Лапхан Василий Макарович
Лапхан
Василий
Макарович
лейтенант / командир танка
Дата рождения: 1920

История солдата

Своего деда Василия Макаровича вспоминает командир отделения полиции Стародубского МОВО прапорщик полиции Александр Лапхан:

– Когда началась война, деду был 21 год. Удивительно, но к этому возрасту у него уже было две специальности – одна мирная, другая военная. После окончания семилетки он  поступил в карачевский сельскохозяйственный техникум, а после прошел конкурс и был принят в  Орловское бронетанковое училище имени Фрунзе.

В июне 1941-го деду вручили диплом об окончании бронетанкового училища и присвоили звание лейтенанта. А через несколько дней он был призван в ряды Красной Армии в качестве командира бронетанкового взвода. В его распоряжении было четыре танка  Т-34.  

Численность переменного состава училища составляла 1600 курсантов. В июне – июле 1941 года училище отправило на фронт два танковых батальона, автомобильную роту, ремонтно-восстановительный батальон, два коммунистических батальона и автобронемастерскую. Известно, что один из танковых батальонов попал в 20-ю Армию, в 57-ю танковую дивизию. В этих рядах был и мой дедушка  Василий. В составе батальона было 15 танков (из них семь – Т-34).

С первых дней войны дед участвовал в боях и сражениях. Приходилось идти лоб в лоб на врага – такова тактика танкиста. После он всегда говорил, что танкист не может прятаться  и действовать исподтишка. Чтобы нанести точный удар по противнику,  нужно максимально приблизиться к нему и прицелиться. Дорога каждая секунда – или ты  его, или он тебя. Кстати, в жизни дед тоже был очень прямолинейным и справедливым, никогда не боялся сказать правду в глаза. Иногда мог быть вспыльчивым.

Но в послевоенное время не всегда эта правда приветствовалась. Был случай, когда его даже с работы уволили на некоторое время. Прямолинейность – наверное, это качество характера он воспитал в боях, в танковых сражениях. Война связала в единое целое  судьбу и характер.

В 1941-м  деду пришлось воевать на родной земле. Об этом я знаю из рассказов своего отца.  А вот что говорят документы:

«Трубчевск не сдавался почти два месяца –  дольше, чем Смоленск и Брестская крепость, и был оккупирован немецко-фашистскими войсками 9 октября  1941 года. Освобожден – 18 сентября 1943 года…»

«31 августа 1941 года развернулось танковое сражение, в котором участвовали с советской стороны 108-я танковая дивизия и 141-я танковая бригада (бывшая 110-я танковая дивизия – полковник П.Г.Чернов), с немецкой стороны – 17-я танковая дивизия под руководством Гейнца Гудериана. Сражением руководили заместитель командующего Брянским фронтом генерал-майор Ермаков и генерал-лейтенант танковых войск В.А.Мишулин. 108-я дивизия имела задачу нанести сокрушающий удар по группировке противника, переправившейся через реку Судость в районе Почепа. Однако выдвижение дивизии происходило медленно, меж тем противник без особых усилий сбил со своих позиций на реке Судость вновь сформированные и необстрелянные дивизии 3-й Армии, вынудив их беспорядочно отходить. 108-я танковая дивизия оказалась в крайне невыгодных тактических условиях. Ее правый фланг обошли танки противника, и дивизии пришлось вести бои с перевернутым фронтом на восток и северо-восток будучи отрезанной от основных путей подвоза боеснабжения. В таких условиях соединение сражалось около пяти суток, серьезно замедлив темпы продвижения противника к Трубчевску. Результатом сражения под Трубчевском стало очищение от противника района между реками Судость и Десна. В Трубчевске открыт памятник нашим освободителям в годы Великой Отечественной  войны».  

В этом танковом сражении под Трубчевском  Василий Макарович был тяжело ранен. Враг подбил его танк,  машина  загорелась, надо было в считанные секунды покинуть машину. Судьба остального экипажа неизвестна, но деду удалось выбраться из горящего танка. Весь обгоревший, с осколочным ранением в ногу, он был доставлен в военный  госпиталь Орла. После войны, рассказывая о тех событиях своим детям,  дедушка всегда добавлял, что его сгоревший танк еще долго стоял на том поле боя. 

В Орле ему недолго пришлось лечиться, так как госпиталь захватили немцы. В составе госпиталя дед попал в плен. Гейнц Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» пишет: «3 октября 1941 года 4-я танковая дивизия захватила Орел. Это дало нам возможность получить хорошую шоссейную дорогу и овладеть важным железнодорожным узлом и узлом шоссейных дорог, который должен был стать базой для наших дальнейших действий».

Не знаю, сколько времени Василий Макарович провел в плену. Об этом эпизоде своего военного прошлого дед  рассказывать не любил. Всем известно прежнее отношение к героям, прошедшим через ад нацистского плена; это было клеймо на всю жизнь.    По  воспоминаниям родственников, ему посчастливилось  бежать из  госпиталя, то есть из  плена, с помощью одной из медсестер. Из последних сил добирался до Брянска. Где-то он полз голодный и раненый, где-то шел в обход немцев. Из Брянска – до Почепа, от Почепа – до Старых Ивайтенок. От Старых Ивайтенок его привезли на лошади какие-то люди в Галенск к родителям.

Дома его сразу не узнали, настолько он был не похож на себя: обгоревший, ослабленный, истощенный. Только по голосу  мать  и признала его. Зато сколько было радости в доме  – сын жив! Какое-то время дед пробыл дома, нужно было набраться сил, подлечить раны. Кстати, с осколком в ноге он проходил всю жизнь…

Но молодость брала свое.  За время пребывания в Галенске он женился на моей  бабушке – Александре Михайловне Мощенко. Ей тогда было 16 лет. Дед влюбился с первого взгляда, приехал домой и сообщил, мол, едем в сваты в Ковалево, где жила приглянувшаяся девушка.  После сватов привез свою Сашеньку домой к родителям, вот и вся женитьба. Узаконили они свои отношения после войны, а тогда не до того было.  Дед опять ушел на фронт, но теперь дома его ждала любимая жена, о встрече с которой он мечтал каждый день на войне.  Может,  эта любовь и помогла ему выжить в нелегких боях и вернуться домой, к родным и любимой. Об этом свидетельствуют и подписи на фотографиях, отправленных ей с войны.

Снимок от 14 марта 1945 года, присланный любимой жене Александре из польского города Островец, свидетельствует о том, что к этому времени Василий Лапхан награжден медалью «За отвагу», и о том, что участвовал в освобождении Польши.

Дед был командиром танкового взвода, дожил до Победы и на стенах рейхстага поставил свою подпись. Награжден медалью «За победу над Германией».

После войны продолжил офицерскую службу в Воронеже, в Казани и в поселке Кизнер Удмуртской АССР. Но теперь жена была рядом. В Удмуртии в поселке Кизнер в 1947 году  у них появился первенец, сын Владимир – мой отец. Еще через год  деда демобилизовали по ранению,  и он вернулся с семьей в родной Галенск. Работал в колхозе агрономом, а потом экономистом. Вместе с женой они воспитали четверых детей, которые выросли достойными людьми.

Регион Брянская область
Воинское звание лейтенант
Населенный пункт: Брянск
Воинская специальность командир танка
Место рождения Орловская область город Стародуб
Годы службы 1939 1945
Дата рождения 1920

Боевой путь

Место призыва Карачевский РВК Орловской области
Дата призыва 1939
Боевое подразделение 236 СД
Принимал участие Рословльско-Новозыбковская наступательная операция 1941 год

Награды

медаль "За отвагу"
медаль "За отвагу"

Документы

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: