Гуськов Василий Михайлович
Гуськов
Василий
Михайлович
старшина / военный водитель
1910 - 1989
Регион Тульская область
Воинское звание старшина
Населенный пункт: Кимовский район
Воинская специальность военный водитель
Место рождения село Себино, Кимовский р-н, Тульская область
Годы службы 1941 1946
Дата рождения 1910
Дата смерти 1989

Боевой путь

Место призыва ВК г. Москвы. Останкинский РВК. Дело 21000055.
Дата призыва 23.06.1941
Боевое подразделение Место службы: 107 опс 1 УкрФ, 36 опс ЗапФ, 652 обс ЗапФ, 379 сд КалФ
Завершение боевого пути Германия
Принимал участие Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж

Награды

Медаль «За оборону Москвы»
Медаль «За оборону Москвы»

Реквизиты документа: ЦАМО. Фонд 236. Опись 2706. Единица хранения 473.

Медаль за отвагу
Медаль за отвагу

Реквизиты документа: ЦАМО. Картотека награждений, шкаф 25, ящик 8.

Письма

https://religion.wikireading.ru/106627

Рассказ Василия Михайловича Гуськова, 1910 г.р., жителя с. Себено

     "Когда Матрона жила здесь, рязанские и из других областей шли к ней, народу много. У них и обряда другая. Я у нее здесь не был, были родители, они в тяжкие моменты к ней ходили.

     Однажды у нас пропали лошади, дня три мы их искали и безрезультатно. А в деревне Татинки у них были зеленя. Отец мне сказал: "Сходи на зеленя, может, тама". Отец пошел кМатрюше. А я - мимо леса, в бездорожье напрямую полем, лошадей искать. Только к лесу подхожу, слышу, заржали лошади. Я прислушался - еще. Захожу в лес там лощина, потом на бугор, в осинник - там лошади. Я их обратал и приехал. А вскоре и отец пришел от Матрюши. Он стал ее спрашивать, а она ему говорит: "Иди, иди домой, они уже дома".

     У матери сестра в "Журишках". Как-то приходит сестра к нам, приглашает в Журиш-ки. Дед мой рыбу ловил круглый год. Мать завернула рыбу, ну и пошли. А дорога в Жу-ришки - мимо церкви, мимо Матрюшиного дома. Сестра сказала: "Зайдем к Матрюше?" А мать отвечает: "Надо рыбу давать, а нам будет мало". А в это время Матрона завет свою мать: "Дай мне рыбки". - Что ты Матрюша, где возьмем? - "У нас рыба есть," - отвечает Матрюша. Тут как раз мать с сестрой пришли. Матрюша взяла немного, и говорит: "А это несите, куда несете, а то мало будет".

     Мы жили тут, а через два дома на третий, жил Семен Алексеевич, у него был племянник, он хромой был. Однажды прихожу - смотрю, племянник к ним приехал, и между ними разговор о Матрюше: "Все к ней ходим, а что она знает?" Вот племянник собирается, - такой френч на нем был: "Я ее сейчас испытаю, навру ей, что я жениться хочу". Скоро он вернулся оттуда, и рассказал, как Матрюша его встретила: "Ты зрячий, грамотный, я слепая, к кому ты пришел, иди, иди отсюда".

     Потом я уже в Москве жил, поступил работать на завод, а здесь в Себено была коллективизация, и хозяйства взялись кулачить. Отец убег ко мне, мать забрали, посадили в Виневскую тюрьму.

     Матрона находилась у инженера Жданова, на Старо-Конюшенном переулке. Он был инженером по возведению кессонных работ. Матрона жила одна у Евдокии (девичья фамилия Носкова) в сорокаметровой комнате. Там был иконостас, старинные лампады, занавески тяжелые. Дом был деревянный, львы на воротах. Часть дома у инженера конфисковали и поселили людей. Я пришел к Матроне, рассказал ей, что арестовали мать. "Отпустят, - говорила Матрона, - а в чем она виновата? Она не в чем не виновата. И отпустят".

     Мы были во многих местах, пришли в ЦК на Моховой улице. Вход свободный, охрана стояла, но заходить не запрещали. Мы все писали на имя Калинина, а секретарей там было очень много. Куда идти? К нам подошла женщина в обмундировании и мне говорит: "Идите в четыреста какую-то комнату, на третьем или четвертом этаже, без лифта". Я поднялся, смотрю - народу немного, все в самотканных подцевках, в лаптях. "Кулаки" собрались.

     Когда заявки-то дают, секретарь по карточкам вызывает. Это был секретарь по сельскохозяйственным вопросам. Я ему доложил обстановку, показал бумажку, подписанную соседями, какое у меня хозяйство. Он открыл мое дело, а там разрисовано, что мы имели 40 га сада, амбар и наемных рабочих. И он пишет бланк, чтобы все возвернуть. Даже выругался. Я еще говорю: "У меня мать арестовали". Он отвечает: "Я сам подам".

     Я приехал в Епифань к прокурору. Прокурор говорит: "Дай мне бланк". Я не отдал (тот секретарь мне сказал: "Бланк прокурору не давать, пусть пишет свой, а нет - я с ним разберусь".). Прокурор сказал: "Мне некогда", и убежал. А потом пришел и дал свой бланк: "Хозяйство государству не принадлежит, вернуть обратно". А утром мама сама пришла, ее ночью отпустили."

https://religion.wikireading.ru/106627

Рассказ Василия Михайловича Гуськова, 1910 г.р., жителя с. Себено

     "Когда Матрона жила здесь, рязанские и из других областей шли к ней, народу много. У них и обряда другая. Я у нее здесь не был, были родители, они в тяжкие моменты к ней ходили.

     Однажды у нас пропали лошади, дня три мы их искали и безрезультатно. А в деревне Татинки у них были зеленя. Отец мне сказал: "Сходи на зеленя, может, тама". Отец пошел кМатрюше. А я - мимо леса, в бездорожье напрямую полем, лошадей искать. Только к лесу подхожу, слышу, заржали лошади. Я прислушался - еще. Захожу в лес там лощина, потом на бугор, в осинник - там лошади. Я их обратал и приехал. А вскоре и отец пришел от Матрюши. Он стал ее спрашивать, а она ему говорит: "Иди, иди домой, они уже дома".

     У матери сестра в "Журишках". Как-то приходит сестра к нам, приглашает в Журиш-ки. Дед мой рыбу ловил круглый год. Мать завернула рыбу, ну и пошли. А дорога в Жу-ришки - мимо церкви, мимо Матрюшиного дома. Сестра сказала: "Зайдем к Матрюше?" А мать отвечает: "Надо рыбу давать, а нам будет мало". А в это время Матрона завет свою мать: "Дай мне рыбки". - Что ты Матрюша, где возьмем? - "У нас рыба есть," - отвечает Матрюша. Тут как раз мать с сестрой пришли. Матрюша взяла немного, и говорит: "А это несите, куда несете, а то мало будет".

     Мы жили тут, а через два дома на третий, жил Семен Алексеевич, у него был племянник, он хромой был. Однажды прихожу - смотрю, племянник к ним приехал, и между ними разговор о Матрюше: "Все к ней ходим, а что она знает?" Вот племянник собирается, - такой френч на нем был: "Я ее сейчас испытаю, навру ей, что я жениться хочу". Скоро он вернулся оттуда, и рассказал, как Матрюша его встретила: "Ты зрячий, грамотный, я слепая, к кому ты пришел, иди, иди отсюда".

     Потом я уже в Москве жил, поступил работать на завод, а здесь в Себено была коллективизация, и хозяйства взялись кулачить. Отец убег ко мне, мать забрали, посадили в Виневскую тюрьму.

     Матрона находилась у инженера Жданова, на Старо-Конюшенном переулке. Он был инженером по возведению кессонных работ. Матрона жила одна у Евдокии (девичья фамилия Носкова) в сорокаметровой комнате. Там был иконостас, старинные лампады, занавески тяжелые. Дом был деревянный, львы на воротах. Часть дома у инженера конфисковали и поселили людей. Я пришел к Матроне, рассказал ей, что арестовали мать. "Отпустят, - говорила Матрона, - а в чем она виновата? Она не в чем не виновата. И отпустят".

     Мы были во многих местах, пришли в ЦК на Моховой улице. Вход свободный, охрана стояла, но заходить не запрещали. Мы все писали на имя Калинина, а секретарей там было очень много. Куда идти? К нам подошла женщина в обмундировании и мне говорит: "Идите в четыреста какую-то комнату, на третьем или четвертом этаже, без лифта". Я поднялся, смотрю - народу немного, все в самотканных подцевках, в лаптях. "Кулаки" собрались.

     Когда заявки-то дают, секретарь по карточкам вызывает. Это был секретарь по сельскохозяйственным вопросам. Я ему доложил обстановку, показал бумажку, подписанную соседями, какое у меня хозяйство. Он открыл мое дело, а там разрисовано, что мы имели 40 га сада, амбар и наемных рабочих. И он пишет бланк, чтобы все возвернуть. Даже выругался. Я еще говорю: "У меня мать арестовали". Он отвечает: "Я сам подам".

     Я приехал в Епифань к прокурору. Прокурор говорит: "Дай мне бланк". Я не отдал (тот секретарь мне сказал: "Бланк прокурору не давать, пусть пишет свой, а нет - я с ним разберусь".). Прокурор сказал: "Мне некогда", и убежал. А потом пришел и дал свой бланк: "Хозяйство государству не принадлежит, вернуть обратно". А утром мама сама пришла, ее ночью отпустили."

Семья солдата

Александра
Гуськова Александра Антоновна

https://religion.wikireading.ru/106628 Некоторые женщины из Себино и соседних деревень во время войны приезжали в Москву, чтобы спросить блаженную Матрону о судьбе своих мужей, находившихся на фронте или пропавших без вести. Рассказывает Александра Антоновна Гуськова, 1912 г.р., жена Василия Михайловича - Первый раз я была в Москве у Матроны на квартире Ждановой. И в Царицыне была. Он аккурат попал в плен, извещение от него пришло: "Пропавший без вести". Я приехала к Матроне. Домик деревянненький был такой. Стучусь. Выходит хожалка. "Вам кого?" "Я приехала к Матронушке". "Я не могу вас пустить, я вас не знаю". Дверь открыта была. Матрюша услышала и говорит оттуда: "Пусти, пусти ее. Что ты ее не пускаешь?" Я вошла, поцеловала Матрюшу. Спросила про мужа. Она отвечала: "Он придет. Он у строгих начальников находится". После спросила ее про сестриного мужа, Парашкиного, она сквозь зубы сказала: "Придет". Я поняла, что огорчать не хотела, и он не пришел.

Александра
Гуськова Александра Антоновна

https://religion.wikireading.ru/106628 Некоторые женщины из Себино и соседних деревень во время войны приезжали в Москву, чтобы спросить блаженную Матрону о судьбе своих мужей, находившихся на фронте или пропавших без вести. Рассказывает Александра Антоновна Гуськова, 1912 г.р., жена Василия Михайловича - Первый раз я была в Москве у Матроны на квартире Ждановой. И в Царицыне была. Он аккурат попал в плен, извещение от него пришло: "Пропавший без вести". Я приехала к Матроне. Домик деревянненький был такой. Стучусь. Выходит хожалка. "Вам кого?" "Я приехала к Матронушке". "Я не могу вас пустить, я вас не знаю". Дверь открыта была. Матрюша услышала и говорит оттуда: "Пусти, пусти ее. Что ты ее не пускаешь?" Я вошла, поцеловала Матрюшу. Спросила про мужа. Она отвечала: "Он придет. Он у строгих начальников находится". После спросила ее про сестриного мужа, Парашкиного, она сквозь зубы сказала: "Придет". Я поняла, что огорчать не хотела, и он не пришел.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: