Кондратьев Виктор Никитович
Кондратьев
Виктор
Никитович
старший сержант / пулеметчик
11.11.1924 - 8.09.2014

История солдата

Мой папа родился в станице Мешковской Ростовской области 11 ноября 1924г.Его отец и дед по материнской линии относились к духовенству области Войска Донского. В семье было выживших 4 детей.Когда вошли немцы папа был непризывного возраста. В 1943г. вслед за старшими братьями папу отправили на фронт. Прошел войну с автоматом и ручным пулеметом в руках. Воевал в Юго-Западной группе войск в составе IV и III Украинского фронта.Освобождал Болгарию,Венгрию,Румынию,Чехословакию,Югославию.Победу встретил в столице Австрии -Вене.

Регион Ростовская область
Воинское звание старший сержант
Населенный пункт: Ростов-на-Дону
Воинская специальность пулеметчик
Место рождения Станица Мешковская Ростовская область
Годы службы 1943 1945
Дата рождения 11.11.1924
Дата смерти 8.09.2014

Боевой путь

Место призыва Ворошиловградская область
Дата призыва 1943
Боевое подразделение 6 обо ПУ 3 УкрФ
Завершение боевого пути Австрия Вена
Госпитали Был ранен,лечился в госпиталях

Днепропетровская наступательная операция. 23.10-5.11.43 г.;Наступательная операция на криворожском направлении. 14.11-30.11.43 г.;Никопольско-Криворожская наступательная операция. 30.1-22.2.44 г. (Операция 2-го удара);2-й удар. Разгром на правобережной Украине. февраль-март 1944 г.;Березнеговато-Снигиревская наступательная операция. 5-18.3.44 г. (Операция 2-го удара);Разгром одесской группировки противника. 28.3-14.4.44 г. (Операция 3-го удара);3-й удар. Разгром немецко-румынских войск в Крыму и под Одессой. Апрель-май 1944 г.;7-й удар. Разгром немецко-румынских войск в районе Кишинев-Яссы. Август 1944 г.;Ясско-Кишиневская наступательная операция. 20.8-27.8.44 г. (Операция 7-го удара);Освобождение Болгарии. Сентябрь 1944 г. (Операция 7-го удара);Белградская наступательная операция. 28.9-20.10.44 г. (Операция 9-го удара);9-й удар. Разгром немецко-венгерских войск на территории Венгрии. Октябрь-декабрь 1944 г.;Будапештская наступательная операция. 28.10.44 г. - 13.2.45 г. (Операция 9-го удара);Форсирование р. Дунай и захват плацдармов у Батина и Апатин. 7.11-29.11.44 г.(Операция 9-го удара);Балатонская оборонительная операция. 2.1-15.3.45 г.;Венская наступательная операция. 16.3-15.4.45 г.

Воспоминания

Октябрь 1943 г.

Вот как вспоминал папа о войне в октябре 1943 года. «Долгими осенними ночами шли мы меняя направление, то приближаясь, то удаляясь от грохота, зарева пожарищ уходящего на запад фронта(отступая фашисты взрывали,жгли все что могли,редкие колодцы забрасывали трупами).Днем мы пребывали в лесополосах, окапываясь, маскируясь. В непогоду шли и днем ,промокшие по раскисшей земле Приднепровья в направлении на Мелитополь. Усталость валила  с ног…Команда «привал»!...И падали кто где был…Еще тяжелее было подниматься: в кровь растертые ноги опухали, а надо было идти и нести на себе скатку, ручной пулемет, диски, гранаты, лопатку и пр…Питание суточное кусок продымленного хлеба, немного каши, грызли траву, кустарник…Серый день сменился черной ночью с холодным затяжным дождем, а мы все шли и шли в неведомое, обессилевшие, натыкаясь друг на друга, разговаривать, курить, стучать запрещалось. Перешли вброд  р. Молочную…взрывы…крики, стоны раненых…Привал Под ноги попалось что-то как пенек, -присел…и…отпрянул,- то была человеческая голова…Дождь переставал идти…Команда шопотом «окопаться»… «приготовиться к бою»Впереди немцы….Светало…Оказалось мы в фруктовом саду а впереди в разных позах много наших погибших бойцов: кто застыл у рукояток «максимов» ,кто с другим оружием…Молоденький лейтенант в новенькой форме будто живой прицельно всматривался в бинокль…(не успели они окопаться).Вокруг будто следы угасших костров маленькие воронки от мин…Команда  «Вперед»- и мы пошли фронтальной цепью На открытом лугу нас бомбили…От взрывов болотистая земля качалась…Казалось все рвется внутри тебя. Улетели стервятники….Поднялись и пошли через туевую лесополосу. Разрядил короткими диск в встретившихся стрелявших в нас фашистских автоматчиков…За лесополосой барханные пески. Подул встречный ветер…Поднялась песчаная буря…Ноги тонули в песке и все засыпало песком: нос, рот, уши, глаза. А фашисты обрушили на нас минометный смерч…Все живое рвалось осколками…Душил запах тухлых яиц, дым разрывов…В метре от меня шлепнулась, но чудом не разорвалась большая мина…Свист, взрывы, визг осколков, крики раненных людей, лошадей всплывают жутью и посей день. К вечеру обстрел поутих… Мы стали перебегать дальше

увидев вблизи гитлеровцев дал по ним очередь,  но затем пулемет заклинило песком. Отбивал затвор лопаткой…Мы продвигались дальше…Фашисты с потерями отступали…Стемнело…Команда: собираться всем у здания фермы за лесополосой. Всю ночь хаотично рвались отдельные мины…Лишь несколько человек осталось в строю от нашей роты…Переписали нас, дали каши( с песком),хлеба. С утра мы пошли в наступление…Убитые немцы все были в защитных очках. С такими лишениями, потом, кровью освобождали мы нашу землю от фашистских захватчиков.»

                                 

Январь 1944 г.

Еще воспоминания .Шел январь 1944 г. Госпиталь в ст. Луганской….Запасной полк в Ворошиловграде…Эшелоном к прифронтовой станции… Пешком в сторону Кривого Рога. Остановились на формирование в полусгнившем селе, -километрах в 30 от фронта. Выдали нам оружие, Мне опять ручной пулемет(РПД) и назначили первым номером… Поместили нас в холодном сарае. Трудно было привыкать опять ко всем невзгодам. Напряженная учеба, маневры, беспрерывные подъемы ночью по тревоге…Рады были хоть немного забыться сном на гнилой соломе. Ложились с заряженным оружием и не раздеваясь, лишь немного расшнуровав мокрые ботинки. На ногах они и подсыхали немного. Хлопотно было с обмотками: перетянешь- трудно идти, слабее обмотаешь -размотаются в пути. Но все это было сносно, т.к. кроме ночных бомбежек почти не было других опасностей. И вот с вечера выдали нам сухой паек, проверили оружие…Только уснули, -подняли по боевой тревоге…отправились в путь…Приказ- не разговаривать, не курить…Почти всю долгую зимнюю ночь шли мы на встречу с врагом в сторону Кривого Рога. Огненные сполохи на горизонте и далекое ухание орудий становились все отчетливее. Отдельные снаряды уже рвались вблизи и перелетая нас. Все ощутимее слышались отдельные выстрелы и треск пулеметов…Небо озарялось осветительными ракетами. Обогнала колонна машин с орудиями на прицепах…Навстречу прогромыхала вереница подвод со стонущими раненными…Потом шли по бездорожью, по снегу. Стали посвистывать шальные пули и рваться отдельные мины… Кого –то ранило…Перестроились и пошли цепью…Вскоре наткнулись на траншеи. Виднелось оружие и люди в разных позах: сидя в окопах или держась за оружие, но уже не живые. Был приказ: «Убьют- падай головой на запад».Перейдя окопы пошли дальше…Шли по кукурузному полю. Немцы почти беспрерывно освещали местность ракетами и были уже метрах в 100.Мы падали при вспышках ракет и снова шли. Сначала они, вероятно, нас не обнаружили и стреляли наугад, но когда мы вышли на голое поле,- нас заметили: осветили ракетами и стали прицельно стрелять. Мы залегли. Стали стрелять и мы в них. Приказали нам: Вперед!...Примерно в 50 метрах от нас виднелись окопы. Спотыкаясь на бегу я стрелял по вспышкам. Чем-то сбило с меня шапку, но голову не задело. Оглянулся, -шапки не видно. Мне удалось добежать до окопа и с размаху упасть в него. Почувствовал под собой что-то мягкое- оказалось труп. Окоп был мелким. Я вытащил его на бруствер и принялся углублять окоп…Немцы вели по нас шквальный огонь из пулеметов ,автоматов и  бросали гранаты, но они до нас не долетали…Светало. Мы все рыли и рыли землю…Потом немцы перестали стрелять. На наши выстрелы они не отвечали…Мы тоже не стали стрелять…И вот взрыв снарядов: впереди, сзади нас и по нас, еще и еще…Затем шквал огня; был сплошной душераздирающий гул; где-то скрежетал их шестиствольный миномет, а здесь падали тяжелые мины…Успел снять сверху пулемет,- положил его на себя; голову накрыл вещмешком и сверху лопаткой. Открыл рот чтобы не оглохнуть, а в уши вдавил пальцы рук. Рвалось все и казалось вот-вот разнесет и меня. Сыпалась земля как будто кто-то засыпал меня лопатой, падали рикошетя осколки. Что-то сильно ударило по голове,.. потом по спине; что-то тяжелое. Становилось  тяжело дышать от ядовитого запаха тухлых яиц, дыма разрывов. Казалось смерть неизбежна. Но, наконец, послышался спасительный вой наших снарядов, шум «катюш» и…немцы утихомирились. Взрывы прекратились…Страшно гудело в голове. Подняться сразу не удалось, и лишь подсунув под себя руки, с трудом ( полузасыпанный землей) выбрался из окопа. Все и рот, и нос  и глаза были забиты землей- невозможно было смотреть…Отполз несколько метров и умылся снегом; Протер глаза. Осмотрелся: кругом была перепаханная воронками земля, кто-то стонал…Окоп мой был полуразрушен: один снаряд разорвался на бровке, пробил саперную лопату и застрял в краюхе мерзлого хлеба. Я же отделался ушибами. Были убитые, особенно среди тех, кто окопался мелко. Не видел я и второго номера. Одного из раненных мне, и еще одному бойцу, приказали доставить в санроту( она находилась  в балке, метрах в 300).

       Мы ожили, стали приводить себя в порядок чистить оружие и прочее. Немцы еще по нас стреляли из минометов, но уже не так интенсивно. Позже выяснилось, что они ушли с занимаемых ими позиций.

       С наступлением темноты мы сменили позиции: прошли  с полкилометра и стали окапываться( окопы-ячейки в метрах 20 один от другого).

       Командир мне сказал, что справа от меня наших вблизи нет, и чтобы я смотрел «в оба»… Потом меня окликнули сзади: принесли поесть горячей пшенной каши из термоса, хлеба и целую банку водки…Ушли…Выставил пулемет, приготовил гранаты, замаскировался. Подмостил под ноги ящик из под снарядов и стал всматриваться, прислушиваться.

        Немцы стреляли где-то в стороне, а напротив нас –нет. Подмораживало…Очень хотелось уснуть, трудно было себя удержать.

        К утру услышал хруст снега, всмотрелся: от противника в нашу сторону двигалась группа людей. Все ближе и ближе. Потом двое остановились, а остальные, крадучись, шли на меня. Они были в маскхалатах. Приостановились, присели и я четко услышал приглушенную немецкую речь, увидел их автоматы…Сомнений не было- это враг.

         Я быстро снял рукавицы, проверил гранаты, отогнул шплинты. Мне снизу их было очень хорошо видно, а они явно не замечали нас. Когда гитлеровцы оказались в нескольких шагах я бросил в них одну за другой две «лимонки» и пригнулся в окопе.

          Раздались взрывы, крики, визг осколков. Застрочили по ним из автоматов и другие бойцы. Для верности я бросил еще 2 гранаты. Потом все стихло.

           Двое, что были дальше- пытались уйти отстреливаясь. Я короткими очередями стал бить по ним и трассирующие пули, как огненные стрелы пронзили оккупантов.                          

           Получили свое те, кто хотел поработить нас.                                                                  

Награды

Медаль "За Отвагу"
Медаль "За Отвагу"
Орден Отечественной войны I ст."За мужество"
Орден Отечественной войны I ст."За мужество"

Фотографии

Дядя Женя, тетя Леля и папа
Дядя Женя, тетя Леля и папа
На демонстрации с сотрудниками.Папа держит флаг
На демонстрации с сотрудниками.Папа держит флаг

После войны

В 1945 г. осенью вернулся на Луганщину.Закончил горный техникум,затем Высшие инженерные курсы в Киеве.Работал в Шахтострое,на строительстве шахт и жилья. Затем 30 лет в проектном институте Гражданпроект в Луганске. Пользовался авторитетом. В преклонном возрасте посадил сад:абрикосы,черешни,жасмин,виноград.До последней минуты обслуживал себя сам,вкусно готовил,- несмотря на почти полную слепоту ,очень больное сердце и букет других болезней.Проживал в Луганске, пока не уговорили перебраться к нам в Москву в 2014 г. из-за военных действий :когда украинская армия начала обстреливать мирный город, который он защищал в Великую Отечественную Войну и строил. 90 летний старик без воды,электричества,газа ,почти слепой не выжил бы. Говорил: если бы видел- пошел бы защищать Луганск опять. Болезненно следил за новостями: сердце не выдержало...

Однополчане

Папа с однополчанином
Папа с однополчанином

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: