КАЛАШНИКОВ  МИХАИЛ  ВАСИЛЬЕВИЧ
КАЛАШНИКОВ

МИХАИЛ

ВАСИЛЬЕВИЧ
гвардии старшина

История солдата

КАЛАШНИКОВ  МИХАИЛ  ВАСИЛЬЕВИЧ.

Родился в 1914 году в Курской области, Малоархангелького  района в селе Салтыково. Проживал в станице Хадыжи Краснодарского края на момент призыва в Армию. Мобилизован Нефтегорским Райвоенкоматом в июне 1941 г. в 33- гвардии артиллерийский полк,  в звании старшины батальона с июня 1941 г. по октябрь 1945 г. Специальность танкист, шофер Первого класса, механик. Кандидат ВКП(б).

Демобилизован согласно «Указа Президиума Верховного  Совета СССР, от 25. 09. 1945 г.»

Командир 33 гв.  арт. полка Подполковник Анохин.

Регион Краснодарский край
Воинское звание гвардии старшина
Населенный пункт: Сочи

Воспоминания

Калашникова Галина Михайловна дочь

Стали готовиться к войне, в огородах рыли окопы, в которых спасались от бомбёжки и снарядов. Самое большое, вырытое бомбоубежище было у Черчихи, а потом у Никитиных. Мы с мамой и бабушкой ходили то к одним, то к другим.
Вскоре появились разведчики немецкие на мотоциклах, они спрашивали: «Мамка, яйко, млеко?» У нас не было ничего, поэтому они не задержались у нас, поехали дальше. Потом поехали вооружённые, они выбирали себе квартиры на постой (на жительство временное). Бабушка одну комнату держала в чистоте, там были деревянные полы, а на кухне земляной пол.
Зашли к нам два офицера, один чернявый, Эрик, другой поменьше ростом, кучерявый, русый, с голубыми глазами, Ганс. Им понравилась комната, и они решили остановиться у нас. Жили мы при них не плохо. Они видели, как мы ели печёную картошку, попросили попробовать её. Потом они делились с нами своими пайками. Они часто обходились одним пайком двое, а другой отдавали нам. Когда у меня болела голова, Ганс давал мне конфеты, и говорил, что у него двое детей остались в Германии.
Ганс говорил, что Гитлер и Сталин хотят воевать, а они не желали войны.
Как – то приходил к нам военный высокого чина, высокий, в шинели, в фуражке, в грязных сапогах, наследил в комнате, маме потом пришлось убирать. Ганс извинился за него. Но, то, что он был высокого чина, мы поняли по тому, как Ганс лебезил перед ним.
Однажды, ночью, Ганс и Эрик отправились в горы на передовую, они были грустные, перед уходом, они думали, что не вернутся.
В это время много самолётов и немецких и наших летели в горы, и о туда слышались взрывы бомб. Под утро грязные и усталые, они вернулись. В этот вечер был сбит немецкий самолёт. Мы были рады, но от них радость скрывали, старались не смотреть на них, уходили. Немцы переживали.
Бабушку руководство немцев обязало работать на кухне, а маму заставляли работать в центре станицы, очищать дороги от грязи, чтоб немецкие машины не пачкались. Ганс сделал маме справку, что она работает на кухне, и от неё отстали.
Мама по огородам ходила к своей двоюродной сестре Нине Щеблыкиной. Один немецкий офицер её заметил, и стал говорить на неё «партизан». Этот немец угрожал маме пистолетом, чтоб она призналась. Ганс заступился за маму, и офицер отстал от неё.
Днём немцы уходили на службу, а нас обстреливали с гор, мы бежали прятаться в окоп то к Черчихи, то к Никитиным. В убежище Никитиных была солома, и одеяла, а у Черчихи было большое убежище во дворе, у неё были подушки и даже перина. У Черчихи жила племянница, Груня. Когда начался обстрел снарядами с гор, мы все побежали в убежище, а Груня не захотела, осталась на кухне возле окна вышивала. Когда окончился обстрел, мы вышли из убежища, и обнаружили разбитое окно, где сидела Груня. Один осколок смертельно ранил Груню в грудь. В большой комнате положили Груню на кровать, раздели её. Красивая, белая она лежала на кровати, женщины её обмывали и плакали.
Как-то раз, мы с мамой хотели пойти к тёте Нине, она жила недалеко, над рекой. И для безопасности, мы с мамой пошли к речке, чтобы в тени зелени, вдоль реки пройти к тёте Нине, маминой двоюродной сестре. Только дошли мы до конца своего огорода, к яблоне колировка, над рекой, как появились немецкие самолёты, и стали бомбить за рекой район кирпичного завода. Бежать в бомбоубежище далеко. Я смотрю на небо, а из самолётов, как большие продолговатые огурцы, чёрные, со свистом падают, потом оглушительный взрыв. Мама меня пригнула к земле, и меня прикрыла своим телом. В это время соседка шла с реки с полными вёдрами воды несла на коромысле, тоже со страха упала, и всю воду расплескала.
Когда бомбёжка закончилась, мы с мамой вернулись домой, подавленные страхом. Мне было любопытно, как самолёт кружился, сбрасывая бомбы, круг делал над нами, а бомбы сбрасывал за рекой.
Нас часто обстреливали с гор Наши, они били с миномётов, снаряды разрывались над нашими домами, иногда поджигали дома, сараи, убивали людей и скотину, у кого она была.
А однажды, с катюши ударили по нашей улице Кирова, мы не успели убежать в бомбоубежище. Мы с мамой залезли под кровать, и там видно было много света, казалось, горит дом и страшный клокочущий звук оглушал нас. Мама закрывала уши и голову подушкой.
После обстрела мы видели, как горел забор напротив нас у соседей, молодых Янгелей. Легко отделались мы, потому что вся масса огня пришлась дальше, по центру станицы, где был предполагаемый противник.
А однажды, был сильный арт. обстрел, мы сидели в окопе у Никитиных. Внезапно обстрел прекратился, и мы дети, я и Жорик Никитин, мой ровесник, побежали в дом, чтобы взять что-нибудь из еды. Тётя Нюся, мать Жорика сказала, что она сварила сладкий кабак, и мы решили его съесть, да ещё нам не нравилось там сидеть в душном бомбоубежище, и поэтому мы с удовольствием побежали к дому. И как только мы добежали до дома, (это я и Жорик) так снова повторился, да ещё более мощный артиллерийский обстрел. Я и Жорик, уже в комнате прилипли к двери и стене, и с замиранием сердца стояли и плакали. Дом сотрясало, стёкла в окне повыбивало взрывной волной. Когда кончился обстрел, мы стояли, не шевелясь, пока наши мамы пришли, и увели нас. Мы сидели в бомбоубежище долго, ждали обстрела снова, но его больше не было, поздно пошли домой.
Во время этого обстрела старого Янгеля смертельно ранило, он, как и мы, вышел из укрытия, и не успел войти в дом, так на пороге и умер. Был убит осколком этот добрейший человек. Деда похоронили за домом, в саду, под горой, там у них было фамильное кладбище, старинные памятники, с высокими надгробьями, видимо, родители старого деда Янгеля – пчеловода.
Обстрел начинался всегда с одного снаряда, который летел куда-то далеко и высоко, а потом через небольшую паузу, массой снарядов. За паузу между обстрелом, мы успевали добежать до бомбоубежища. Мы думали, что это нас предупреждали наши войска, которые вынуждены были стрелять по немцам.
В Хадыженске немцы были почти шесть месяцев, осенью пришли и весной отступили, но это самое горячее время для нас, так как линия фронта была в горах, и над нами самолёты летели сплошной лавиной, и немецкие и советские. Иногда зенитки немецкие пытались сбить самолёты, одна зенитка стояла напротив нас, на горе, и тоже наводила ужас своей стрельбой. Хотя самолёты летели не над нами, а над горами за речкой. Поэтому эта зенитка быстро была удалена, из-за неэффективности.
И днём и ночью шли бои на Кавказском перевале, были сбиты самолёты, как немецкие, так и советские. Помню, после такого налёта, соседка Нюся Никитина, пришла с речки с водой, и сказала маме, что у речки лётчик наш, что надо отнести ему еду.
Тётя Нюся сказала ему, что немцы стоят в каждом доме. Мама и тётя Нюся взяли кое-что из еды, и пошли к речке, а в это время немцы с собаками уже забирали нашего лётчика. Лётчик был ранен и не мог далеко уйти. И мама, и тётя Нюся притаились за зеленью в саду, чтоб немцы их не заметили. Так и неизвестна судьба лётчика.
Немцы менялись часто, то одни шли в горы на больших машинах, с двойными огромными колёсами, или гусеницами, то другие. Немцы берегли себя, давали отдых своим солдатам. Только одни наши советские солдаты без передышки и смены дрались отчаянно, голодные, но отстояли Кавказ.

Награды

в 1945 г. Серия Я №0052777
в 1945 г. Серия Я №0052777
№ 4546214, Орденская книжка серии:  Б №942914.
№ 4546214, Орденская книжка серии: Б №942914.
в 1942г.
в 1942г.
№2596548 в 1943 г.
№2596548 в 1943 г.
№1778687 в 1943 г.,
№1778687 в 1943 г.,
№812936,
№812936,
в 1945 г. 9 мая. Серия А № 357115.
в 1945 г. 9 мая. Серия А № 357115.

Фотографии

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: