Евстигнеев Иван Федорович
Евстигнеев
Иван
Федорович
капитан

История солдата

   Мой отец, Евстигнеев Иван Федорович, родился 20.04.1925 года, а умер 06.02.2000г., вечная ему память. На войну он сбежал с военного
завода еще мальчишкой в 1942 году, после того, как получил похоронку на своего отца Федора. На фронт он не попал, его поймали в Ленинграде и
отправили в диверсионную школу. Закончив диверсионную школу, его с отрядом  под командованием И.В.Родина забросили в тыл врага под
Ленинградом. Начались боевые будни отряда, разведка, диверсии на дорогах, бои с карателями. Однажды в июне 1943 года моего отца вызвал
командир отряда и дал задание разведать есть ли возможность выхода отряда из окружения в районе р. Люта. Отец, как командир отделения, взял
с собою двоих ребят Сергея Сергеева и Диму Максимова, бывшего моряка, воспитанника линкора «Марат».  Они вышли из соснового бора в
направлении к этой речке, а по проселку впереди деревянный мост. Пошли гуськом через 20 метров друг от друга, отец первым, а остальные за
ним. Разведчики шли по мосту и дойдя до его середины заметили в кустах немцев с пулеметом. Отец скомандовал прыгаем в воду и сам первым
прыгнул с моста, остальные последовали его примеру. Немцы открыли беспорядочный огонь по ним, но заметили они только двоих разведчиков,
которые прыгнули в воду. Отец и Сергей плыли по речке, в основном под водой, т.к. немцы вели непрерывный огонь по ним. Река в этом месте
делала крутой поворот, левый берег был крутой, а правый пологий, но непроходимые болота. Разведчики заплыли под левый берег и укрылись в
промоине. Немцы с собаками преследовали их по левому берегу, но ребят скрывал крутой берег и фашисты их не видели, хотя собаки лаем
показывали, что разведчики под берегом. Немцы кричали разведчикам: « Партизан сдавайся» и периодически бросали гранаты под берег, но бойцы
не отвечали, а когда летели гранаты, то ныряли под воду и осколки их не поражали. Так продолжалось двое суток и немцы к вечеру вторых суток
покинули берег. Разведчики выбрались и пошли в свой лагерь. Когда немцы открыли огонь по Ивану и Сергею на мосту, Дима спрятался и фашисты
его не заметили. Дима видел, как его друзья прыгнули в воду, а по ним немцы открыли огонь и по воде поплыли  кепки партизан. Придя в отряд
Дима доложил, что Иван и Сергей погибли у него на глазах, и командир, прождав сутки, отправил радиограмму в центр о погибших разведчиках.
Когда отец и его товарищ нашли своих, то отец попросил командира отправить вторую радиограмму, что они живы, командир пообещал, но
напряженные бои с карателями не дали этого сделать. Отец продолжал героически воевать с фашистами в партизанском отряде, за это время по
заданию контрразведки был заслан в диверсионную школу немцев, которую окончил и был заброшен к нам в тыл. (Это отдельная история его жизни).
В феврале 1944 года совместно с регулярными войсками Красной армии прорывал блокаду Ленинграда, где и отморозил себе ноги.
 После госпиталя был направлен в 143 стрелковый полк, 90 Ропшинской стрелковой дивизии, станковым пулеметчиком. Во время боев на Карельском
перешейке на Выборгском направлении был «убит» вторично. После кровопролитного боя санитары собирали убитых, что бы закопать в воронке от
бомбы и у всех забирали из кармана жетоны. Когда уже хотели сбрасывать отца в яму, один пожилой санитар сказал указывая на него: «Откиньте
этого, вроде дышит и несите его в санбат» . Очнулся отец после контузии на третьи сутки, ничего не слышал, не разговаривал а мычал, как
немой. Из батальона была отправлена похоронка его Маме в Ленинград. Мать получив на сына вторую похоронку, взяла обе и пошла к военкому и
говорит ему: «А как же товарищ майор убитого снова убить могут?», - а он ходил, ходил по кабинету и махнув резко рукой сказал: «Значит
живой»! 
  Я написал коротенький эпизод из боевой жизни отца, а их в его войне было много. Войну он закончил в Кёниксберге, танкистом. Был еще не раз
ранен и контужен, но остался жив. Награжден орденами и медалями.  На коллективном  фото мой отец в партизанском отряде между 2 и 3 бойцами.
Отец курсант танкового училища, танкист, ветеран.

 

Регион Краснодарский край
Воинское звание капитан
Населенный пункт: Сочи

Боевой путь

Свой боевой путь отец начал в 1942 году в тылу врага под Ленинградом. После окончания им курсов в диверсионной школе. С 1942 по февраль 1944 года воевал, был ранен в партизанском отряде под командованием И.В.Родина, в партизанской бригаде Обьедкова В.П. После прорыва блокады Ленинграда, подлечившись в госпитале, отец был направлен в 90 ю Ропшинскую Стрелковую дивизию, в 143 й стрелковый полк пулеметчиком. При взятии высоты 38.0 на Карельском перешейке на Выборгском направлении был контужен и опять попал в санбат. Поступил и закончил в Ленинграде курсы танкистов получил звание сержант и механником водителем танка закончил войну в Кенигсберге в 1945 году.

Воспоминания

Писатель А.А.Гречук.

Текст воспоминаний о партизанской жизни моего отца в электронных файлах под названием "Шел парнишке в ту пору".

Рассказы отца

Мой отец, Евстигнеев Иван Федорович, после окончания диверсионной школы на ст. Хвойная, под Ленинградом, с группой из 38 человек, под командованием И.В. Родина и комиссара Д.Т.Кустова на двух "Дугласах" в ночь с 11 по 12 мая 1943г., в полном боевом снаряжении были выброшены на парашютах в район Черного озера в Плюсском р-не Ленинградской области. В этом р-не дислоцировалась 2я Ленинградская партизанская бригада под командованием Рачкова. Первый свой бой отец вспоминал так: Фашистам доложили полицаи, что был ночью выброшен большой десант и немцы сняли с фронта дивизию и начали прочесывать леса в районе нашей высадки. Кольцо карателей понемногу сжималось и без боя уйти не было возможности. Мы заняли оборону и стали ждать, пока фрицы подойдут поближе. На опушке леса немцы установили пулемет. Командир дал команду "огонь", а я прицелился в пулеметчика и думаю, как лучше, (что бы наверняка поразить цель) под "яблочко" или в "яблочко" целиться. Пока я прикидывал, немец дал длинную очередь из пулемета,(немцы не жалели патронов). Над моей головой попадали скошенные пулями веточки и я, уже не думая, нажал на спусковой крючок. Пулемет захлебнулся и больше не стрелял, что дало возможность отряду подняться в атаку, прорвать оборону и оторваться от врага. Это было первое боевое крещение отца, а в дальнейшем он уже не задумывался нажимая на курок. Когда отряд пришел в новое место дислокации, то обнаружилось, что радист в спешке оставил питание для рации в старом лагере. Командир вызвал моего отца и дал задание любой ценой доставить хотя бы один комплект радио батарей "БАС". С отцом пошли 2 человека из его группы. Когда они приблизились к бывшему лагерю, то сквозь деревья увидели цепь карателей. Что бы не потерять людей, отец приказал ребятам залечь и прикрыть его, е6сли его заметят. Только он начал пробираться к баулу с радио питанием, как из леса выскочили 2 фрица с пулеметом и дали по нему очередь. Отец упал, но автомат держал на готове. Фрицы начали выглядывать, готов отец или нет. Этих он быстро сразил из автомата, схватил 3 батареи и обратно к своим. Его прикрытия уже не было на месте, так как они видели, что отец упал и убежали. Отец по следам нашел своих, но часовой скомандовал: "Стой! Пропуск!" Я сказал, что мой пропуск - это батареи, за которыми посылал командир.
А был такой эпизод. Командир вызвал в палатку отца и дал задание - доставить "языка" из охраны железной дороги. Всю группу отец брать не стал. В его группу был назначен один бывший военнопленный Солоп Саша. Одновременно отцу нужно было проверить на деле этого бойца, а он, по его словам, был армейским разведчиком, но попал в плен будучи ранен. Для выполнения этого задания отец выбрал из группы его и Мишу Савельева, партизана, много раз отличившегося в боях. В пестрых немецких маск костюмах они направились к железной дороге "Варшавке". В то время немцы вырубили лес от полотна на 50 метров и ставили там пулеметные гнезда. Подошли, раздвинули елочки и увидели - трое фрицев сидят и режутся в карты, пулемет смотрит в нашу сторону .Можно их было сразу же "срезать", но разведчикам нужен был живой "язык". Отец поставил задачу: Саша слева, а Миша справа подползают к фрицам. Как только остается расстояние для броска на них, отец ломает валежину и фрицы устремятся на него, чтобы стрелять. В это же время его ребята делают свое дело, а отец выскакивает и прямо на них. Получилось строго по плану. Двоих тут же прикончили, а третьего вместе с пулеметом захватили и повели в отряд. Немца они захватили огромного рыжего детину. Пошли по лесу гуськом, первым Миша, затем немец со связанными руками, следом отец и замыкающий Саша Солоп. Каким то образом немцу удалось незаметно от нас освободить руки и он резко развернувшись к отцу врезал кулаком ему в глаз. Отец упал и как сквозь сон слышал как будто кто-то рвет простыни. А на самом деле, это Саша Солоп дал короткую очередь из автомата над головой фрица. Немца поймали, связали покрепче, привели в сознание отца и благополучно пришли в лагерь. При докладе, командир обратил внимание, что у отца заплыл левый глаз от громадного синяка. Он спрашивает отца, что мол случилось, отец не растерялся и говорит: "Сучек, товарищ командир!". На что командир не поверив, говорит: "Разведчик, правду говори!" Отец, нехотя показал на фрица и рассказал, как было дело. Командир подошел к немцу, глянул на его огромные руки и зашелся в смехе со словами "сучек". После этого случая отца между собою партизаны стали называть "сучек".Немец рассказал про всю систему охраны и обороны железной дороги.
15 июля 1943 года комиссар отряда Д.Т.Кустов в своем дневнике писал: " Сколько выявилось замечательных, отважных и способных людей в отряде! Идя в наступление, лучшие бойцы отряда подавали заявления о вступлении в партию". Партизанский полк Обьедкова В.П., в составе которого действовал наш отряд №3 им. Линкова, переживал трудные дни: кончились боеприпасы и продовольствие, деревни были сожжены и разграблены оккупантами, а в уцелевших деревнях были сосредоточены крупные гарнизоны. Преследуемые карателями, измученные постоянными переходами и боями, партизаны маневрировали в поисках хороших лесов, что бы можно было принять самолеты с их грузами для партизан. Девушки-разведчицы доложили, что в деревне Гвоздно находятся склады с боеприпасами продовольствием, а гарнизон насчитывает три десятка гитлеровцев. Дополнительная разведка так же доложила об этом. Командованием полка было принято решение: используя ночное время, ударить по гарнизону. Однако к вечеру обстановка резко изменилась: наблюдатели сообщили, что в деревню вошел большой конный отряд фрицев. Разведчики насчитали их более трехсот человек. Теперь на каждого партизана приходилось по два гитлеровца. Командир и комиссар собрали командиров и комиссаров отрядов и стали решать: атаковать или отойти? В протоколе собрания нашего 3 го отряда было единственное постановление: Гарнизон разгромить Прикрывшись палаткой от дождя около замшелого пня отец написал заявление: Прошу принять меня кандидатом в члены ВКП (б). Хочу идти в бой коммунистом. Отца группу послали в деревню снять патрули. Выйдя на окраину разведчики услышали выкрики патрульных: "Хальт! Паролен эскен", а встречные патрули ответили: "Эльза". Разведчикам этого было достаточно, чтобы проникнуть в деревню и так же, будучи окликнуты патрулем, давали отзыв. При сближении каждый из нас бесшумно, десантными кортиками обезвредили одну группу, затем так же и вторую. На окраине обезвредили пулеметный расчет и по нашему сигналу в деревню вошли партизаны. Партизаны знали, что основная масса фрицев расположилась в здании школы. В таких случаях бой бывает коротким: летят в окна гранаты, а выскочивших полураздетых фрицев добивали очередями из автоматов. В этой операции партизаны уничтожили 190 лошадей, захватили 13 пулеметов, 10 винтовок, 180 автоматов с боеприпасами к ним. сожгли 5 тонн спрессованного сена и другое имущество, взорвали склад с боеприпасами, уничтожили 250 солдат и офицеров, увели с собою около 100 лошадей с седлами и захватили другое имущество и продовольствие. Потери партизан, двое раненых. Эта операция была отмечена в донесении руководителя ленинградских партизан М.Н.Никититна в центральный штаб.

Однажды в бригаду заехал некий дядя Коля "мухолов" контрразведчик. Он потребовал от комбрига Обьедкова двух человек, хорошо знающих подрывное дело и мало мальски владеющих немецким языком. Выбор комбрига пал на отца и Сергея Сергеева, так как они были из одного города и в прошлом, друзья детства. По легенде отец стал Куртом Гейнером а Сергей - Фрицем Штейном. Они немцы с поволжья, до начала войны их родные и они сами отдыхали на Чудском озере, где и застала их война. Отец и Сергей попали в немецкую школу диверсантов, которую окончили в декабре 1943 года и были заброшены в Советский тыл в район ст. Хвойная. Группа состояла из 5 человек 2 наших ребят, 2 уголовника и один радист чистокровный немец из Германии. Немцы перед заброской нам пообещали, что при выполнении нами задания, нам будет присвоено офицерское звание лейтенант. После приземления в Советском тылу в р-не ст. Хвойная наши разведчики разоружили радиста и одного из уголовников а третьего пришлось ликвидировать на месте. Прибыли к начальнику школы майору Соколову, а он глазам своим не верит и говорит: "Иван, что ли?" А я ему отвечаю:" Нихт, товарищ майор, это Курт перед Вами". Ну, тут обьятья и отец с Сергеем к нему фрица подводят со всем его хозяйством, а они только этого и ждали, были в курсе дела. После прорыва блокады, когда отца с отмороженными ногами везли в госпиталь, то к саням подьехал комбриг и поздравил отца с присвоением у немцев звания обер - лейтенанта, т.к. его группа отлично работает в русском тылу.
После очередного госпиталя отец геройски воевал На Ленинградском фронте, командиром пулеметного расчета. Благодаря его умелым действиям батальон продвигался вперед, выбивая немцев с нашей земли. Ратные подвиги отца командование отметило орденами солдатской славы 3х степеней. Но однажды, шел очередной бой, батальон поднялся и пошел в атаку на врага, а пулеметчики поддерживали их шквальным огнем не давая фашистам поднять голову из окопа и вести прицельный огонь по наступающим. Во время боя отец обратил внимание, что замполит батальона сидит в траншее со своим ТТ и умышленно пристреливает наших раненых красноармейцев, которые ползут обратно в траншею. Отец потерял самообладание, развернул свой пулемет и всадил в замполита очередь. После боя отец подошел к командиру и доложил о случившемся. Отца отправили в Спецотдел для расследования случившегося. Состоялся трибунал, на котором отца лишили всех завоеванных наград и отправили в штрафбат сказав, что если бы он не устроил самосуд, а доложил как следует, то наказали бы замполита. В штрафбате отец провоевал недолго, т.к. был ранен очередной раз и был реабелитирован.

Награды

Оставшиеся награды отца, т.к я будучи ребенком раздавал (награждал) ими соседских ребят и часть из них потерялись.
Оставшиеся награды отца, т.к я будучи ребенком раздавал (награждал) ими соседских ребят и часть из них потерялись.

Документы

other-soldiers-files/20150420_110411.jpg
other-soldiers-files/20150420_110411.jpg
other-soldiers-files/20150420_110602.jpg
other-soldiers-files/20150420_110602.jpg
other-soldiers-files/20150420_110826.jpg
other-soldiers-files/20150420_110826.jpg
other-soldiers-files/20150420_111106.jpg
other-soldiers-files/20150420_111106.jpg
other-soldiers-files/20150420_111433.jpg
other-soldiers-files/20150420_111433.jpg
other-soldiers-files/20150420_111814.jpg
other-soldiers-files/20150420_111814.jpg

Фотографии

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: