Мишаков Александр Семенович
Мишаков
Александр
Семенович
Командир роты подвижных средств связи
21.04.1921 - 2006

История солдата

История одной обычной Ленинградской семьи во  время Великой отечественной войны

Перед войной  семья моего отца жила  в Ленинграде, на Морском проспекте, д. 37, около Центрального  парка культуры и отдыха (ЦПКиО) им. Сергея  Мироновича Кирова.

Моя бабушка, Наталья Захаровна (1871) была учительницей, а дедушка Семен Николаевич (1870) работал  во  Всесоюзном научно-исследовательском институте метрологии (ВНИИМ).

Мой отец, Александр Семенович  (1921),его  братья  Леонид Семенович  (1919) и  Владимир Семенович  (1924) учились в  школе № 60 Приморского района.

Все было прекрасно, все были красивые,  молодые и здоровые.

В ЦПКиО играли по выходным духовые оркестры, проводились конкурсы, спортивные соревнования, из эстрад-улиток  доносились чудесные песни в исполнении Вадима Козина, на Неве работала лодочная станция.

Особенно красива была центральная аллея паркам с цветами и скульптурами  в летнюю белую ночь.

 

На стадионе «Динамо» на Крестовском острове проходили   футбольные  матчи  чемпионата СССР, открылся первый гребной клуб.

В 1939 году  папу и дядю Леню  (был одновременный призыв 1919-1921 г.) призвали в армию и, как и имеющих  среднее образование отправили в Училище связи г. Орджоникидзе. В мае 1941 г.  их выпустили лейтенантами и направили служить в Западный военный округ.

 

Папа попал в танковую  военную часть в г. Соколка в Белоруссию недалеко от г. Бреста. В 4 часа, утром  22 июня 1941 года  его часть уже бомбили. Началась Великая  Отечественная Война. Их часть долго держала оборону  и отошла только по приказу, когда с флангов фашисты  продвинулись на много  километров  в глубь нашей Родины.

Оставшиеся в живых с боями  отходили на Восток, разрозненными  группами шли к линии фронта.  В одной из  стычек отец был ранен и попал в плен.  Пешими колоннами  их гнали через всю Беларусь:  Барановичи, Слоним, Брест.

Конец пути был в Польше, в концлагере смерти Остров Мазовецкий, где погибло (по данным Нюрбергского трибунала) более 67 000 заключенных.

Спали под открытым небом  (октябрь-ноябрь), замерзали, болели дизентерией и сыпным тифом. То что отец выжил – было просто чудом,  в сыпном бреду  ему чудилась мама, оставшаяся в блокадном Ленинграде.

 

**************

Душа мамы

Распяты тифом, на полу барака

Солдаты русские  без памяти лежат;

Для них еще не кончилась атака,

Со смертью бьется  каждая душа.

А за стеной барака воет вьюга,

Собачий лай и ругань часовых.

 Мне б разорвать  наручники недуга

И на свободу броситься к живым!

Я весь в огне -  какие  это муки!

 Шепчу в бреду: «Мне, мама, помоги!»

И напоили вдоволь ее руки,

И  погасили тлевшие угли.

Шинелью мама бережно накрыла

 И обняла заботливо, как встарь,

И в изголовье,  молча, положила

 Блокадным дымом пахнущий сухарь.

 «Не уходи, побудь ещё немного»,

В бреду  с мольбой  я маме прошепчу,

«Ты будешь жить!  Мне дальняя дорога

Поставлю в церкви за тебя свечу!»

 Очнулся я, мне так легко дышалось

 Но где же мама - ангел мой родной?

А в памяти моей одна печаль осталась

И твой сухарь, и котелок с водой.

 

В блокадном Ленинграде остались дядя Володя и дедушка.

 

Весной 1942 г отец был перевезен в концлагерь «Демиевка», под Киевом, где с помощью вольнонаемной  девушки Марии Мельник  ему наконец удалось бежать из  лагеря в  город  Киев, где после нескольких дней скитаний  по развалинам попал в облаву,  был принят  за молодого жителя  Киева и  угнан  на работу в Германию.

Отец был крутого нрава и за   постоянные  неподчинения  побывал  в нескольких  карательных лагерях (Форхайм, Бишберг, Бамберг, Лангенцен, Нюненберг) и наконец, был освобожден в 1945 американцами в Нюненбергской тюрьме.

Пройдя строжайшую проверку  в лагере репатриации, за знания немецкого языка   был назначен на должность переводчика  в следственном отделе  контрразведки Советской военной администрации, где  проработал  до 1949 года, участвуя как переводчик - оперативник  в розыске скрывающихся  фашистов и наведении нового порядка в Германии.

Кроме повседневной работы  он участвовал  в спецоперациях. Одной из них была операция «Щит» - поиск и отправка в Советский союз немецких физиков, работающих  над ядерным оружием.

Вернулся в Ленинград,  женился  на своей сослуживице  по работе в МГБ в Германии, моей маме, Мишаковой Галине Романовне и всю жизнь проработал в Институте  Гидротехники им.  Б. Веденеева, был награжден Орденом отечественной войны  2-й степени, медалями за Отвагу, за Победу над Германией, за Трудовую доблесть.

Дядя Леня воевал на Западном фронте, также попал в плен и прошел все круги ада, после войны  несколько лет был в армии и воевал  с бендеровцами в Западной Украине.

Вернулся в Ленинград и работал  мастером на заводе «Пирометр»

Был ветераном ВОВ, награжден  медалями за Отвагу и за Победу над Германией.

Дедушка, Семен Николаевич, участник 1-й Мировой войны и Великой отечественной войны (капитан) и дядя Володя воевали на Ленинградском фронте, Невском пяточке,  участвовали в прорыве блокады Ленинграда, награждены  Орденами и Медалями.

После войны  дедушка продолжал работать  в ЦНИИМе, дядя Володя  оставался  в армии и дослужился  до полковника, жил и преподавал в  г. Киев.

Как чудо можно отметить, что все мужчины семьи,  находясь в самом пекле  войны - остались живы.

Наверное, наша бабушка, Наталья Захаровна Мишакова, находясь в блокадном Ленинграде, вымолила у Господа Бога  их жизни за счет своей.

До последнего своего часа она работала в  блокадном Ленинграде в школе и   детском саду, отказалась от  эвакуации и  умерла в 1942 г.

 

Стояла лютая зима

И город каждый день бомбили

Горели, рушились дома

и хоронили, хоронили

 

И без рыданий и цветов

Всех клали в братские могилы-

Отцов, детей, солдат и вдов

А вместо тихих, скорбных слов

Сирены выли, выли,  выли…

 

Наталья Захаровна была похоронена  на Серафимовском кладбище.

Может быть кто-нибудь из них еще жив, очень  хотелось бы узнать что-то о их судьбе и жизни моей бабушки.

 

Уже в 2004 году  папа написал в память  о ней несколько пронзительных стихотворений.

 

В измученном, голодном Ленинграде,

Осталась ты без помощи одна .

Хотела нас спасти, но умерла в блокаде.

И в этом наша общая вина.

 

И ты теперь не встретишь у порога,

Не приласкаешь доброю рукой,

Прости нас мама ради Бога-

Мы все в долгу перед тобой.

 

Прости за то, что мы не защитили,

Что ты в блокадном мучилась кольце.

Что страшным голодом тебя морили.

От горя — были слезы на лице.

 

И за тебя мы ставим в церкви свечи.

По одному прощаемся с землёй,

Печалимся, что путь у нас не вечен,

Спокойны мы, что встретимся с тобой.

 

 

Наши дорогие ветераны оставили после себя на земле детей, внуков и правнуков.

Мы свято храним  их награды и память об их простой и в то же время героической жизни.

Вот и вся история Ленинградской семьи Мишаковых с Крестовского острова.

 

 

Ветераны уходят

Мы постарели,  плохо спим ночами

А вечность  рядом, лишь подать рукой.

Так много лет осталось за плечами,

А  сколько лет расстреляно войной…

Нас к стенке ставят раны и года,

Болезни проволокой вяжут руки.

От вас, друзья, уходим навсегда,

Испытывая горечь, боль и муки.

Распяты мы,  но Воскрешенье близко,

И дети наши не простят измен.

Святая Русь в  крестах и обелисках-

Ты обязательно поднимешься с колен!

Регион Санкт-Петербург
Воинское звание Командир роты подвижных средств связи
Населенный пункт: Санкт-Петербург
Годы службы 1941 1945
Дата рождения 21.04.1921
Дата смерти 2006

Боевой путь

Место призыва в г. Соколка
Дата призыва 22.06.1941
Плен Слоним
Остров Мазовецкий
лагерь Лангенцен
Нюренбергская тюрьма (по 1945)

Воспоминания

История одной обычной Ленинградской семьи во время Великой отечественной войны

Перед войной семья моего отца жила в Ленинграде, на Морском проспекте, д. 37, около Центрального парка культуры и отдыха (ЦПКиО) им. Сергея Мироновича Кирова. Моя бабушка, Наталья Захаровна (1871) была учительницей, а дедушка Семен Николаевич (1870) работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте метрологии (ВНИИМ). Мой отец, Александр Семенович (1921),его братья Леонид Семенович (1919) и Владимир Семенович (1924) учились в школе № 60 Приморского района. Все было прекрасно, все были красивые, молодые и здоровые. В ЦПКиО играли по выходным духовые оркестры, проводились конкурсы, спортивные соревнования, из эстрад-улиток доносились чудесные песни в исполнении Вадима Козина, на Неве работала лодочная станция. Особенно красива была центральная аллея паркам с цветами и скульптурами в летнюю белую ночь. На стадионе «Динамо» на Крестовском острове проходили футбольные матчи чемпионата СССР, открылся первый гребной клуб. В 1939 году папу и дядю Леню (был одновременный призыв 1919-1921 г.) призвали в армию и, как и имеющих среднее образование отправили в Училище связи г. Орджоникидзе. В мае 1941 г. их выпустили лейтенантами и направили служить в Западный военный округ. Папа попал в танковую военную часть в г. Соколка в Белоруссию недалеко от г. Бреста. В 4 часа, утром 22 июня 1941 года его часть уже бомбили. Началась Великая Отечественная Война. Их часть долго держала оборону и отошла только по приказу, когда с флангов фашисты продвинулись на много километров в глубь нашей Родины. Оставшиеся в живых с боями отходили на Восток, разрозненными группами шли к линии фронта. В одной из стычек отец был ранен и попал в плен. Пешими колоннами их гнали через всю Беларусь: Барановичи, Слоним, Брест. Конец пути был в Польше, в концлагере смерти Остров Мазовецкий, где погибло (по данным Нюрбергского трибунала) более 67 000 заключенных. Спали под открытым небом (октябрь-ноябрь), замерзали, болели дизентерией и сыпным тифом. То что отец выжил – было просто чудом, в сыпном бреду ему чудилась мама, оставшаяся в блокадном Ленинграде. ************** Душа мамы Распяты тифом, на полу барака Солдаты русские без памяти лежат; Для них еще не кончилась атака, Со смертью бьется каждая душа. А за стеной барака воет вьюга, Собачий лай и ругань часовых. Мне б разорвать наручники недуга И на свободу броситься к живым! Я весь в огне - какие это муки! Шепчу в бреду: «Мне, мама, помоги!» И напоили вдоволь ее руки, И погасили тлевшие угли. Шинелью мама бережно накрыла И обняла заботливо, как встарь, И в изголовье, молча, положила Блокадным дымом пахнущий сухарь. «Не уходи, побудь ещё немного», В бреду с мольбой я маме прошепчу, «Ты будешь жить! Мне дальняя дорога Поставлю в церкви за тебя свечу!» Очнулся я, мне так легко дышалось Но где же мама - ангел мой родной? А в памяти моей одна печаль осталась И твой сухарь, и котелок с водой. В блокадном Ленинграде остались дядя Володя и дедушка. Весной 1942 г отец был перевезен в концлагерь «Демиевка», под Киевом, где с помощью вольнонаемной девушки Марии Мельник ему наконец удалось бежать из лагеря в город Киев, где после нескольких дней скитаний по развалинам попал в облаву, был принят за молодого жителя Киева и угнан на работу в Германию. Отец был крутого нрава и за постоянные неподчинения побывал в нескольких карательных лагерях (Форхайм, Бишберг, Бамберг, Лангенцен, Нюненберг) и наконец, был освобожден в 1945 американцами в Нюненбергской тюрьме.

Награды

Награжден Медалями «За отвагу», «За победу над Германией», в наше время – Орденом Отечественной Войны 2 степени
Награжден Медалями «За отвагу», «За победу над Германией», в наше время – Орденом Отечественной Войны 2 степени

Фотографии

Июнь 1941 г. Полковой начальник связи  Брянского В.О. лейтенант Л.С. Мишаков
Июнь 1941 г. Полковой начальник связи Брянского В.О. лейтенант Л.С. Мишаков
В блокадном Ленинграде остались дядя Володя и дедушка:
В блокадном Ленинграде остались дядя Володя и дедушка:
На фотографии  бабушка с учениками перед войной.
На фотографии бабушка с учениками перед войной.
слева Мишаков Л.С.,  Мишаков  С.Н., Мишаков А.С., Мишаков В.С., 1970 г.
слева Мишаков Л.С., Мишаков С.Н., Мишаков А.С., Мишаков В.С., 1970 г.
Картина Мишакова  А.С. «День победы» (холст, масло),                                      на ней изображен С.Н. Мишаков у Мемориальной стены.
Картина Мишакова А.С. «День победы» (холст, масло), на ней изображен С.Н. Мишаков у Мемориальной стены.

После войны

Пройдя строжайшую проверку  в лагере репатриации, за знания немецкого языка   был назначен на должность переводчика  в следственном отделе  контрразведки Советской военной администрации, где  проработал  до 1949 года, участвуя как переводчик - оперативник  в розыске скрывающихся  фашистов и наведении нового порядка в Германии.

Кроме повседневной работы  он участвовал  в спецоперациях. Одной из них была операция «Щит» - поиск и отправка в Советский союз немецких физиков, работающих  над ядерным оружием.

Вернулся в Ленинград,  женился  на своей сослуживице  по работе в МГБ в Германии, моей маме, Мишаковой Галине Романовне и всю жизнь проработал в Институте  Гидротехники им.  Б. Веденеева, был награжден Орденом отечественной войны  2-й степени, медалями за Отвагу, за Победу над Германией, за Трудовую доблесть.

Дядя Леня воевал на Западном фронте, также попал в плен и прошел все круги ада, после войны  несколько лет был в армии и воевал  с бендеровцами в Западной Украине.

Вернулся в Ленинград и работал  мастером на заводе «Пирометр»

Был ветераном ВОВ, награжден  медалями за Отвагу и за Победу над Германией.

Дедушка, Семен Николаевич, участник 1-й Мировой войны и Великой отечественной войны (капитан) и дядя Володя воевали на Ленинградском фронте, Невском пяточке,  участвовали в прорыве блокады Ленинграда, награждены  Орденами и Медалями.

После войны  дедушка продолжал работать  в ЦНИИМе, дядя Володя  оставался  в армии и дослужился  до полковника, жил и преподавал в  г. Киев.

Как чудо можно отметить, что все мужчины семьи,  находясь в самом пекле  войны - остались живы.

 

Наверное, наша бабушка, Наталья Захаровна Мишакова, находясь в блокадном Ленинграде, вымолила у Господа Бога  их жизни за счет своей.

До последнего своего часа она работала в  блокадном Ленинграде в школе и   детском саду, отказалась от  эвакуации и  умерла в 1942 г.

 

**************

 

Стояла лютая зима

И город каждый день бомбили

Горели, рушились дома

и хоронили, хоронили

 

И без рыданий и цветов

Всех клали в братские могилы-

Отцов, детей, солдат и вдов

А вместо тихих, скорбных слов

Сирены выли, выли,  выли…

 

 

Наталья Захаровна была похоронена  на Серафимовском кладбище.

Может быть кто-нибудь из них еще жив, очень  хотелось бы узнать что-то о их судьбе и жизни моей бабушки.

Уже в 2004 году  папа написал в память  о ней несколько пронзительных стихотворений.

**************

В измученном, голодном Ленинграде,

Осталась ты без помощи одна .

Хотела нас спасти, но умерла в блокаде.

И в этом наша общая вина.

 

И ты теперь не встретишь у порога,

Не приласкаешь доброю рукой,

Прости нас мама ради Бога-

Мы все в долгу перед тобой.

 

Прости за то, что мы не защитили,

Что ты в блокадном мучилась кольце.

Что страшным голодом тебя морили.

От горя — были слезы на лице.

 

И за тебя мы ставим в церкви свечи.

По одному прощаемся с землёй,

Печалимся, что путь у нас не вечен,

Спокойны мы, что встретимся с тобой.

 

 

Наши дорогие ветераны оставили после себя на земле детей, внуков и правнуков.

Мы свято храним  их награды и память об их простой и в то же время героической жизни.

Вот и вся история Ленинградской семьи Мишаковых с Крестовского острова.

**************

 

Ветераны уходят

 

Мы постарели,  плохо спим ночами

А вечность  рядом, лишь подать рукой.

Так много лет осталось за плечами,

А  сколько лет расстреляно войной…

Нас к стенке ставят раны и года,

Болезни проволокой вяжут руки.

От вас, друзья, уходим навсегда,

Испытывая горечь, боль и муки.

Распяты мы,  но Воскрешенье близко,

И дети наши не простят измен.

Святая Русь в  крестах и обелисках-

Ты обязательно поднимешься с колен!

 

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: