётное наименование "Клайпедский", согласно приказу Верховного главнокомандующего.

   Последний боевой вылет в Великой Отечественной войне полк произвёл 10 мая 1945 года.

Боевая деятельность Беликова А.В.  (декабрь 1943 года – март 1944 года)

   Хочу остановиться подробнее именно на этом временном промежутке, так как именно с 3 декабря 1943 года по 19 марта 1944 года   Беликов Андрей Васильевич был заместителем командира 2 авиационной эскадрильи 1-го ГМТАП.  Командиром 1-го ГМТАП в тот период был Борзов Иван Иванович, который получил звание Героя Советского Союза в марте 1944 года. 

О деятельности авиаполка, где служил и воевал мой дедушка, в первой половине 1944 года более подробно описано в книге Морозова:

«…На рассвете 14 января войска Ленинградского фронта перешли в решительное наступление на противника, продолжавшего стоять у стен «колыбели революции». В развернувшейся операции ВВС Балтфлота вновь отводилась весьма заметная роль. До конца февраля самолеты 1-го гмтап наносили ночные удары по железнодорожным узлам Красногвардейск, Луга и Мга, аэродромам Кресты, Сиверская и Красногвардейск. К 15 февраля линия фронта примерно стабилизировалась на рубеже река Нарва — Чудское озеро. Из-за сложных метеоусловий полки 8-й мтад смогли принять участие в поддержке сухопутных войск лишь на четвертые сутки операции. Перед рассветом 17 января 21 «Бостон» и один Ил-4 сбросили 60 ФАБ-500, 12 ФАБ-100 и 24 САБ-100 на опорный пункт противника в городе Ропша. Благодаря сбрасыванию осветительных бомб летчики прицельно атаковали укрепления противника, после чего доложили о 20 прямых попаданиях в опорный пункт и 15 очагах пожара. Днем сюда же летали 19 Пе-2, которые с пикирования сбросили две ФАБ-500 и 53 ФАБ-250. 19 января наши войска освободили Ропшу, а уже на следующий день здесь работала комиссия штаба авиадивизии. Наибольшим успехом налетов, бесспорно, стало разрушение командного пункта 9-й авиаполевой дивизии противника. Одна из ФАБ-500 пробила два метра насыпи и три наката леса, после чего взорвалась в штабном бункере, полностью разрушив две его комнаты и уничтожив около 30 вражеских офицеров и солдат. Другая бомба такого же калибра уничтожила расположенную поблизости землянку. Весьма вероятно, что данного результата удалось добиться именно пилотам 1-го гвардейского, поскольку «пешки» практически не использовали столь тяжелых авиабомб. В любом случае гвардейцы внесли определенный вклад в снятие вражеской блокады. В течение первого месяца, помимо бомбежек ропшинского опорного пункта (всего 31 вылет на А-20 и три на Ил-4), они атаковали железнодорожную станцию Волосово (три вылета) и позиции тяжелых осадных батарей (четыре вылета). Более активному участию в боях помешала погода.

Не снижая темпа боевых действий над сушей, Борзов при каждой возможности стремился послать самолеты в море. В течение января торпедоносцам удалось вылетать лишь четырежды, но целей для себя им отыскать не довелось. Как правило, все завершалось уже на этапе предварительной разведки погоды, которая в ту зиму изобиловала низкой облачностью и туманами…»

Интересен и тот факт, что так же о действиях балтийских летчиков 14 января 1944 года можно узнать из воспоминаний жителей и участников военных действий города Ломоносово Ленинградской области, описанных в газете "Балтийский луч" № 6 от 8 февраля 2019 года в статье «Секретная дорога жизни» подготовленой Г.Никольской:

«…И вот 09.35 тишину разорвали громовые раскаты. Намеченный участок прорыва шириной 10,5 километра – в направлении Ропши и Красного Села. Здесь было собрано 1773 орудия и миномета. Плюс к этому ударили морские орудия флота, фортов и авиация…

14 января на врага падало 25 снарядов в секунду. Обстрел продолжался 65 минут. В первый день наступления 2-я ударная армия сокрушила первую линию созданного фашистами оборонительного рубежа «Северный вал»…»

   В книге Широкорад Александра Борисовича  «Торпедоносцы в бою. Их звали «смертниками» на стр.28 представлена информация, которая описывает деятельность летчиков-торпедоносцев. В том числе описаны боевые вылеты Беликова А. В., совершенные 18 и 27 февраля 1944 года.

«…18 февраля, в 9 ч. 02 м. в крейсерство вылетел торпедоносец А-20Ж. Пролетев по маршруту о. Лавенсаари — мыс Ристна — район порта Либава — Ирбенский проход — о. Найссаар — Кургальский полуостров, экипаж кораблей противника не обнаружил и в 12 ч. 00 м. принял решение сбросить торпеду 45–36АН на маяк Колкасрагс, однако взрыва торпеды экипаж не видел, ив 14ч. 12м. самолет вернулся на аэродром.

Второй А-20Ж в 9 ч. 50 м. вылетел по маршруту о. Гогланд — о. Найссаар — полуостров Сворбе — Ирбенский проход — мыс Колкасрагс — Рига — южное побережье Финского залива — Кургальский полуостров и также не обнаружил неприятельских кораблей. Тогда в 13 ч. 00 м. в Рижском заливе в точке с координатами ш. = 58º01'; д. = 24º03' экипаж сбросил торпеду в воду, но взрыва не наблюдал.

Третий торпедоносец Ил-4 в 12 ч. 32 м. в 16 милях западнее о. Осмусаар безрезультатно атаковал вражеский транспорт водоизмещением 3000 т. Торпеда, пройдя 100 м по направлению к цели, выскочила из воды и затем потонула.

Четвертый самолет А-20Ж в 14 ч. 25 м примерно в 11 милях западнее о. Найссаар с дистанции 800 м атаковал транспорт противника в 3000 т, шедший курсом 190º со скоростью 4–5 узлов. В этот момент транспорт отвернул вправо, экипаж самолета следа торпеды не наблюдал. (Эти строки о боевом вылете экипажа А-20 Беликова А. В. )

Пятый А-20Ж в 14 ч. 55 м. примерно в том же районе безрезультатно атаковал транспорт противника в 3000 т, но следа торпеды экипаж не видел…»

«…27 февраля три торпедоносца А-20Ж и один Ил-4 1-го гмтап с 5 ч. 24 м. до 11 ч. 10 м. поодиночке летали на крейсерство в Балтийское море. Один А-20Ж, пилотируемый капитаном Стрелецким, в 8 ч. 40 м. западнее порта Виндава (ш. = 57º25'; д. = 20º50') с высоты 40 м и дистанции 500 м атаковали транспорт противника в 5000 т, шедший без охранения курсом 60º со скоростью 4–6 узлов. Торпеда попала в среднюю часть транспорта, и тот, накренившись на правый борт, стал быстро погружаться.

Во время атаки самолет был обстрелян с транспорта огнем зенитной артиллерии и автоматов. Летчик Стрелецкий был тяжело ранен в ногу, поэтому экипаж принял решение не дожидаться окончательного погружения судна, а как можно скорее вернуться на свой аэродром. Несмотря на ранение, капитан Стрелецкий благополучно довел свой самолет на аэродром. А транспорт все-таки затонул. Им оказался «Монт Паскаль», и водоизмещение его составляло 13 870 т.

Второй А-20Ж в 9 ч. 10 м. в районе о. Найссаар с высоты 30 м и дистанции 400 м атаковал транспорт в 2000 т, шедший курсом 350º со скоростью 3 узла и без охранения. В момент сбрасывания торпеды транспорт увеличил ход и развернулся влево, и торпеда прошла в 10 м за его кормой. (Эти строки о боевом вылете экипажа А-20 Беликова А. В.)

Третий торпедоносец Ил-4 пролетел по маршруту о. Найссаар — о. Даго — Ирбенский проход — Аландские острова, но судов противника не обнаружил. Тогда экипаж сбросил торпеду на поселок Ряйжи на о. Даго и наблюдал ее взрыв в поселке…» (Подчеркнутым текстом описаны действия моего дедушки Беликова Андрея Васильевича. Вся информация в описанных действиях летчика совпадает с данными таблиц, которые имеются в книге "Морская торпедоносная авиация" том 1 Морозова.)

   Выводы были сделаны позже, что одиночное крейсерство малоэффективно…

   Дело в том, что в своей основной деятельности минно-торпедная авиация все еще продолжала придерживаться устаревшего метода одиночных крейсерских полетов, который почти полностью нейтрализовывался системой контрмер противника. Пройдет еще совсем немного времени и в результате стремительных изменений в общей оперативной обстановке и тактике балтийская минно-торпедная авиация  станет подлинно эффективным оружием.

«…Хотя в марте 1944 года командование переключило 1-й гмтап на морское направление, в самом распределении задач, как и в предыдущем году, продолжали наблюдаться зигзаги. Если в феврале самолеты полка 30 вылетали на свободную охоту и ни разу на минирование, то в марте картина прямо изменилась – 52 вылета на минирование и 29 с торпедами.

   Столь значительный рост объема минных постановок объяснялся докладом разведотдела штаба КБФ, который в целом правильно установив характер действий противника на театре (несение дозорной службы и защита своих коммуникаций), пришел к выводу, что противник резко усилил перевозки, и пытается снабжать свою нарвскую группировку морским путем, используя для этого причалы в эстонском рыбачьем поселке Асери. Асери действительно использовался немцами как якорная стоянка для дозорных сил, где они могли укрываться в период свежей погоды или в каком-либо другом экстренном случае. В апреле немцы организовали коммуникацию до этого пункта, по которой ходили малотоннажные каботажные суда, баржи и буксиры. С другой стороны безуспешные попытки войск Ленинградского фронта прорвать оборону противника на рубеже р. Нарова в феврале свидетельствовали о том, что вступление на эстонскую землю откладывается. В этих условиях командующий КБФ приказал командующему ВВС флота выставить 80 мин – 60 у Таллина, 10 в бухте Кунда и 10 на финском шхерном фарватере…» - из книги Морозова «Морская торпедоносная авиация».

Письма

письмо написано Беликовым Андреем Васильевичем младшему сыну Анатолию, которому на тот момент 6 лет.
письмо написано Беликовым Андреем Васильевичем младшему сыну Анатолию, которому на тот момент 6 лет.

14.3.44. Здравствуй, милый Тусенька! Сегодня я  получил  твое маленькое письмецо, за которое тебя  искренне  благодарю, мой  милый Тусь. Ты пишешь, что ты жив,  здоров. Это  очень хорошо.  Я также жив, здоров и желаю вам всем здоровья и счастья.  Мой милый малыш, все то, что ты пишешь относительно  моего здоровья,  меня очень  волнует. Даже ты, крошка,  и то беспокоишься за  меня. Тусенька, будь уверен,  что выполню все твои пожелания  и требования, как  в отношении разгрома  заклятого врага – немца, так и в других вопросах. Тусенька, напиши мне, как здоровье мамочки, Ноночки и Геночки.  Тусь, о том, что ты скучаешь, я  понимаю,  милый крошка, но я беспомощен помочь тебе.  На днях собираюсь пойти в одно  из мест и вести разговор  относительно квартиры, но не знаю, как  мне это удастся провернуть. Будь счастлив на успех  в этом вопросе.  Милые дети, не скучайте сами, веселите маму. Скоро, скоро мы с вами опять  будем вместе. До свидания, милый Толечка, Геночка, Тонечка, Мусенька. Ваш папа А. Беликов.

письмо от боевых товарищей, адресовано жене погибшего командира Беликовой Марии Яковлевне
письмо от боевых товарищей, адресовано жене погибшего командира Беликовой Марии Яковлевне

Вскоре после  печального извещения о том, что Гвардии капитан Беликов А. В. при выполнении боевого задания пропал без вести, в п. Суходол, где жила семья Беликовых, по тому же адресу пришло еще одно письмо, от боевых друзей Андрея Васильевича. У нас хранится черно-белая копия того письма. Оно нас будто переносит в то военное время и передает боевой дух сослуживцев моего дедушки. Вот это письмо:

«Здравствуйте, тов. Беликова! Разрешите передать  Вам наш  пламенный боевой привет и много других пожеланий в  Вашей жизни. Особенно желаем Вам здоровья.  Мы никогда не думали писать Вам   такое скорбное письмо, которое   сообщит Вам о том, что  Ваш муж, наш боевой товарищ 20 марта 1944 года  пал  смертью храбрых в борьбе с немецкими  захватчиками. И одновременно сообщаем Вам, что  Ваш муж, наш боевой товарищ, до этого скорбного числа стойко стоял на защите родного города Ленинграда. С самой большой ненавистью и  с яростью воина  Рабоче-крестьянского  Военно-морского флота бил он проклятого врага  в воздухе, на земле и на море. Бил его там, где  он ему попадался. Андрей Васильевич отдал  свою жизнь  за счастье и независимость советского народа, за освобождение временно  подпавших  под иго  фашистских оккупантов наших братьев и сестер.  При воспоминании имени  своего командира, мы поклялись вдвойне  уничтожать  проклятого гада и отомстить за все, за  жизнь Андрея Васильевича. Мы продолжим начатое  Андреем Васильевичем, до полного  уничтожения  зверя, забирающегося в  свою берлогу.  До свидания. С приветом. Боевые друзья». 

Семья солдата

Мария
Беликова Мария Яковлевна

Фотография сделана в конце 1943 года не за долго до отъезда главы семьи Беликова А. В. на фронт. На фотографии изображены слева - направо: жена Андрея Васильевича - Беликова Мария Яковлевна 1907 г.р.; сын Геннадий 1933 г.р.; дочь Антонина 1929 г.р.; младший сын Анатолий 1937 г.р. и сам глава семьи - Беликов Андрей Васильевич 1906 г.р.

Однополчане

Борзов Иван Иванович
Борзов Иван Иванович

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: