Кудров Фёдор Андреевич
Кудров
Фёдор
Андреевич
Старший лейтенант / Командир взвода 1-й стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознамённой дивизии
11.07.1915 - 12.09.1981

История солдата

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Регион Ивановская область
Воинское звание Старший лейтенант
Населенный пункт: Заволжский район
Воинская специальность Командир взвода 1-й стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознамённой дивизии
Место рождения деревня Дорофеево, Семёновского района, Костромской области
Годы службы 1936 1945
Дата рождения 11.07.1915
Дата смерти 12.09.1981

Боевой путь

Место призыва Семёновский райвоенкомат Ивановской области
Дата призыва 24.09.1936
Боевое подразделение 1-я стрелковая рота, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознамённой дивизии 14ОА
Принимал участие Освобождение станции Погостье, Массельская операция

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербиям

Давно отгремели залпы Великой битвы. На месте пепелищ, руин и развалин построены новые города и села. Мальчики и девочки, которые родились 9 мая 1945 года, уже сами имеют внуков. Знания о Великой Отечественной войне мы получаем уже из документов, книг, фильмов…

Какое же несказанно счастливое удивление было у моей мамы, когда на сайте «Память народа» она нашла информацию о моём прадеде Кудрову Фёдору Андреевичу. Рассматривая вместе военные документы, его ордена и медали, наградные листы, я воскликнул от удивления: «Вот это да! Не верю своим глазам! Как ты успела найти такую бесценную информацию?». На этом сайте я установил боевой путь моего прадеда по номерам воинских частей, в которых он служил, узнал о его наградах, которые, по маминым словам, он бережно хранил в ящике комода, узнал за какие заслуги он награждён каждой медалью и орденом, смог ознакомиться с его учетно-послужными документами, наградными листами и приказами. За недостающими данными мама обратилась в Военкомат города Заволжска (где прадед жил и работал на лесопункте после войны), где мы получили недостающую информацию, а также и фотографию прадедушки в молодости. Хочется выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в том, чтобы я, находясь вдалеке от России, смог узнать всю правду о моём прадедушке: и служащим военкомата г. Заволжска, и работникам архивов, и создателям такого нужного, неизмеримо ценного сайта, всем, кто по крупинкам собирал данные и продолжают пополнять базу памяти о наших родных и близких нам людей, учавствовавших в Великой Отечественной войне, о наших славных героях. СПАСИБО ВАМ!!!

В этом сочинении мне бы хотелось рассказать о моём герое, моём прадеде — о Кудрове Фёдоре Андреевиче, который учавствовал в Финской компании и воевал во время Великой Отечественной войны. Он прожил всего 66 лет. Этот человек служит для меня самым лучшим примером.

Кудров Фёдор Андреевич родился 11 июля 1915 года в деревне Дорофеево, Семёновского района, Костромской области. Закончил школу младшего начального состава, где получил звание старшего лейтенанта. По окончании военной школы прадедушка вернулся в родные места и женился на прабабушке Тане. Вскоре у них родилась дочка, которую назвали Галина (старшая сестра моего дедушки Фёдора). В 21 год, т. е. 24 сентября 1936 года был призван Семёновским райвоенкоматом Ивановской области в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, на военную службу БО ПВО КБФ (большой охотник за подводными лодками противовоздушной обороны Краснознаменного Балтийского флота).

Когда началась Советско-Финляндская война, прадедушка ушёл на фронт, учавствовал в Финской компании с сентября 1939 года по февраль 1940 года или как её ещё называют «Зимняя война», которая длилась 105 дней…

С первых дней Великой Отечественной войны, т.е. с июня 1941 года воевал в должности командира взвода 1-ой стрелковой роты, 1221 стрелкового полка, 367 стрелковой Краснознаменной дивизии. За время пребывания в полку показал себя волевым, смелым, решительным, требовательным к себе и подчиненным командиром. Его взвод – лучший взвод в роте, вполне подготовленный в строевом и политическом отношении. Уставы и наставления знал хорошо. За время пребывания в отдельной разведывательной роте в период наступления в Заполярье показал отвагу, личную храбрость и умение командовать взводом в бою. Учавствовал в боях на Ленинградском фронте, где был тяжело ранен 2 раза, а так же 2 раза контужен.

Первое ранение в руку с повреждением кости получил 5 августа 1941 года в разведке под Петергофом, где его настиг осколок разорвавшегося снаряда. Что только не пришлось испытать прадеду в 1941 году. Перед наступательной операцией советских войск Ленинградского фронта и Балтийского флота мой прадед с боевыми товарищами отправился в разведку, чтобы разузнать силы противника, не привлекая внимание немцев к месту готовившейся операции. Петергоф обороняла 291-я пехотная дивизия 18-й армии вермахта с приданными частями. По численности она незначительно уступала составу наступающих войск 8-й армии. Плюсом противника было то, что за три недели он успел подготовить сильную оборону на глубину до двух километров, состоящую из огневых точек, траншей и окопов, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Значительный недостаток артиллерии и боеприпасов не оставлял шансов советским войскам на прорыв этой обороны…

13 сентября 1941 года капитан Иванов издал приказ о организации надёжной обороны с тем, чтобы остановить противника, не допуская дальнейшего его продвижения к Ленинграду. но наступавшие части противника прорвали оборонительные позиции под Красногвардейском (Гатчина), 15 сентября они захватили Пушкин и достигли берега залива между Урицком и Петергофом. Бойцы Советской Армии, в том числе и мой прадед, обороняли свой участок в Урицке, отбивая атаку за атакой. Вспоминая о том времени, он говорил: «Сидишь в траншеях, а наши из орудий, миномётов и «катюш» поливают и поливают немцев, думаю: «Что делают? Так и весь боезапас выпустят, откуда только снаряды брали? А в 1941 году немец — 10 снарядов, а мы — 1, а то и не одного в ответ. Вот такой ад был, сидели и жались друг к другу, а как иначе? Винтовка-то одна на двоих, да и стрелять ещё без приказа нельзя». В боях под Урицком мой прадед был контужен 15 сентября и 5 октября 1941 года. После тяжелого ранения был отправлен в медсанбат, а потом в госпиталь, где получил радостную весточку — 15 сентября 1941 года у него родился сын (это мой дедушка, который получил имя по своему отцу и стал Фёдор Фёдорович).

После госпиталя — снова на фронт. Мой прадед принимает участие в наступательной операции — освобождение станции Погостье. Весной 1942 года станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. С плацдарма линии Воронов — Погостье — Жарок войска Ленинградского фронта начали наступательные действия в направлении города Любань с целью дальнейшего окружения Мгинско-Тосненской группировки немецко-фашистских захватчиков. В районе станции и ж/д переезда наши войска долго и безрезультатно в лобовых атаках пытались взять укрепленные позиции XXVIII-го армейского корпуса ВС Германии (вермахта). Удалось это ценой огромных потерь. Согласно оценкам самих участников тех событий, а также по архивным материалам, на маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Их не успевали хоронить во время боёв и они так и остались лежать по воронкам, канавам, вдоль и ныне существующей ж/д ветки и насыпи. До сих пор в тех болотистых лесах поисковики каждый год находят останки наших воинов. Земля в тех местах напичкана железом: боеприпасы, разбитая техника, колючая проволока. Сам переход через железнодорожное полотно под Погостьем простреливался и получил название «долина смерти». Второе тяжёлое ранение в ногу с раздроблением пятки мой прадед получил 13 апреля 1942 года при освобождении станции Погостье от немецкой миномётной мины. И все-таки Погостье взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее места, где все это когда-то было. Пришла дивизия советских воинов, полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на пятьсот. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и пошло, и пошло дело. Артиллерист Любанской дивизии Василий Чуркин так описал в своём военном дневнике станцию Погостье весной 1942 года: «Большой ценой досталось нам это Погостье, тысячами трупов была усеяна изрытая снарядами земля. Трупы, всюду трупы. Куда ни пойди, везде лежали убитые. Земля была устлана огромным количеством трупов. Весной когда сошел снег, трупы наших бойцов у насыпи так и лежали слоями: снизу в х/б, потом в шинелях, а сверху в зимнем обмундировании...»

Зимой 1942 года 367 стрелковая дивизия, в которой воевал мой прадед, почти целиком осталась лежать в снегу под станциями Масельской и Ванзозеро в Карелии. Карельский фронт существовал самое продолжительное время (три с половиной года), протяжённость его составляла 1600 км. Здесь не было крупных сражений, сравнимых со Сталинградской битвой или битвой на Курской дуге, однако направление было очень важным. Отдельная немецкая армия «Норвегия» рвалась к Мурманску, куда по ленд-лизу поступала помощь с Запада, а финские войска стремились перерезать Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал, по которым на фронты из Мурманска и Архангельска эта помощь поступала. Карельский фронт должен был освободить участок

Кировской железной дороги, овладеть городом Медвежьегорск и далее продвигаться к границе с Финляндией. Для этого была создана Массельская оперативная группа, в которую вошли 186-я, 263-я, 289-я, 367-я стрелковые дивизии, 61-я, 65-я, 66-я, 85-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота. Зимние сражения 1942 года стали самыми кровопролитными боями на Карельском фронте. В фильме «А зори здесь тихие» по роману Б. Васильева показаны события этого периода, правда, происходили они на другом разъезде Кировской железной дороги в болотистых местах Карельского перешейка. В состав 367-я стрелковой дивизии входили 1217, 1219, 1221 стрелковые полки и 928 артиллерийский полк. К моменту прибытия на фронт дивизия имела в своём составе 10910 человек. Командный состав 367 дивизии был преимущественно из запаса. Командиры взводов – недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1900–1913 годов рождения (т.е. им было по 36–40 лет), воинской подготовки не имели, лыжами не владели. Большинство командиров штабов имели незначительный опыт штабной работы. Из личного состава только 4% имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии была укомплектована в пути следования на Карельский фронт. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, не хватало передков. Зенитная артиллерия отсутствовала, миномёты не имели прицелов. Отсутствовали артиллерийские приборы. Самозарядных винтовок было 9 вместо 3721 по штату, снайперских винтовок 26 вместо 108 штук. В декабре 1941 года при разгрузке дивизии на разъезде станции Масельская начался артобстрел, а затем налетела авиация. Так появились первые потери. И вот фронт… С 1 января 1942 года дивизия вела наступательные бои за Кировскую железную дорогу, врагу был нанесён значительный урон в живой силе и технике. Противник, потеряв важные стратегические объекты, стал усиленно готовиться к реваншу. Нужно отметить, что 367 –я дивизия была просто не готова к ведению боевых действий. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей. Морозы стояли сорокаградусные, кругом метровые сугробы, ноги бойцов постоянно мокрые – болотистая почва не промерзает в этих краях. Греться и сушиться особо негде, костер разжечь нельзя, верная гибель, потому частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Нашим войскам противостояла 8-я пехотная дивизия финнов под командованием полковника Винеля. Вооружение – автоматы «Суоми», в достатке теплое шерстяное белье, обязательно – лыжи, имелись галеты, консервы. Личный состав получил опыт в ходе зимних боев с Красной армией. Сопоставление далеко не в нашу пользу. 6 февраля 1942 года в 2.30 утра финны при поддержке артиллерии и минометов перешли в наступление в полосе 367-ой дивизии. Они прорвали ее передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка, заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. Командир первого батальона 1219-го полка лейтенант Копытин без приказа отвел свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финны и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, поэтому была организована круговая оборона. На следующий день противник повел сильный автоматно-пулеметно-минометный огонь по району окружения. Трое суток полк вёл бои с финнами и немцами. 24 атаки противника были отбиты. За это время были израсходованы все патроны и гранаты. Пытавшиеся пробиться к окружённым 289-я стрелковая дивизия и 61-я морская бригада, неся большие потери, залегли в снегу под шквальным огнем противника. Не поднимая головы, слушали бойцы канонаду в финском тылу – погибающий 1217-й полк продолжал борьбу! Держась на расстреливаемой со всех сторон высоте, бойцы отбивали одну атаку за другой, выдерживая непрерывный натиск, солдаты верили в помощь, которая к ним так и не пришла. К исходу 7 февраля оставшиеся в живых пошли на прорыв... Зимние бои 1941–1942 гг. остались и в памяти наших противников – финнов. Один из них вспоминал: «По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга». В январе–феврале 1942 года 367-я стрелковая дивизия потеряла 7610 человек: убито и умерло – 1141, ранено и контужено – 2822, заболело и обморожено – 655, пропало без вести – 2967. 24 февраля 1942 года оставшиеся части 367-й стрелковой дивизии вывели на переформирование. Возрождённая дивизия, в составе которой воевал и мой прадедущка Фёдор, сражалась храбро и стойко на Крайнем севере, в тяжёлых климатических условиях.

Мой прадед прошёл всю войну. Даты подвига моего прадеда: 5 августа 1941 года, 15 сентября 1941 года, 5 октября 1941 года, 13 апреля 1942 года. 14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту — медаль за оборону Ленинграда (опись: 1476). За боевое мастерство и героизм Кудров Фёдор Андреевич был награждён 17 июня 1945 — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 6219) и 17 июля 1945 года прадед был представлен к награде, изданной 1221 стрелковому полку — медаль «За оборону Советского Заполярья» (опись: 44677). Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кудров Фёдор Андреевич награждён правительственной наградой «Орденом Красной звезды» (опись: 690306). За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно (умер он 12 сентября 1981 года от сердечного приступа) был награждён правительственной наградой «Орденом Отечественной войны II степени».

Немного воспоминаний о моем прадедушке со слов моей мамы Жанны Кнежевич (девичья Кудрова), дедушкиной внучки, которая с двухлетнего возраста жила у прадедушки с прабабушкой в городе Заволжске, Ивановской области. С раннего возраста воспитывал её дед и держал в «ежовых рукавицах». Мама часто мне рассказывала о дедушке, моём прадеде, наставляя и меня на путь истинный. Говорила, что мой прадедушка с его закалкой командира, приучал её к порядку, к дисциплине. Говорил: «Береги честь смолоду!», «Сделал дело — гуляй смело!». Мама поделилась со мной воспоминаниями, как она в 4-ом классе вместо того, чтобы после занятий в школе вернуться домой, пошла без спроса с подружками в парк, заниматься на турниках, представляя себя олимпийской чемпионкой. За непослушание дедушкиного «Устава» он отодрал за ухо «олимпийскую чемпионку» и отшлёпал её ивовым прутиком, чтобы впредь слушала дедушкины наставления. Мама навсегда запомнила лекцию дедушки-командира. Прадедушка учил её быть честной и справедливой. С малых лет мама запомнила, что шоколадку нужно разделить точно поровну. За справедливость Фёдора Андреевича все уважали: и дети, и взрослые. Его, как ветерана войны, часто приглашали в восьмилетнюю школу №4 на «Урок мужества». Он ученикам рассказывал о жутких днях войны, о своих подвигах, о том, как приходилось пробираться по пояс в ледяной воде, находясь в разведке. Рассказывал, как приходилось лежать в снегу сутками, наблюдая за железной дорогой и немецкими патрулями, делать рейды по тылам противника. Рассказывал и о портянках. Это прямоугольные куски из тёплой и прочной ткани для обматывания ног, которые использовались в суровое военное время вместо, привычных всем нам, носков. Чтобы портянки не разматывались при ходьбе и беге, их нужно плотно наматывать на ноги, от носка ноги и непременно «наружу», а не «внутрь», чтобы при ходьбе они не сбивались и не натирали ноги. Кто знает, может быть, портянки спасли моего прадедушку от обморожения в сорокоградусные морозы 1942 года на Карельском перешейке? Ещё мама рассказывала мне о том, что прадед почитал День Победы. В этот день он мог себе позволить выпить рюмочку, другую. Говорил, обращаясь к прабабушке Тане: «А ну-ка, мать, налей мне рюмашку! 9 мая — мой праздник!».

Заканчиваю писать историю своего прадеда. Смотрю на ордена и медали, на справки и документы, которым уже три четверти века, и испытываю чувство печали и гордости. Сколько прадеду пришлось пережить боли за свою Родину? Может быть плакал от боли, стонал, но не жаловался и не сдавался. Мой прадед — мой герой. Я горжусь моим прадедом, сильным духом и телом. Как бы его не ломало, не гнуло к земле — он выстоял ради нашего светлого будущего. Я стараюсь быть похожим на него, следуя его наставлениям: выбрать правый путь и жить с честью и чистой совестью. А чтобы жить с честью, нужно, чтобы память не умерла, знать свою историю, помнить о тех, кто воевал и погиб за нас с вами. Нужно идти прямо к выбранной цели. Я отлично учусь, занимаюсь спортом, активно учавствую в общественной жизни. «Если бы прадедушка Фёдор был сейчас жив»,-как-то сказала мама,-«он был бы безмерно счастлив, глядя, как ты стараешься». По окончании школы я хочу учиться в военной гимназии, поступить в Военную Академию и, как мой прадед, защищать свою Родину, а их у меня две — Россия и Сербия.

Правнук

Давид Кнежевич

VII/2 класс

Республика Сербия

Награды

Медаль "За оборону Ленинграда"
Медаль "За оборону Ленинграда"

14 июня 1943 года мой прадед был представлен к награде, изданной Карельскому фронту - медаль "За оборону Ленинграда" (опись: 1476)

Медаль "За оборону Советского Заполярья" - 1
Медаль "За оборону Советского Заполярья" - 1

За боевое мастерство и героизм мой прадед был награждён 17 июня 1945 года - Медаль "За оборону Советского Заполярья" (опись: 6219)

Медаль "За оборону Советского Заполярья" - 2
Медаль "За оборону Советского Заполярья" - 2

17 июля 1945 года мой прадед представлен к награде, изданной 1221 полку - Медаль "За оборону Советского Заполярья" (опись: 44677)

Орден Красной звезды
Орден Красной звезды

Согласно приказу войскам 14 Отдельной армии №0166 от 7 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захва...

Орден Отечественной войны
Орден Отечественной войны

За дважды пролитую кровь, за отвагу, мужество и беспредельную преданность Социалистической Родине 6 апреля 1985 года мой прадед посмертно был награждён правител...

Документы

Регистрационная карточка
Регистрационная карточка
Наградной лист
Наградной лист
Приказ 13.09.1941. года
Приказ 13.09.1941. года
Документ о награждении медалью "За оборону Ленинграда"
Документ о награждении медалью "За оборону Ленинграда"
Документ о награждении медалью "За оборону Советского Заполярья"
Документ о награждении медалью "За оборону Советского Заполярья"
Документ о награждении медалью "За оборону Советского Заполярья"
Документ о награждении медалью "За оборону Советского Заполярья"
Документ о награждении "Орденом Красной звезды"
Документ о награждении "Орденом Красной звезды"

Семья солдата

Фёдор
Кудров Фёдор Фёдорович

Мой дедушка Кудров Фёдор Фёдорович (15.09.1941 - 03.02.2010), сын Кудрова Фёора Андреевича

Прадедушка Кудров Фёдор Андреевич и прабабушка Татьяна Васильевна в яблочном саду (г. Заволжск)

Фотография с прадедушкой: вверху его дочь Галина с супругом (слева) и зятем Виктором Воеводиным (справа), в нижнем ряду слева направо: его супруга Татьяна Васильевна, его внучка и моя мама Жанна Кнежевич (девичья Кудрова), его внучка Эльвира Михайловна Воеводина, его правнучка Наталья Воеводина и мой прадедушка Кудров Фёдор Андреевич.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: