Белова Клавдия Александровна
Белова
Клавдия
Александровна
сержант / радиотелеграфист ракетных войск и артиллерии
23.10.1923 - 29.09.2011

История солдата

Белова  (в девичестве Минеева) Клавдия Александровна  родилась 23 октября 1923 года в селе Ермоловка Ульяновской области,  в большой крестьянской семье. У нее было четыре  сестры и один брат. Отец был учителем математики в школе.

Война началась в год, когда Клавдия Минеева  закончила 10 классов,буквально через 5 дней после выпускного бала.

28.12. 1942 г.она  была призвана на действительную военную службу Вешкаймским  районным военным  комиссариатом Ульяновской обл. Поступила на  курсы радистов в г. Куйбышеве, а по окончании курсов была распределена радистом  в   1088 зенитно-артиллерийский  полк , который  стоял на обороне Куйбышева.  Здесь и приняла военную присягу 23.февраля 1943 года. Затем участвовала в обороне г. Смоленска, была повышена в должности до старшего радиста управления полка, в звании сержанта. Далее в составе своего   полка  участвовала в обороне столицы Польши  Варшавы, где и встретила Великую Победу.

Имеет правительственные награды:

орден Отечественной войны II степени;

медаль «За победу над Германией»;

медаль « За освобождение Варшавы»;

медаль «За боевые заслуги»;

знак «Фронтовик 1941-45 годов», а также  юбилейные медали участника ВОВ

Регион Пензенская область
Воинское звание сержант
Населенный пункт: Пенза
Воинская специальность радиотелеграфист ракетных войск и артиллерии
Годы службы 1942 1945
Дата рождения 23.10.1923
Дата смерти 29.09.2011

Боевой путь

Место призыва Вешкаймский райооный военный комиссариат Ульяновской области
Дата призыва 28.12.1942
Боевое подразделение 1088 зенитный артиллерийский полк
Завершение боевого пути 23 июля 1945 г, Польша, Варшава
Принимал участие в обороне г. Куйбышева, Смоленска, в освобождении Варшавы

Воспоминания

Из маминой рукописи. Оборона Смоленска.

В ноябре 1943 наш зенитный артиллерийский полк, в котором я служила командиром отделения радистов, перебазировали из Куйбышева в Смоленск. Мне запомнился этот день тем, что именно тогда был освобожден от фашистов город Киев. Это был праздник, был дан праздничный концерт. И вдруг, во время концерта, – тревога. В этот вечер немцы бомбили Смоленск. Все горело кругом. Но у нас уже было установлено оборудование, и была связь. С этим налетом наши батареи уже приняли участие в этом бою. Батареи прибыли в Смоленск несколько раньше нашего взвода Разместили нас – взвод управления, штаб, тыловые службы, артснабжение – в недостроенном здании, напротив железнодорожного вокзала, через Днепр, на одном из семи холмов Смоленска. На самом верху здания была сооружена вышка с очень маленьким помещением из стекла, КП. Когда была следующая бомбежка Смоленска, то мы в этом КП находились: командир полка, оперативный офицер, радист (т.е. я) и телефонистка, а рядом с КП стояли разведчицы, которые определяли по гулу и силуэтам, что это были за самолеты и др.данные. У меня по рации была связь со всеми дивизионами. Командир полка давал команду, и я передавала по рации: «Заградительный! Огонь!» - примерно так. А над головой просто тучи немецких самолетов! Сколько их было? - наверное, сотня. Кругом летели осветительные бомбы, а после них уже разрывные летели со свистом и где-то разрывались недалеко от нас и дальше – очень много, без конца. Ну и стреляли из пушек, конечно, поэтому был кромешный ад. Но нам было некогда смотреть и слушать, мы работали. После, когда все стихло, самолеты улетели, все мы смотрели, как горел город, везде, во всех местах. Небольшое отступление. Девушки наши, которые дежурили на улице возле здания, тушили зажигалки. Они обрезали шнуры парашютов осветительных бомб и после боя приносили шелковые парашюты и шнуры. Шнуры мы потом распускали на нитки и обвязывали ими носовые платки. А из парашютов шелковых шили блузки и платочки носовые. Таких бомбежек было три. Немцев отгоняли все дальше на запад. Налетов на Смоленск больше не было. Мы спокойно перезимовали в Смоленске, со своими заботами, дежурствами, учебой, комсомольской работой, дежурствами на кухне, на постах, дневальными и т.д. А мне еще поручили обучать девчат из другой части, и я ходила через овраг на другой холм и там в землянке проводила занятия по рации с молоденькими девчатами. Весной у нас в полку стали все болеть малярией. Жуткое было нападение этой болезни. Болезнь странная: день болеешь, на другой день здоровая, на следующий день опять больная. Высокая температура, озноб. Дежурили, кто может ходить, сегодня дежурят те, что сегодня здоровы, а на следующий они болеют, а выходят те, кто болел вчера. Это очень изнуряло. Девушки страдали. Я тоже болела, но как-то недолго. Меня положили в санчасть на несколько дней, делали уколы, и больше не повторялось. Но в конце концов мы с этим недугом как-то справились. Наступила весна. Весной 44-го мы видели, как вели пленных немцев, рядом с нашим домом, дорога была большая, и вот немцев вели по этой дороге, наверное, в Москву. Летом мы, почти все девчата, стали донорами. Первый раз я сдала 500г крови, и со мной был обморок. А потом ничего. Мы сдавали кровь каждый месяц только уже по 250 г. Все лето стояли в Смоленске. Война от Смоленска отступала все дальше, а мы просто несли дежурство. В сентябре 1944 мы погрузились в эшелоны и двинулись на запад, в Польшу. Нашему полку предстояло участвовать в освобождении Варшавы.

Из маминой рукописи. Фронтовая любовь.

Осенью 1944 наш полк перебросили ближе к Варшаве. В Варшаве были немцы, а на другом берегу Вислы были наши войска. Мы остановились в местечке Ковенчино. Здесь, в Ковенчине, мне предстояло знакомство с солдатом Мишей Эфросом. Он пришел к нам из госпиталя, маленький, худенький, после ранения. И прикрепили его к радистам. Он стал все время торчать на рации, и поначалу наши девчата ругались на него, стали гнать его, он им надоедал своими разговорами. Но он оказался веселым и остроумным, мне он нравился. Я с ним хорошо разговаривала, смеялась много. Но скоро его откомандировали в 1 дивизион. А мы к тому времени уже стали друзьями, и без него нам всем стало скучно. В ночь на новый 1945 год я дежурила на рации. Вот во время дежурства я и позвонила Мишке, чтобы поздравить его с Новым годом. Это было началом нашей любви. Он стал приходить к нам в командировку, ко мне приходил. Мы много шутили, разговаривали, смеялись. Но еще не целовались. 17 января 1945 года было освобождение Варшавы. Наш полк участвовал в этом освобождении. В это время фронт быстро продвигался на запад. Совсем не было слышно стрельбы, можно было бывать в г. Варшаве. Один раз я побывала в Варшаве, в городе совершенно разрушенном. А дружба с Мишей Эфросом крепла. Он часто приходил к нам. Мы с ним ходили прогуляться по аллеям или сидели в нашем общежитии вместе со всеми, он развлекал нас своими шутками и остротами, все девчата поддерживали нашу с ним дружбу. Ну, а между нами уже любовь. Целовались. Много и крепко. Он очень хорошо ко мне относился, ценил меня, защищал, понимал, доверял. Мы уже разговаривали о том, как мы после войны поженимся, что мы должны быть вместе, вместе строить дальнейшую жизнь. Было нам весело вдвоем и радостно. Мишка, Мишка, молоденький был еще мальчишка. Но с ним мы не поженились. Не получилось, не суждено, значит. Он меня провожал тогда, в июле 1945 г., из Варшавы домой, на родину. Длилось это около суток – сбор, ожидание эшелона, распределение по вагонам. Миша был все это время со мной. А потом, когда нас погрузили на поезд и мы с песнями поехали, то он, Мишка, ехал с нами до первой остановки. Миша хотел, чтобы я к нему домой поехала, боялся, как бы я без него «замуж не выскочила». Но у меня было одно на уме – домой, в свою родную деревню, в свою семью! Все остальное – потом!
Далее – информация от дочери Клавдии Александровны. На этом мамина рукопись обрывается, но из ее рассказов я знаю, что через месяц после приезда в родное село она вместе с подругой поехала на военную базу в Глотовке Ульяновской области, где фронтовиков обеспечивали работой. Там мама и встретила моего будущего отца, с которым и разделила весь его жизненный путь военного человека. А Миша женился в 1953 году. У него два сына. Но с моей мамой они не теряли связь. Переписывались, иногда перезванивались. Имя Миши Эфроса в нашей семье звучало не раз. Как-то незримо он всегда присутствовал в нашей жизни. Однажды они все-таки увиделись – в Москве на встрече с однополчанами, кажется, на 40-летие Победы. После этой поездки мама сказала о Мише: "Хорош. Красив. У него все хорошо. Живет в Москве." Миша, а точнее Моисей Нисонович Эфрос, ушел из жизни в 1998 году. Среди маминых бумаг хранятся некоторые его письма и некролог о его смерти.

Награды

Орден отечественной войны 2-й степени
Орден отечественной войны 2-й степени
Медаль за освобождение Варшавы
Медаль за освобождение Варшавы
Медали "За победу над Германией", "За боевые заслуги"
Медали "За победу над Германией", "За боевые заслуги"
Медаль за боевые заслуги
Медаль за боевые заслуги
Медаль за победу над Германией
Медаль за победу над Германией

Документы

Военный билет
Военный билет

Фотографии

Варшава, 1944 год
Варшава, 1944 год

После войны

Вернувшись с войны домой, в родное село, Клавдия поехала с подругой в Глотовку Ульяновской области, на военную базу, где фронтовиков обеспечивали работой. Именно здесь, в Глотовке, и предстояла судьбоносная встреча с будущим мужем, тоже фронтовиком,  Беловым Акинфом Григорьевичем.  Родились дети – дочь, затем сын. Она разделила  с мужем нелегкую, но славную  жизнь  военнослужащего – это переезды, маленькие съемные комнатушки или гостиницы, учеба мужа в военной академии, путь от лейтенанта до полковника, защита кандидатской диссертации, уход в отставку, переезд в Ленинград и работа мужа до конца жизни в Ленинградском Военно-механическом институте. Сама Клавдия Александровна работала в разных местах секретарем-машинисткой и стенографисткой, но основной период времени была домохозяйкой, занималась воспитанием детей, а затем внуков. После смерти мужа, который  не дожил один год до Золотой свадьбы, Клавдия Александровна переехала в Пензу, поближе к дочери, где ее сын купил ей квартиру, и прожила там до 88 лет. Похоронена в Пензе на Новозападном кладбище.

Неожиданно для всех родных она оставила свою рукопись с воспоминаниями о всей своей жизни, начиная с детства и заканчивая возвращением с фронта домой. Это счастье, что у нас на руках ее воспоминания! Огромное ей спасибо!

Семья солдата

Акинф
Белов Акинф Григорьевич Белов Акинф Григорьевич

1957 г., Москва. Белова (Минеева) Клавдия Александровна с мужем Беловым Акинфом Григорьевичем, вапускником Военной академии имени Дзержинского.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: