Гетманский Семён Израилевич
Гетманский
Семён
Израилевич
Гвардии полковник Советской Армии / артиллерист
2.02.1918 - 21.04.1985

История солдата

История одного ордена На мундире моего отца, Гвардии полковника Семёна Израилевича Гетманского много орденов и медалей, почетных знаков. Конечно, особо ценные - боевые награды, то есть те, которые вручались за выполнение боевых заданий в годы Великой Отечественной войны. Каждая награда имеет свою историю. Останавливаю свой взгляд на поблекшем от времени ордене Красного Знамени. Вот такую историю о нём поведал когда-то мой отец. Берлин. Конец апреля 1945 года, Через неделю с небольшим будет взят Рейхстаг, а еще через неделю полная капитуляция Германии. Но в последние дни своего существования остатки частей вермахта, эсесовские подразделения оказывали ожесточенное сопротивление Советской армии на улицах Берлина. Одним из последних оплотов немецко-фашистских войск стал Силезский вокзал. Туда были стянуты самые преданные немецкие части, остатки бронетехники. Фашисты не собирались сдаваться. И вот в штабе артиллерийского полка молодой стройный майор командир тяжелого гаубичного дивизиона. Волевое лицо, бесстрастный взгляд карих глаз, крепкая спортивная фигура выдают в нем отважного и решительного человека, а боевые ордена и нашивки ранений свидетельствуют о богатом боевом опыте. - Майор Гетманский, - обращается к нему командир артиллерийского полка, - Вам предстоит боевая задача: уничтожить противника укрепившегося на Силезском вокзале. Сложность заключается в том, что вокруг находятся жилые кварталы, кроме этого, недалеко от вокзала закрепились некоторые наши подразделения, поэтому удар должен быть точечным. Не мне вас учить, майор, воюете с первых дней и в финскую компанию участвовали, да и школа у вас отличная – Одесское артиллерийское училище. - Задачу понял, - отчеканил майор. Молча обменялись взглядами. Оба понимали ответственность и опасность предстоящей операции. В данных условиях было ясно, что надо сформировать группу, которая должна будет пробраться в укрепление немцев и, сообщая точные координаты, вызвать огонь на себя. Такая практика не раз применялась в годы Великой Отечественной войны. Майор вызвал двух разведчиков и радиста, группу решил возглавить сам лично, потому, что считал, что ему именно так необходимо поступить. В конце войны никому умирать не хочется, но кадровых офицеров об этом не спрашивают… Два часа на сборы и двинулись к цели. Оставили прощальные письма, на всякий случай. Выступили с вечера, чтобы на рассвете быть на месте. На подходах к Силезскому вокзалу были рассредоточены снайперы, автоматчики, которые затаились в окнах окрестных домов и периодически запускали осветительные ракеты. Вот одна такая ракета обнаружила группу майора, когда она двигалась через мост, который нельзя было обойти. Завязалась перестрелка. В результате один разведчик погиб, сам майор легко ранен, пуля прошла навылет. Добежали до укрытия, наскоро сделали перевязку, потуже затянулся ремнем. Надо двигаться вперед - к цели. Теперь их осталось трое, погиб боевой товарищ. - Когда выполним задание, вернемся и похороним как подобает победителям, а не выполнить задание мы можем только если погибнем все. На пути к цели их еще несколько раз обстреливали, но им удалось пройти заслоны. К вокзалу подходили со стороны железнодорожной ветки под прикрытием разбитых и покореженных вагонов. И вот они у цели – перед ними стена Силезского вокзала с противоположной стороны от расположения их части. С ловкостью бывшего гимнаста, а он был хорошим гимнастом, майор по уступам взбирается до высоко расположенного окна, осторожно заглядывает в него. Он увидел большой зал, перед окнами с внутренней стороны стояли пушки, стволы которых были выдвинуты наружу. В окнах балконов галереи установлены крупноколлиберные пулеметы. По залу двигаются вооруженные немцы в форме вермахта, некоторые в эсесовской форме. В углу зала расположилась обширная группа этих вояк, явно в нетрезвом состоянии. Это видно по их возбужденных движениям, горы бутылок из под шнапса.- Вот уж действительно «пир во время чумы », - подумал майор. Во всяком случае видно, что им терять нечего, это бешенные звери, которые не остановятся ни перед чем. Он спрыгнул вниз. Местом дислокации выбрал рядом стоящую полуразрушенную котельную. Взобрались на крышу по пожарной лестнице, расположились за трубой. С крыши котельной они увидели танки, стоящие в боевой готовности сбоку от вокзала – это были пресловутые немецкие «тигры». Рассвело. И вот уже радист передает в центр точные координаты расположения бронетехники и скопления живой силы противника. Пауза… Наконец ответ: «Центр информацию принял… Благодарю за службу! Держитесь!» И через двадцать минут началась артиллерийская канонада – это тяжелые гаубицы посылали свои прицельные послания в логово зверя. Это была привычная музыка для майора и его подчиненных. Ведь они были настоящие артиллеристы. Они присели на корточки, крепко обнялись. Через некоторое время под ними побежали ручейки из их собственной крови, но они их не замечали. Они вслушивались в симфонию канонады, которая продолжалась около часа, и в самое главное ее завершение «У-рр-а!» матушки пехоты, которая уже бежала, сметая обезумевших немцев на своем пути, и как заключительный аккорд - смелый и ловкий русский солдат молниеносно взбирается на крышу Силезского вокзала и водружает над его куполом символ победы – Красное знамя. Задание выполнено! Будем жить!!! Затем медсанбат. Все трое получили осколочные ранения разной тяжести. Моему отцу осколки попали даже в мягкие ткани сердца, удалить их не решались, врачи боялись, что они двинутся дальше, в сердце. И он до конца жизни удивлял своих близких рентгеновским снимком, где видны были кусочки металла в его сердце. И все таки тогда, немногим больше, чем через неделю, ещё неокрепший после ранения, он участвовал в штурме Рейхстага и расписался на его стенах своей кровью. За выполнение боевого задания по уничтожению укрепления немецко-фашистских войск на Силезском вокзале гвардии майор Гетманский был награжден Орденом Красного Знамени, радист и два разведчика, один из них посмертно, награждены Орденами Отечественной войны I ой степени. К сожалению, я не помню имен тех боевых товарищей отца, о которых он мне рассказывал когда-то в детстве. Я только помню, что у одного из них была простая русская фамилия, у другого украинская, у третьего грузинская. И это не случайно. Война против фашизма сплотила все народы нашей многонациональной страны. Слава твоим героям, Россия!

Регион Брянская область
Воинское звание Гвардии полковник Советской Армии
Населенный пункт: Брянск
Воинская специальность артиллерист
Место рождения г.Клинцы
Годы службы 1938 1958
Дата рождения 2.02.1918
Дата смерти 21.04.1985

Боевой путь

Место призыва г.Клинцы. Брянская область
Дата призыва 07.1938
Боевое подразделение Войска Ленинградского, 1-го Беларуского, 2-го Беларуского фронта 18-я армия

1938-1940г.г Курсант Одесского артиллерийского училища( в период учёбы принимал участие в Финской компании в качестве командира боевого расчёта, где получил первую свою награду - медаль "За боевые заслуги".) 1940-1941г.г. Преподаватель артиллерийской стрельбы и спортивной гимнастики в Одесском артиллерийском училище. 1941-1945г.г. Участник Великой отечественной войны: Ленинградский фронт, Первый Белорусский, Второй Белорусский фронт- командир артиллерийской батареи, командир артиллерийского дивизиона. 1945-1947г.г. Командир артиллерийского дивизиона, начальник штаба артиллерийского полка- группа Советских оккупационных войск в Германии. 1947-1958г.г. Служба в Московском, в Дальневосточном военном округе, в особом Дальневосточном округе на острове Сахалин-начальник физической подготовки соединения, командир отдельного артиллерийского дивизиона, заместитель командира артиллерийского полка, командир артиллерийского полка. После демобилизации из рядов Советской Армии по состоянию здоровья и по выслуге лет в 1958 году, переехал с семьёй в родной г.Брянск, организовал спортивную школу Олимпийского резерва по спортивной гимнастике и был её бессменным директором 25 лет до самой своей смерти.

Воспоминания

История одного ордена

История одного ордена На мундире моего отца, Гвардии полковника Семёна Израилевича Гетманского много орденов и медалей, почетных знаков. Конечно, особо ценные - боевые награды, то есть те, которые вручались за выполнение боевых заданий в годы Великой Отечественной войны. Каждая награда имеет свою историю. Останавливаю свой взгляд на поблекшем от времени ордене Красного Знамени. Вот такую историю о нём поведал когда-то мой отец. Берлин. Конец апреля 1945 года, Через неделю с небольшим будет взят Рейхстаг, а еще через неделю полная капитуляция Германии. Но в последние дни своего существования остатки частей вермахта, эсесовские подразделения оказывали ожесточенное сопротивление Советской армии на улицах Берлина. Одним из последних оплотов немецко-фашистских войск стал Силезский вокзал. Туда были стянуты самые преданные немецкие части, остатки бронетехники. Фашисты не собирались сдаваться. И вот в штабе артиллерийского полка молодой стройный майор командир тяжелого гаубичного дивизиона. Волевое лицо, бесстрастный взгляд карих глаз, крепкая спортивная фигура выдают в нем отважного и решительного человека, а боевые ордена и нашивки ранений свидетельствуют о богатом боевом опыте. - Майор Гетманский, - обращается к нему командир артиллерийского полка, - Вам предстоит боевая задача: уничтожить противника укрепившегося на Силезском вокзале. Сложность заключается в том, что вокруг находятся жилые кварталы, кроме этого, недалеко от вокзала закрепились некоторые наши подразделения, поэтому удар должен быть точечным. Не мне вас учить, майор, воюете с первых дней и в финскую компанию участвовали, да и школа у вас отличная – Одесское артиллерийское училище. - Задачу понял, - отчеканил майор. Молча обменялись взглядами. Оба понимали ответственность и опасность предстоящей операции. В данных условиях было ясно, что надо сформировать группу, которая должна будет пробраться в укрепление немцев и, сообщая точные координаты, вызвать огонь на себя. Такая практика не раз применялась в годы Великой Отечественной войны. Майор вызвал двух разведчиков и радиста, группу решил возглавить сам лично, потому, что считал, что ему именно так необходимо поступить. В конце войны никому умирать не хочется, но кадровых офицеров об этом не спрашивают… Два часа на сборы и двинулись к цели. Оставили прощальные письма, на всякий случай. Выступили с вечера, чтобы на рассвете быть на месте. На подходах к Силезскому вокзалу были рассредоточены снайперы, автоматчики, которые затаились в окнах окрестных домов и периодически запускали осветительные ракеты. Вот одна такая ракета обнаружила группу майора, когда она двигалась через мост, который нельзя было обойти. Завязалась перестрелка. В результате один разведчик погиб, сам майор легко ранен, пуля прошла навылет. Добежали до укрытия, наскоро сделали перевязку, потуже затянулся ремнем. Надо двигаться вперед - к цели. Теперь их осталось трое, погиб боевой товарищ. - Когда выполним задание, вернемся и похороним как подобает победителям, а не выполнить задание мы можем только если погибнем все. На пути к цели их еще несколько раз обстреливали, но им удалось пройти заслоны. К вокзалу подходили со стороны железнодорожной ветки под прикрытием разбитых и покореженных вагонов. И вот они у цели – перед ними стена Силезского вокзала с противоположной стороны от расположения их части. С ловкостью бывшего гимнаста, а он был хорошим гимнастом, майор по уступам взбирается до высоко расположенного окна, осторожно заглядывает в него. Он увидел большой зал, перед окнами с внутренней стороны стояли пушки, стволы которых были выдвинуты наружу. В окнах балконов галереи установлены крупноколлиберные пулеметы. По залу двигаются вооруженные немцы в форме вермахта, некоторые в эсесовской форме. В углу зала расположилась обширная группа этих вояк, явно в нетрезвом состоянии. Это видно по их возбужденных движениям, горы бутылок из под шнапса.- Вот уж действительно «пир во время чумы », - подумал майор. Во всяком случае видно, что им терять нечего, это бешенные звери, которые не остановятся ни перед чем. Он спрыгнул вниз. Местом дислокации выбрал рядом стоящую полуразрушенную котельную. Взобрались на крышу по пожарной лестнице, расположились за трубой. С крыши котельной они увидели танки, стоящие в боевой готовности сбоку от вокзала – это были пресловутые немецкие «тигры». Рассвело. И вот уже радист передает в центр точные координаты расположения бронетехники и скопления живой силы противника. Пауза… Наконец ответ: «Центр информацию принял… Благодарю за службу! Держитесь!» И через двадцать минут началась артиллерийская канонада – это тяжелые гаубицы посылали свои прицельные послания в логово зверя. Это была привычная музыка для майора и его подчиненных. Ведь они были настоящие артиллеристы. Они присели на корточки, крепко обнялись. Через некоторое время под ними побежали ручейки из их собственной крови, но они их не замечали. Они вслушивались в симфонию канонады, которая продолжалась около часа, и в самое главное ее завершение «У-рр-а!» матушки пехоты, которая уже бежала, сметая обезумевших немцев на своем пути, и как заключительный аккорд - смелый и ловкий русский солдат молниеносно взбирается на крышу Силезского вокзала и водружает над его куполом символ победы – Красное знамя. Задание выполнено! Будем жить!!! Затем медсанбат. Все трое получили осколочные ранения разной тяжести. Моему отцу осколки попали даже в мягкие ткани сердца, удалить их не решались, врачи боялись, что они двинутся дальше, в сердце. И он до конца жизни удивлял своих близких рентгеновским снимком, где видны были кусочки металла в его сердце. И все таки тогда, немногим больше, чем через неделю, ещё неокрепший после ранения, он участвовал в штурме Рейхстага и расписался на его стенах своей кровью. За выполнение боевого задания по уничтожению укрепления немецко-фашистских войск на Силезском вокзале гвардии майор Гетманский был награжден Орденом Красного Знамени, радист и два разведчика, один из них посмертно, награждены Орденами Отечественной войны I ой степени. К сожалению, я не помню имен тех боевых товарищей отца, о которых он мне рассказывал когда-то в детстве. Я только помню, что у одного из них была простая русская фамилия, у другого украинская, у третьего грузинская. И это не случайно. Война против фашизма сплотила все народы нашей многонациональной страны. Слава твоим героям, Россия!

Награды

Медаль за боевые заслуги
Медаль за боевые заслуги
За участие в Финской компании в 1940г. в качестве командира боевого расчёта
Орден отечественной войны 1-ой степени
Орден отечественной войны 1-ой степени
За уничтожение огневых средств противника на Ленинградском фронте 1942 году в качестве командира батареи.
Орден Богдана Хмельницкого III степени
Орден Богдана Хмельницкого III степени
За уничтожение боевой техники и живой силы противника в октябре 1944г. в боях на плоцдарме на правом берегу Нарвы в качестве командира артиллерийского дивизиона.
Орден Красной Звезды
Орден Красной Звезды
За разрушение долговременных огневых точек противника на переднем крае в районе КРАСНОЕ СЕЛО, ГАТЧИНА, г.КИНГИСЕПП и обеспечение прдвижения нашей пехоте в январе 1944г. в качестве командира Батареи.
Орден Александра Невского
Орден Александра Невского
За уничтожение большого количества боевой техники и живой силы противника, обеспечение продвижения нашей пехоте, мужественные действия в ходе наступления на территории Германии в марте 1945г. в качестве командира артиллерийского дивизиона.
Орден красного знамени
Орден красного знамени
За проявление героизма, смелости, инициативности по поддержке стрелковых частей в боях по овладению гор.Берлин, в том числе, находясь в 220 метрах от противника давал координаты своим батареям по уничтожению огневых точек противника, мешавших продвижению нашей пехоты, тем самым вызывая огонь на себя, в качестве командира артиллерийского дивизиона.

Документы

Приказ о награждении
Приказ о награждении
Описание подвигов из архива
Описание подвигов из архива
Приказ о награждении
Приказ о награждении
Описание подвигов из архива
Описание подвигов из архива
Приказ о награждении
Приказ о награждении
Приказ о награждении
Приказ о награждении
Приказ о награждении
Приказ о награждении

Фотографии

Курсант Одесского артиллерийского училища 1939-1941г.г.
Курсант Одесского артиллерийского училища 1939-1941г.г.
Ленинградский фронт 1941 год
Ленинградский фронт 1941 год
Друзья однополчане ленинградский фронт 1941 год
Друзья однополчане ленинградский фронт 1941 год
Ленинградский фронт. Блокада. 1941г.
Ленинградский фронт. Блокада. 1941г.
Ленинградский фронт.1942г.
Ленинградский фронт.1942г.
Ленинградский фронт .1942г.
Ленинградский фронт .1942г.
После ранения. Ленинградский фронт. 1943г.
После ранения. Ленинградский фронт. 1943г.
Германия, Берлин. 1945г.
Германия, Берлин. 1945г.
Германия. 1945г.
Германия. 1945г.
После ранения.Германия. 1945г.
После ранения.Германия. 1945г.
На трофейном мотоцикле. Германия.1945г.
На трофейном мотоцикле. Германия.1945г.
Ордена моего отца
Ордена моего отца

После войны

. 1947-1958г.г. Служба в Московском, в Дальневосточном военном округе, в особом Дальневосточном округе на острове Сахалин-начальник физической подготовки соединения, командир отдельного артиллерийского дивизиона, заместитель командира артиллерийского полка, командир артиллерийского полка. После демобилизации из рядов Советской Армии по состоянию здоровья и по выслуге лет в 1958 году, переехал с семьёй в родной г.Брянск, организовал спортивную школу Олимпийского резерва по спортивной гимнастике и был её бессменным директором 25 лет до самой своей смерти.

Однополчане

После ранения. Германия.1945г.
После ранения. Германия.1945г.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: