Холошня Григорий Силантьевич (Чернявский)
Холошня
Григорий
Силантьевич
(Чернявский)

Полковник Советской Армии / командир 192 полка, 63 стрелковой девизии
25.10.1912 - 9.05.1981

История солдата

До войны с 1939 по 1941 год работал военным инженером на Дальнем востоке, строил аэродромы. В 1941 строил береговые батареи на острове Осмусуар. Осенью 1941 эвакуировался в Кронштадт и до мая 1945г. воевал на Ленинградском фронте. Закончил войну командиром 192 гвардейского полка 63 стрелковой дивизии в звании полковника.

Регион Ленинградская область
Воинское звание Полковник Советской Армии
Населенный пункт: Выборг
Воинская специальность командир 192 полка, 63 стрелковой девизии
Место рождения Деревня Васильковка Синельниковского района Днепропетровской области
Годы службы 1940 1945
Дата рождения 25.10.1912
Дата смерти 9.05.1981

Боевой путь

Боевое подразделение 192СП

Воспоминания

Генерал Симоняк

Майор Григорий Силантьевич Холошня командовал 192-м полком, сменив Якова

Ивановича Кожевникова. Симоняк помнил его с августа сорок первого года, когда наши

моряки доставили на Ханко гарнизон острова Осмусаар. Среди командиров был и

лейтенант Холошня. На кадрового он мало походил. Представляясь комбригу, поднес руку

к пилотке, неловко оттопырив пальцы. Гимнастерка мешком висела на его плечах. Глаза

были прикрыты поблескивавшими стеклышками очков. [279] Симоняк тогда немало

удивился, узнав, что моложавый лейтенант уже окончил институт и возводил укрепления

на Осмусааре.Холошню направили к Кожевникову. Он на глазах превращался в собранного, волевого

офицера. Его перевели в штаб батальона, оттуда - в штаб полка. Когда Кожевникова

брали на дивизию, он сказал Симоняку:

- Лучшего человека на командование полком, чем Холошня, искать не надо. Большой он

умница!

В трудном бою под Нарвой Холошня оправдал эту оценку. И к предстоящей операции

подготовил полк хорошо. Но вот перед самой атакой - такая неприятность.

- Ободри его, - сказал комкор Щеглову.

- Дьяченко туда уже пошел.

Передний край корпуса от реки Сестры отделяло двенадцать - семнадцать километров.

Река причудливо извивалась по лощинам, среди густых лесов. Неширока она, а

переправиться трудно: берега крутые, подходы под огнем.

Уже с самого начала боя, когда войска корпуса рванулись вперед и за двадцать минут

оставили за собой четыре линии вражеских траншей, взгляд Симоняка, скользивший по

карте, все чаще и чаще останавливался на голубой ленточке реки. Шагнуть бы сегодня за

Сестру, размышлял комкор, захватить мост, поселок Яппиля - вот это было бы по-

гвардейски!

Наступали две дивизии корпуса - 45-я и 63-я. 64-я находилась во втором эшелоне. От

Путилова и Щеглова поступали бодрые донесения. Противник ошеломлен, смят ударами

нашей артиллерии и авиации, дружным натиском гвардейцев.

Позвонил командующий фронтом, справлялся, как идут дела.

- Хорошо. Финны еще не опамятовались. Полки местами уже продвинулись на четыре

километра.

- Наши самолеты больше вас не бомбят?

- Нет. Они, к счастью, больше напугали, чем причинили вреда.

Красные стрелки на карте комкора с каждым часом отодвигались от бывшего переднего

края. В лесах, у озерных дефиле, на перекрестках дорог завязывались скоротечные [280]

схватки, а иногда и яростные бои. Гвардейцы опрокидывали неприятельские заслоны и

рвались вперед. В их действиях сказывалась большая школа войны, полученный в

сражениях опыт прорыва многополосной обороны.

Из дивизий докладывали только о достигнутых рубежах, занятых полками опорных

пунктах. Но что стояло за скупыми словами шифрованных сообщений?

Радиоволна донесла командиру 192-го полка прерывистый голос комбата Петрова:

- Я у высоты "Волк".

- Не задерживайтесь. Иду следом.

Холошня, поправив очки, назвал место своего нового командного пункта - Заболотье.

Деревеньку с этим названием заняла рота капитана Львова. После тяжелого ранения под

Пулковом Алексей Львов долго лежал в госпитале. Вернулся в полк перед боями. И опять

повел своих автоматчиков вперед. Рота обогнала стрелковые цепи, лесом обогнула

Заболотье, атаковала финнов с фланга. Старшина Иван Исаичев, ветеран полка,

ханковский снайпер, со своим взводом внезапно появился у них в тылу. Неприятельский

гарнизон почти весь был уничтожен. Автоматчики захватили три тяжелых орудия.

- Что делать с пленными? - запрашивал Львов.

- Придержите, я скоро буду, - ответил командир полка.

В Заболотье Холошня пробыл недолго. Посмотрел на первых пленных, узнал, из какой они

дивизии. Финские солдаты исподлобья поглядывали на советских бойцов и офицеров,

они еще не пришли в себя от пережитого, как сказал один из них, "огненного ада".

- Отправить в штаб дивизии, - приказал Холошня командиру роты Львову. -давай вперед, к Сестре! Обгоняй Петрова…» Стрешинский МП – Генеерал Симоняк

Награды

Орден Отечественной Войны II степени
Орден Отечественной Войны II степени
Орден Красного знамени
Орден Красного знамени
Олден Красного Знамени
Олден Красного Знамени
орден Суворова 3 степени
орден Суворова 3 степени
орден Александра Невского
орден Александра Невского
медаль "За отвагу"
медаль "За отвагу"
Медаль "За оборону Ленинграда"
Медаль "За оборону Ленинграда"
Медаль " За отвагу"
Медаль " За отвагу"

Фотографии

После войны

В 46 Г поступил в академию генерального штаба работал в штабе округа. Демобилизовался по состоянию здоровья. После чего работал заведкющим Военной кафедрой МАИ. Последние 20 лет жизни работал заведующим учебной части МАДИ. Умер 9 мая 1981г.

Однополчане

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт: