Партизаны Второй Медвенский Партизанский Отряд
Партизаны
Второй Медвенский партизанский отряд

История солдата

Зверства немецко-фашистских захватчиков и партизанская борьба во время оккупации Медвенского района Курской области в период с 9 ноября 1941 г. по 15 февраля 1943 г.

В первые месяцы войны Красная Армия, ведя тяжелые оборонительные бои, была вынуждена отступать. В сентябре 1941 года вражеские войска подошли к западным и северо-западным границам Курской области. Возникла угроза вторжения и оккупации.Руководящие органы области стали принимать меры по мобилизации трудящихся и укреплению обороны. 16 сентября 1941 года бюро Курского обкома ВКП/б/ приняло постановление, в котором объявлялось о мобилизации всех коммунистов и комсомольцев для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В ноябре 1941 года большая часть Курской области была оккупирована. Настоящая ситуация первого месяца оккупации отражена в разведывательных сведениях УНКВД по Курской области.
Из разведсводки от 21 ноября 1941 года: «В последние дни отмечено, противник в занятых городах и селах Курской области проводит террор, издевательства и повальный грабеж мирного населения. В городе Курске жители боятся показываться на улице. Город опустел, по нему бродят только немцы. Магазины разграблены.Торговли нет, света нет. Водопровод не работает. Замерла вся жизнь. По появляющимся на улице гражданам немцы стреляют без предупреждения. Поголовно грабят население, ходят по дворам – отбирают продукты, одежду, обувь».                               
Из разведсводки от 24 ноября 1941 года: «Через городские управы, старост и кулаков проводятся вылавливание партизан, коммунистов, евреев. В районах, временно занятых противником, немцы распространяют слухи, что Ленинград
и Москва окружены, что немецкие войска стоят у Волги, что Советское правительство переехало в Сибирь, а всех возвращающихся из плена или оккупированных территорий красноармейцев, командование частей РККА расстреливает». 
Из разведсводки от 25 ноября 1941 года:                                                                                                                                           « В городе Обояни висят приказы немецкого командования указывающие о том, что:
1. Граждане не должны верить, что немцы грабят и убивают.                                                                                                        2. Партийные и советские работники должны зарегистрироваться в немецкой комендатуре.
3. Все, кто знает, где скрываются партийные работники, обязаны донести в комендатуру, за сокрытие смертная казнь.
4. Кто сообщит о местонахождении партизан, тому за голову каждого партизана будет выплачено вознаграждение100 р.(1)

На всей захваченной фашистами территории нашей страны создавались партизанские отряды для борьбы с оккупантами. В их первых рядах стояли коммунисты и комсомольцы. 31 августа 1941 года при Управлении УНКВД по Курской области
был сформирован 4-й отдел. Начальником отдела был назначен капитан государственной безопасности В.Т. Аленцев. Руководитель контрразведки отдела УНКВД лейтенант госбезопасности В.Ф. Кремлев стал его заместителем. Сотрудники отдела занимались организацией истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп, руководили заброской их в тыл врага. Кроме того 4-й отдел вел агентурную и войсковую разведку районов вероятных действий партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп в тылу фашистских войск.
4-м отделом НКВД по Курской области были созданы два Медвенских партизанских отряда и подобраны люди для диверсионной работы. (2: стр.192,193)                                                                                                                             У основания 1-го Медвенского отряда стоял член ВКП(б), уроженец села Слобода Ливенского уезда Орловской губернии НИКУЛЬНИКОВ ФЕДОР МАТВЕЕВИЧ 1896 г.р. (2) В 1915 году он был мобилизован на Империалистическую войну, где пробыл по 1918-й год. С января 1919 года по декабрь 1922 года служил в РККА командиром взвода. Находясь на службе в рядах РККА в декабре 1919 года вступил в ВКП(б) при Моршанской городской организации. После учебы в высшей областной партийной школе г. Курска в 1932 году был направлен на работу в Медвенский район, где работал на различных должностях в т.ч. инструктором РК ВКП(б) с 1937 по 1939 год и заведующим Военным отделом Медвенского РК ВКП(б) с 1939 года и до момента оккупации района. (4) В его обязанности входило обеспечение призыва в РККА, создание истребительных батальонов, партизанских отрядов, а также подготовка к диверсионно-разведывательной деятельности на случай оккупации района.При формировании партизанского отряда он был назначен его командиром.
Комиссаром был назначен ПОДУШКИН ЕФИМ МАРКОВИЧ 1908 г.р. (2), уроженец села Панино Медвенского района.        С  1929 по 1931 год учился в Курской Межокружной Советско - Партийной школе. Членом ВКП(б) состоял с апреля 1930
года. После окончания учебы работал штатным пропагандистом РК ВКП(б) в городе Обоянь. В 1935 году возглавлял Кривцовский РК ВКП(б). С октября 1935 года по май 1938 года работал штатным пропагандистом в Медвенском Райкоме ВКП(б). С мая по декабрь 1935 года занимал должность завкультпрома Медвенского РК ВКП(б).С 1939 года по июнь 1941 года возглавлял Медвенский кабинет РК ВКП(б) Курской области, совмещая работу с уполномоченным Обллита по Медвенскомурайону и заведующего отдела пропаганды и агитации Медвенского РК. (5)
«Работник райкома партии Е.М. Подушкин был худощавый, энергичный с щедрым сердцем человек. Разъясняя населению важность и необходимость партизанского движения,он за короткий срок привлек в отряд наиболее стойких товарищей». Писала о нем Н. (Образцова) Косорукова в своей статье «Уходили в поход партизаны» (29)
Начальником штаба был назначен ПУЗИН ЯКОВ ИВАНОВИЧ 1904 г.р. (2), житель деревни Большая Владимировка Амосовского с/с Курской области. Проходил службу в РККА. В 1930 году был избран председателем Амосовского с/совета Медвенского района Курской области. Председателем проработал до 1937 года. В ВКП(б) вступил в 1932 году. С 1933 года был избран членом пленума РК ВКП(б). В мае 1937 года избран членом бюро РК ВКП(б), а в октябре 1937 года избран третьим секретарем Медвенского РК ВКП(б), на этой должности работал до начала войны. (6)
У основания 2-го Медвенского отряда стоял ФИЛЬЧАКОВ ТИМОФЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ 1915 г.р., житель деревни Аксеновка Медвенского района. До войны работал участковым уполномоченным милиции Медвенского РО УНКВД.
Член ВКП(б) с 1936 года. Участвовал в советско-финской войне 1939-1940 гг. в составе ОПП - 8, 7-й Армии дислоцированной в г. Львов, занимал должность младшего командира. 11 апреля 1940 года был награжден медалью «За отвагу».4 ноября 1941 года Фильчаков Т.В. был назначен на должность командира 2-го Медвенского партизанского отряда. Осенью 1942 года Курским областным РЧК (б) тов. Фильчаков был представлен к ордену «Красного Знамени». 13 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР № 606/318 за доблесть и мужество, проявленное в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, за героизм и преданность Родине Фильчаков Тимофей Васильевич был награжден орденом «Красного знамени» посмертно. ( 7,8)
Комиссаром партизанского отряда был назначен сотрудник УНКВД –ПТИЦЫН СЕМЕН ЯКОВЛЕВИЧ (2). В начале декабря 1941 года его сменил житель села Любицкое Алпеев Афанасий Миронович 1903 г.р., работавший до войны в городе Курске оперуполномоченным. Медвенские партизанские отряды были малочисленны.1-й Медвенский партизанский отряд насчитывал 40 человек, а 2-й насчитывал 23 человека. Они входили в состав 32-х партизанских отрядов, действовавших на территории Курской области. После отступления Красной Армии они вели активную борьбу с захватчиками в Медвенском, Обоянском и Солнцевском районах Курской области.(9)
Партизанским отрядам приходилось вести борьбу с оккупантами в сложных условиях. Небольшие леса, открытая степь, близость районного центра и наличие дорог создавали дополнительные трудности для ведения партизанской борьбы, поэтому отряды разбились на отделения, обеспечив себе маневренность и стремительность в своих действиях, нанося ощутимые удары по врагу. Связь между отделениями, отрядами и с частями Красной Армии осуществлялось посредством партизан-связных. Особенно опасные задания выполняли молодые патриоты, партизанские связные-разведчики:          Федор Клюев, Валя Соколова, Володя Ткачев, Вера Клюева, Люба Клюева, Иван Куднев, Василий Савин, Николай Садкин, Тимофей Казанцев и другие жители района.(10)
«Хочется особенно рассказать о юном разведчике Феде Клюеве. До войны он начал учиться в ремесленном училище. В партизанский отряд пришел в 13 лет. Много раз он бывал в Медвенке и Курске, когда надо было провести разведку и передать сведения через линию фронта. Федя всегда вызывался это сделать и умело выполнял задания» (15). Петр Васильевич Лукьянчиков, руководивший действиями партизанской группы рассказывал о нем: «Тринадцатилетний партизан Федя Клюев позаданию командования четыре раза переходил линию фронта в районах Выползово и Солнцево Курской области и передавал в штаб 40-й армии ценные сведения о базировании танковых и сухопутных войск фашистской Германии. Обладая мужеством и стойкостью, Федя Клюев переносил через линию фронта пакеты, содержащие секретные сведения, зная заведомо, что в случае провала фашисты применят в отношении его смертную казнь.Клюев вместе с партизанской группой переправлял через линию фронта окруженцев и бывших военнопленных» (13)
После войны Ф. Клюев окончил военное училище и посвятил свою жизнь службе в Советской армии.                                             
Командный состав отрядов – это бесстрашные люди, которые были примером остальным участникам партизанского движения. Партизаны уничтожали фашистов и их пособников, срывали отправку местного населения на каторжные работыв Германию, отбивали у врага подводы с хлебом и скот. Трофеи раздавали местным жителям. Проводили групповые собрания и индивидуальные беседы среди местного населения. Раздавали газеты, листовки и знакомили с сообщениями Советского информбюро. Партизанские группы участвовали в захвате складов с продовольствием, приготовленным гитлеровцами для обеспечения своих войск. Собирали и передавали в Центр ценные сведения о расположении и продвижении немецких войск, организовывали дерзкие диверсионные операции . Многие жители района в дни оккупации активно включились в борьбу с фашистскими захватчиками. Сила активного сопротивления партизан вселяла населению уверенность в победе Советского народа над фашизмом.
Осенью 1941 года в Казацком лесу–заповеднике, расположенном в Медвенском районе Курской области, собрался отряд народных мстителей. Местность эта типичная для нашего района, поля переходят в неглубокие балки или обрываются
крутыми оврагами. В балках и оврагах расположены небольшие, но густые леса, сохранившие свой первозданный вид.      Их конечно не сравнить с Брянскими, но они на длительное время станут для многих наших героев надежным укрытием и родным домом. Партизаны давали клятву бороться с врагом, уничтожать его на своей земле. Патриоты твердо решили для себя всегда быть готовыми отдать свою жизнь за свой народ, за свою Родину. Каждый из них принял присягу, каждое слово которой, словно выстрел, пронзало лесную тишину:                                                                                           «Советскому народу, Правительству, Великому Сталину!
Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик,
Находясь на территории, временно захваченной фашистскими бандитами,
Добровольно вступаю в партизанский отряд
И принимаю на себя великое звание народного мстителя.
Клянусь до конца быть преданным и честно служить своему правительству,
Любимой Родине и великому русскому народу.
Не жалеть своих сил, крови и самой жизни в беспощадной борьбе с немецкими
захватчиками и изменниками нашей Родины до их полного уничтожения.
Клянусь быть активным, смелым, стойким и мужественным в боях с врагами
нашей Родины, крепить боевую дружбу.
Помогать товарищам в бою, живым в плен не сдаваться.
Клянусь содержать в отличном состоянии, всегда готовое к бою вверенное мне
оружие.
Клянусь быть постоянно бдительным, строго хранить государственную и пар-
тизанскую тайну.
Клянусь быть честным, правдивым, строго соблюдать военную дисциплину и
беспрекословно исполнять приказы своих командиров, поставленных Советским
правительством.
Клянусь вести себя среди местного населения, как подобает народному мстите-
лю, поддерживать самую тесную деловую связь.
Разъяснять им положение на фронтах и в Советском Союзе.
Помогать им в борьбе с немецкими оккупантами и предателями.
Если я нарушу великую клятву, пусть покарает меня суровая кара Советского
закона.
Пусть проклянет меня свободолюбивый Советский народ» (2: стр. 104)

«Передо мной лежит пожелтевшая тетрадь, принадлежавшая когда-то партизану Потапу Ефимовичу Алтухову, повествующая о давно минувших днях наших защитников-партизан» – рассказывает краевед Иван Егорович Новиков.
«Двадцать третьего октября сорок первого года двинулся из Медвенки на свою базу наш маленький отряд» – пишет партизан П.Е. Алтухов. «База была заранее подготовлена в глубине Казацкого леса–заповедника. Эта ночь, как и все дни и ночи октября, была холодной и дождливой. К помещению радиоузла подъехала подвода.
И как я не доглядел! – ругал себя в прошлом начальник радиоузла, теперь командир отделения, партизан Виктор Дмитриевич Прилуцкий, при свете карманного фонаря осматривая разбитые аккумуляторы, поверженные этажерки, осколки разбитого стекла усилительных ламп. Ему хотелось хоть какую-нибудь рацию для отряда, но не хватало деталей. В это время Потап Ефимович Алтухов разбудил колхозника Василия Михайловича Кособродова, чтобы напомнить ему о не обмолоченных скирдах хлеба. Спустившись с Успенки, зашел во двор председателя колхоза «Красный пахарь» Егора Капитоновича Новикова.
– Уничтожай все скирды, Капитоныч! Теперь их уже не обмолотишь,
– Знаю Потап! Послал ребят с керосинчиком. Да, выращивали, выращивали...
Такой урожай приходится сжигать! – глухим голосом проговорил Новиков... Подвода с партизанами Прилуцким и Алтуховым поднялась на Успенскую гору. Отсюда стало видно, как взметнулись к небу языки пламени горевших скирд.
Вскоре сплошное зарево охватило почти весь южный горизонт. Где-то в темной долине чернела Медвенка, застывшая и притаившаяся, словно вымершая. Горел богатый урожай, горел, чтобы не кормить врага. Горели скирды, ярко освещая темноту осенней ночи. Не смог их затушить мелкий пронизывающий дождь, ветер помогал всепожирающему огню уничтожать скирды. Прилуцкий и Алтухов широко раскрытыми глазами смотрели на бушевавшую стихию и не замечали, как соленые слезы, смешиваясь с каплями дождя, текли по их лицам... .»

«Перед 1-м Медвенским партизанским отрядом была поставлена задача – контролировать передвижение врага по шоссейной дороге на участках: Черниченские дворы – Медвенка и Медвенка – Дрозды, а также иметь связь с отрядом Фильчакова Тимофея Васильевича, который должен был действовать на участке дороги Китаевка – станция Полевая. Контролировать – означало знать, сколько и куда перемещается вражеских войск, устраивать диверсии на линиях проводной связи, взрывать мосты, уничтожать вражеских солдат и предателей полицаев. »
«27 октября 1941 года комиссар отряда Подушкин Ефим Маркович приказал командиру взвода Савенкову Павлу Феоктистовичу собрать бойцов в пять часов вечера. Собрались они на небольшой поляне среди могучих дубов. Речь комиссара была отрывистой и резкой. Подушкин призывал беречь друг друга как кровных братьев.
– У нас должна быть верность, как к общему делу, так и к товарищескому долгу. Иначе мы ничего не будем стоить – говорил он.»
Лесные массивы Казацкого заповедника можно простреливать насквозь. Даже небольшими силами каратели могли окружить отряд в таком лесу. Укрываться здесь всему отряду было опасно, поэтому решили разделиться на три взвода и рассредоточиться по другим лесам, имея оперативную связь через связных.
«Наш взвод получил задание, временно расположиться в урочище «Долгое», в самой северной его части. Опавшая листва была напитана влагой, слегка подмораживало.Нельзя было присесть,вода сразу проникала сквозь одежду до самого тела.
Как тут жить? А мы жили и боролись» – пишет Алтухов...
Мне пришлось участвовать в одной из операций – читаем мы в его записках –Я был послан Прилуцким в Амосовку с заданием зайти на явочную квартиру, узнать о наличии немецкого гарнизона. Попасть в Амосовку не удалось, по дороге
встретилась группа вооруженных людей. Я притаился, но, когда в одном из них узнал Подушкина, вышел им навстречу и убедился, что это был сам комиссар и с ним еще пять бойцов. Подушкин выслушал меня и сказал, что ему все известно.
В Петринке и Петропавловке разместился немецкий гарнизон, а в самой Амосовке фашисты ждут пополнение. Решили  по партизански встретить врага. Шли долго. Остановились на перекрестке дорог. Одна вела в Казацкий лес, другая – в Медвенку. Послышался шум моторов, блеснул свет, – Залечь! Приготовить гранаты! – скомандовал комиссар. Вскоре показался грузовик. Что он везет и кого не понять, потому, как кузов был обтянут тентом. Когда машина приблизилась, забросали ее гранатами. Кузов загорелся и оттуда послышались отчаянные вопли, мы открыли по ним стрельбу...». (12)
Это была одна из первых боевых операций 1-го Медвенского партизанского отряда, зафиксированная в журнале боевых действий партизанского штаба, в результате которой была уничтожена одна грузовая машина с боеприпасами и живой
силой. (2: стр. 193)
В декабре 1941 года в результате совместной операции 1-го и 2-го Медвенских партизанских отрядов в хуторе Андреевка было уничтожено четыре фашиста. Для расследования исчезновения этих вражеских солдат из Курска приехал немецкий офицер-следователь. Двое партизан встретили его, отрекомендовались как полицейские. Следователь потребовал организовать облаву на партизан. На это предложение «полицейские» согласились и пригласили его поехать на хутор выпить вина и покушать. По дороге партизаны его убили. (2; стр.192 об.) (29) Эти события произошли на окраине 2-й Рождественки (Полозовка) Медвенского района в хуторе Андреевка (Прокуровка), который фашисты сожгли за действия партизан.
В «Объяснительной записке к акту о материальном ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками в период временной оккупации Медвенского района Курской области» от 24 апреля 1943 года члены комиссии Попов, Жилин,
Дауров писали: « В Знаменском сельском совете, за то, что на территории данного с/с был убит немецкий офицер, сожгли 27 жилых домов... .» (3, стр.8)
Жительница хутора Андреевки (Прокуровки), очевидец тех событий М.С. Журавлева вспоминала: «Нашу деревню всю сожгли. – Скотину немцы выпустили, а людей, наоборот, в дома запирали, чтоб сгорели все. Я перепугалась и думаю, что
мне делать. Схватила чугунок и выбила окошко в доме. Выбросила через него запеленутого в одеяло первого ребенка и пошла за двумя другими. Подхожу с ними к окну и вижу: возле моего сыночка немец стоит ему конфеты подает, а он маленький замерз, плачет, мороз-то под сорок градусов. Я набралась смелости, выбросила других детей и сама вылезла. Немец как увидел меня, сразу отошел, а конфеты возле сына на одеялке оставил. Собрала детей в кучу и стояла ждала, пока немцы уйдут, смотрела как дом догорает… (13: стр. 36)
В таком «аутодафе» участвовали и местные полицаи. После этого партизанами в селе Любицкое были расстреляны семь предателей. В деревне Китаевка был пойман и расстрелян предатель – шпион Германской разведки (2: стр. 192)

«Деревня Камышовка Китаевского с/с раскинулось в километре от дороги на Лубянку. Оно теряется среди деревьев, которые растут в пойме реки Полной. На этой земле вырос Петр Васильевич Лукьянчиков. Я, Николай Ремнев, встретил его в одном из двориков села. Поздоровались, и в его руках почувствовал цепкость и силу. По широким плечам,коренастой фигуре было видно крепкого мужика с недюжинной физической силой. Правда, война оставила неизгладимый след на его суровом лице, в его ясном и честном взгляде. Мы зашли в его небольшой уютный дом. Петр Васильевич удобнее устроился на стуле и начал рассказывать:«До войны я несколько лет возглавлял тракторную бригаду Китаевской машинно-тракторной станции. Вместе со всеми радовался своей земле, урожаям, которые выращивал, знал каждую ложбинку, каждый бугорок на ней. Не думал тогда, что эти знания родных
мест окажут неоценимую помощь в годы войны. Когда началась война, я был в истребительном батальоне. Фронт очень быстро приближался.
Наши отступали и в конце октября оставили Медвенку. Бойцы истребительного батальона следили, чтобы ничего из народного добра не осталось фашистам. Особенно больно было сжигать хлеба, которые не успели обмолотить.
С первых дней мы начали подрывную работу в тылу врага, контролировали движение на дорогах, узнавали о численности и расположении врага, устраивали против него диверсии. Однажды убили немецкого офицера – мотоциклиста. В его папке
обнаружили важные документы, которые необходимо было переправить через линию фронта. Мне поручили выполнить это задание, я передал нашему командованию документы и провел через линию фронта группу наших солдат попавших в окружение. Подобные задания мы выполняли часто. Не раз выходили к Советским войскам с самыми различными поручениями, помогали нашим разведчикам, выходившим на задания в тыл врага. Основной долг Петр Васильевич выполнял вместе со своими товарищами : Фильчаковым Т.В., Селениным В.Ф., Глобиным П.Е., Каменевым И.П.,
Бордуновым В.Г., Масловым И.А., Павловым Е.П.., Медведевым А.И., Лукьянчиковым Ф.Т., Лукьянчиковым В.И., Степановым А.М., Зориным А.П., Курдяевым И.В. и другими партизанами. Все вместе они нападали на фашистские гарнизоны, ставили мины, совершали диверсии на дорогах. Эти бесстрашные люди в любое время дня и ночи были готовы к любому боевому заданию». (14: стр. 3) «В декабре 1941 года в селе Паники партизаны уничтожили грузовую автомашину противника, в селе Знаменка убили офицера и ранили солдата. Недалеко от села Панино убили 38 солдат противника. В районе деревни Клиновое партизаны убили трех немецких солдат и захватили оружие. В результате налета на расположившихся в Трубецком фашистов убили большое количество вражеских солдат, захватили оружие, боеприпасы и ценные штабные документы. В январе 1942 года в селе Знаменка убили 14 солдат и 1-го офицера. Захватили трофеи: 4 винтовки, 2 револьвера, 4 ящика патрон. Отбили 4 подводы с имуществом колхозников, которое было роздано им обратно.
В деревне Клиновое в перестрелке с немцами убит один солдат и захвачен ручной пулемет.
Около хутора Трубецкого из засады убили 30 солдат противника и 1 офицера. Захватили трофеи: 1 противотанковое ружье, 4 ручных пулемета, 3 ящика патрон и важные штабные документы (карты, приказы и т.п.).
В январе 1942 года партизаны уничтожили 11 предателей. В селе Любицкое был убит агроном С.П. Курячий, выдавший немцам комсомолку-секретаря сельсовета П.И Ефремову, которую по приказу оккупантов расстреляли. Были убиты два
полицейских: Плохих Федор Егорович и Воронцов Михаил Васильевич, выдававшие немцам семьи партизан. Расстрелян сын полицейского, Плохих Николай Федорович за то, что он вел антисоветскую работу и выдавал себя за партизана, провокационных целях грабил население.
В феврале 1942 года партизаны около села Верхний Дубовец уничтожили разведку противника в числе 3-х солдат            (2: стр. 192, 236, 239).                                                                                                                                                                  Кроме этого отряд проводил разведку сил и огневых точек противника, полученные разведкой данные передавались штабу части РККА».
Никто из фашистов не чувствовал себя в безопасности. Единственным средством, которым они могли противостоять отважным действиям партизан – это террор, запугивание и убийство местного населения.

В январе 1942 года в селе Панино разгорелся бой между фашистами и партизанами. Трое немецких солдат были убиты. (2: стр.192) 17 января 1942 года отряд карателей расстрелял 15 жителей села Панино, как заложников за действие партизан. Их имена: Бончуков Григорий Васильевич, Винников Михаил Иванович, Винников Егор Алексеевич, Гуляев Тимофей Иванович, Гречухин Григорий Егорович, Жолнер Михаил Романович, Жуков Григорий Васильевич, Зубков Яков Максимович, Киряев Иван Алексеевич, Ковалев Алексей Егорович, Корсаков Николай Дмитриевич, Лысов Кирилл Леонович, Мозолев Роман Сидорович, Подушкин Афанасий Тихонович, Сапитонов Петр Андреевич. Хозяина дома, Соломонова Ивана Сергеевича, в котором произошло нападение на врагов, увезли в Курск, где он погиб в фашистских застенках. . (3: стр. 22) (24)
Ответные действия партизан не заставили себя ждать. Уже 18 января 1942 года в результате налета партизан на районный центр Медвенку были уничтожены четыре вражеские автомашины с боеприпасами и убито множество солдат. Одновременно был убит комендант поселка Медвенка в чине офицера, а также староста поселка Медвенка Зикеев.(2: стр. 193) В этот же день на окраине деревни Клиновое 2-й партизанский отряд вступил в бой с превосходящими силами фашистов. В этом очаянном бою был тяжело ранен в живот комиссар отряда Алпеев Афанасий Миронович. Глубокой ночью партизаны переправили его через линию фронта в районе станции Солнцево. Медики госпиталя были бессильны, он умер от острой крово-потери и захоронен в братской могиле недалеко от местной школы.(11)(29) В начале лета 1942 года по доносу предательницы Клары (фамилия ее неизвестна) фашисты схватили жену погибшего партизана Алпеева, Елену Михайловну - смелую, находчивую и решительную женщину. Ее зверски избили жестоко пытали, но не смогли заставить заговорить. Допрашивали в тот день И.В. Курдяева, А.П. Зорина, Т.П. Катунина с внуком Геной, М.Я. Курдяеву, А.М. Отскочную, М.М. Бабаскину. Последними привели на допрос Т.Ф. Лукьянчикову и А.П. Конореву с дочкой Аллочкой на руках. Но никто из них не выдал партизан. Отпустив Лукьянчикову и Конореву с дочкой, остальных фашисты повели в штаб комендатуры в село Панино. Избитые, измученные, но не сломленные духом люди шли, зная о том, что их ждет впереди. После долгих, жестоких и безуспешных пыток фашисты всех расстреляли. Только чудом осталась в живых Марфа Яковлевна Курдяева. Обессиленная, измученная, она несколько раз падала по дороге в Панино. Около одного из перелесков она уже не смогла подняться. Подошедший мадьяр несколько раз ударил ее в грудь сапогом. Марфа Яковлевна потеряла сознание. Мадьяр не стал поднимать ее, выстрелил ей в живот и оставил на дороге. Утром она очнулась и поползла домой. Добралась только к вечеру. Больше месяца пролежала она в постели, а когда поправилась снова стала помогать партизанам». (29)
Смелые операции партизан приводили фашистов в бешенство. По всем стенам были расклеены приказы из немецкой комендатуры. Суть их одна: партизанам – расстрел. Жителям, помогающим партизанам – расстрел. За нарушение «нового порядка» – расстрел. Напуганным оккупантам везде мерещились партизаны, поэтому участились расправы и казни местных жителей. «Как-то весной 1942 года мимо поселка Медвенка, группа пастухов перегоняла стадо коров. Фашисты приняли их за партизан, задержали и расстреляли. Оккупанты расправлялись с активистами из числа комсомольцев и коммунистов, которые по разным причинам не были призваны в Красную Армию и отказывавшиеся на них работать. Обрекали их семья на голодное вымирание. Весной 1942 года был схвачен житель села Драчевка Канунников Трофим Максимович, на следующий день Медвенский комендант приказал повесить Канунникова как активиста советской власти. Начальник полиции тут же распорядился соорудить виселицу на центральной площади Медвенки и расклеять объявления о предстоящей казни. Не смотря на это, местные жители на казнь не пришли. Вокруг виселицы стояли только представители фашистских властей и полиции. В назидание всем тело казненного Канунникова долго не разрешали снять с виселицы. Так велико было их стремление добиться покорности местных жителей, но страх порождал только ненависть к немецко-фашистским захватчикам.
В селе Паники, что недалеко от Медвенки, немцы подогнали к Никитской церкви подводы, накрытые брезентом. Что было под ним, неизвестно. Местные подростки 12-14 лет, не думая об опасности, залезли посмотреть их содержимое. Фашист направил на детей автоматную очередь. Погиб один из подростков, а двое получили ранения. На церкви, с северной ее стороны, остались выбоины от роковых пуль,замазанные цементом. В другом случае, фашисты расстреляли группу зашедших в поселок подростков, видимо детдомовцев, отставших от эвакуации». (18)
«На горке, возле Успенского пруда видны могильные холмики. Здесь под пластом земли лежат останки смоленских школьников – учеников ремесленного училища. Группа ребят уходила от наступающего врага. Подростки зашли в Медвенку попросить продуктов у местных жителей. Ребят покормили, но уйти они не смогли. Детей окружили немецкие автоматчики и хладнокровно в упор расстреляли. А ведь им в ту пору было всего лет по пятнадцать. Их тела лежали на берегу пруда. В одну из ночей, рискуя жизнью, жители выкопали могилу и с болью в сердце, похоронили ребят. На этом месте уже после победы была поставлена оградка и посажены молодые березки.
Вокруг нынешнего Дома культуры росли вековые роскошные липы. Именно они украшали центр Медвенки. Их могучие ветви оккупанты превратили в виселицы. Иногда по десять человек, задушенных петлей, раскачивались на этих ветвях.
Висели по многу дней, фашисты не разрешали их хоронить... Сколько их молодых и пожилых, женщин и даже детей, было расстреляно, замучено, повешено в годы оккупации - тогда никто не считал. Каждый немецкий солдат, полицай мог по своему усмотрению распорядиться жизнью и смертью любого жителя». (16)
«В Медвенке, – вспоминает учительница Мария Степановна Ткаченко – шел повальный грабеж населения. Немецкие солдаты тащили все: теплые вещи, свиней, курей, хлеб.»Так, у Александра Федоровича Аксютченко, немецко-фашистские захватчики в результате своих разбойничьих действий, 15 июля 1942 года, отобрали три пары валенок с галошами, три полушубка, 50 метров мануфактуры, велосипед и новый дубленый полушубок. Об этом рассказала «Комиссии по установлению ущерба нанесенном немецко-фашистскими захватчиками жителям района»
14 июля 1943 года, его супруга Надежда Трофимовна Аксютченко. (17)
Александр Федорович пришел пожаловаться коменданту Бруно, где и был убит. Его тело было обнаружено на центральной площади поселка Медвенка местными жителями: Звягинцевой Зинаидой Семеновной, Новиковым Александром Игнатьевичем и Бабенковой Ольгой Игнатьевной. (3)  В деревне Клиновое Верхне-Дубовицкого с/с немецкие оккупанты расправились с престарелым колхозником Егором Андреевичем Шумаковым 1875 г.р., отцом
нашего Медвенского Героя Советского Союза Захара Егоровича Шумакова только за то, что он верил в нашу победу и всей душой ненавидел захватчиков. В тот же день фашисты расстреляли Шумакову Анастасию Алексеевну, пожи-
лую женщину 1885 г.р., она испугавшись карателей спряталась за дверью своегодома, фашист услышав шорох движений бездумно выпустил автоматную очередь в
сторону двери убив ни в чем неповинного человека. (3)
В ряде сел и деревень каратели казнили коммунистов, комсомольцев, отставших от войсковых частей красноармейцев, местных жителей по одному лишь подозрению в помощи партизанам, да и просто людей, кого не устраивали новые порядки. На дерзкие операции и успешные действия партизан фашисты отвечали террором в отношении местного населения. В таких условиях партизанам пришлось снизить боевую активность и основное внимание уделить разведывательной работе и отдельным диверсиям.
По заданию райкома партии на оккупированной территории остался комсомолец Петр Степанович Янский. До войны он работал агрономом. Штаб партизанского отряда дал задание Петру Степановичу устроиться на работу в немецкую
комендатуру.Там он стал работать заместителем сельхоз-коменданта Медвенского района. Много сделал Янский, чтобы сорвать сбор зерна для немецкой армии. Этот человек сообщал ценные разведывательные данные в штаб отряда.
Во время прорыва немецкого фронта нашими частями в январе 1942 года П.С. Янскому было поручено взорвать немецкую комендатуру. К заданию он тщательно готовился, но накануне его выполнения был арестован. При себе у него немцы обнаружили гранаты. Восемь суток фашисты пытали этого отважного человека, но он никого не выдал, не сказал ни слова. На девятый день его вывели за Медвенку и в глубоком овраге расстреляли. Об этом говорил в своих воспоминаниях бывший партизан Александр Михайлович Земляков. (15)
Самого же Александра Михайловича искали фашисты–«..следили за его домом, на моих глазах били его мать - вспоминал житель деревни Плесы Павел Степанович Канунников, грозились расстрелять. Требовали, чтобы она сказала где ее сын. Он был в лесах нашего района вместе с партизанами». (19)
В апреле 1942-го года в Медвенке, при попытке скрыться от карателей, был ранен партизан Колесниченко Дмитрий Иванович и, еще будучи живым, закопан в землю. Свидетелями этого злодеяния стали местные жители Филатова Зинаида
Дмитриевна, Почепцова Вера Семеновна, Воропаев Николай Степанович. (3)
В тоже время в селе Гостомля фашистами были задержаны и расстреляны в школьном саду участники партизанского движения Морозов Иван Ильич и Поздняков Никон Степанович, за активную помощь партизанам был убит и председатель колхоза «1-го Мая», староста села Гостомля Золотарев Андрей Денисович. Они втроем захоронены в братской могиле на территории местного кладбища. В том же селе проживал до войны и работал учителем немецкого языка молодой советский патриот Степан Михайлович Найденов. Ему пришлось во время оккупации работать у немцев переводчиком. Очень многим людям он помог избавиться от посягательств представителей нового порядка на их жизнь и имущество. Невольно оказавшись на службе у оккупантов, Степан Михайлович по собственному желанию, на долгое время стал «глазами и ушами» партизан, многократно передавая им ценные сведения. Он был схвачен карателями в январе 1943 года и повешен в г. Обоянь. Место его захоронения осталось неизвестным.
В обоих случаях люди погибли в результате предательства их же односельчанина Василия, по подворью его звали «Евланом», о чем рассказала жительница 2-й Гостомли Кузнецова Мария Арсентьевна, которая проживала недалеко от него. «Всю свою жизнь «Евлан» работал лесником, из леса людям палки вынести не давал. Его только поили да кормили, пузатый был - злой. И Степана Найденова, и тех троих он фашистам выдал, а когда в феврале 43-го наши солдаты в село пришли, «Евлан» вместе с немцами на Плесы ушел, там спрятался в погребе у своей дочери. Потом,
наши из Плес немцев выбивать стали, он поняв, что пощады ему не будет перерезал
себе бритвой горло...». (20)
В марте 1942 года фашисты убили жителя хутора «Зеленая степь» Парахина Калистрата Ефимовича, который работал в заповеднике лесником. Поддерживал связь с партизанами, расположение которых находилось в небольших лесных мас-
сивах Казацкой части заповедника.
«Помогал им, снабжал необходимым, передавал сведения о имеющихся в ближайших деревнях фашистах и их передвижениях. В одну из мартовских ночей 1942 года партизаны приходили в дом К.Е. Парахина, но их заметила соседка и донесла на хозяина фашистам. Калистрат Ефимович был схвачен и расстрелян в логу около родного хутора. Дети 10-12 лет на санках привезли его к дому. Представители новой власти не разрешили родственникам похоронить убитого, его жена и жившая в то время образованная женщина Евгения Казимировна Герцык знающая четыре
языка, в том числе немецкий, ходили к офицеру просили разрешение на похороны. А немец издевался, говорил , что бы они привыкали к новым порядкам, что у них на 11-й день хоронят. И пришлось мертвому Калистрату Ефимовичу лежать во дворе своего дома, в снегу 11 дней. Только по истечении этого времени родственникам разрешили предать его тело земле. А соседка, которая донесла на Парахина после освобождения района уехала с хутора. Ее и никто не трогал, только не разговаривали люди с ней», вспоминала невестка Калистрата Ефимовича, Парахина Нина Дементьевна, жительница хутора «Зеленая степь».
В дневнике из книги «Воспоминания» Е. К. Герцык описывает следующий случай: «23 февраля. Вчера страшный день. Подошел ко мне молодой румяный немец и стал звать меня в хату по соседству, где находились пойманные партизаны, с которых нужно было снять допрос. Увидела этих двоих, бледных как бумага, сбивающихся в ответах. Один сказал мне: «Жизнь наша минутная, тетка». Я могла поставить им только два вопроса, потом немец отправил меня, а через четверть часа мы услышали шум борьбы между ними. Один, вырвавшись бежал по улице мимо наших окон и был застрелен наповал у хаты Парахиных. Другому удалось бежать. А перед этим они пытались вырвать оружие у немцев и чуть не одолели их. Мучительное чувство: может быть я могла в переводе что-нибудь сказать чтобы оправдать их. Не
сумела. И этим как будто связана навеки с этим убитым парнем». (21)
Из рассказов Волобуевой Александры Семеновны, жительницы того же хутора, известно, что за связь с партизанами была убита у себя дома Дюканова Варвара Романовна, проживавшая недалеко от нее. Фашисты сломили дух ее 14-летней      дочери и заставили показать где скрывался ее отец–Дюканов Прокофий Петрович, которого каратели тоже убили.
Староста Верхне-Дубовицкого сельского совета Медвенского района П.П. Бордунов сообщал разведывательные сведения Советским войскам.Летом 1942-го года Бордунова арестовали и бросили в тюремную камеру.Он смог бежать из застенков,
но скоро снова был схвачен. Избитого и окровавленного, немцы этапировали его в Курск, где он погиб. (22: стр. 237)
В августе 1942 года оккупанты расстреляли труженика Успенского колхоза «Рассвет» Василия Михайловича Кособродова и председателя Петровского колхоза «Красный пахарь» Новикова Егора Капитоновича.
Староста Амосовского с/с Кирилл Никитович Семенов выполнял указание партизан несмотря на опасность быть разоблаченным добывал для них ценные сведения. (2: стр192 об.)
К сожалению, далеко не все по разным причинам, оказавшиеся на службе у врага, оказывали помощь партизанам и Красной Армии. Были установлены имена всех тех, кто непосредственно руководил и организовывал злодеяния, направленные на истребление советских граждан. Согласно отчету Комиссии по установлению ущерба, нанесенного немецко-фашистскими захватчиками и их пособниками, жителям Медвенского района Курской области – это были немецкие коменданты Рюшер, Хельфих, Бруно, Альтес, Цэтели. Исполнителями были их ставленники: начальник полиции И.И. Ильющенко, старшина поселка Медвенка – Буткевич, староста А.И. Ильющенко, староста села Паники И.Е. Сотников, староста села Драчевки – Апухтин А.А., полицейские – Стороженко, Бубликов, Апрыжкин, Еременко,Куценко, Конева и другие. (3) Руководителей всех уровней полиции отличала верность и преданность с которой они служили «новому порядку». Они патологически ненавидели советский строй и институты советской власти. Презирали своих бывших сослуживцев и односельчан, особенно если среди них были семья партизан. Именно так характеризовался начальник Медвенской полиции дважды судимый И.И. Ильющенко. С приходом фашистов он добровольно пошел к ним на службу в январе 1942 года. Уже через три месяца был назначен начальником Медвенской полиции, заслужив себе прозвище «кровавого палача». В период службы он активно поддерживал политику оккупантов, проводил жестокие репрессии против партизан и подпольщиков оставшихся за линией фронта. (22: стр. 240-241)
Весной 1942 года И.И. Ильющенко лично выследил и участвовал в казни партизанских связных Касьяна Степановича Окунева и Трофима Максимовича Канунникова.
25 июля венгерской полевой жандармерией при активном участии И.И. Ильющенко и полицейского Бубликова были арестованы жители села Чермошное Гавриил Кириллович Агарков и Аксен Михайлович Козлитин. Они же принимали
участие в аресте жителей села Нижний Реутец: Григория Антоновича Ларикова, Владимира Захаровича Еремина, Данила Михайловича Бычихина, Никанора Федоровича Звягинцева. Все задержанные им люди в последствии были расстреляны.
Как отмечали многие местные жители, захваченных в плен партизан Ильющенко подвергал жестоким пыткам, испытывая при этом садистское наслаждение Фашистские прихвостни насильственным путем изымали имущество у местно-
го населения, не брезгуя ни продуктами, ни вещами. Особую инициативу в грабеже своих односельчан проявили: староста Петропавловского с/с Ефремов Михаил Васильевич, его пособник, полицейский Потомахин Яков Константинович, ветери-
нарный врач Иванов Александр Иванович, а также староста деревни Васильевка Петропавловского с/с Булгаков Иван Васильевич, полицейский Павлов Алексей Степанович и их помошник Мартынов Сергей Иванович. Помимо грабежа, они
заставляли платить фашистам налог на землю. Начисляли штрафы на людей за различные провинности, стараясь угодить оккупационной власти. Так в январе 1943 года по приказу И.И. Ильющенко, все жители села Петропавловка , соседних деревень и хуторов обязаны были привести свой оставшийся скот к сельсовету для отправки его на фронт недоедающим и замерзающим фашистам. Исполнение этого приказа было возложено на старосту села Петропавловка Ефремова и старосту деревни Васильевка Булгакова, которые проявили себя как всегда ответственно и исполнительно.
Немецкий ставленник, староста Знаменского с/с Фомин Николай Николаевич, на протяжении всего времени оккупации активно сотрудничал с фашистскими властями. В присутствии немецких солдат, принудительно отбирал у местных
жителей имущество, тем самым наносил моральный вред и материальный ущерб населению. (23)
Настоящая трагедия разыгралась в селе Панино Медвенского района в июне 1942 года. В этой местности успешно действовало отделение 1-го Медвенского партизанского отряда под командованием двадцатидвухлетнего комсомольца, жителя того же села Александра Тимофеевича Соломонова, партизанская кличка «Юный».
Перед самой войной работал заведующим учетом уполнаркомзага. В отряде числился с октября 1941 года. В результате предательства и доносов его отряд нес потери, боролся с фашистами в тяжелых условиях военного времени. Партизана арестовали, когда он пришел в родной дом. Соседка увидела его и донесла. Каратели арестовали молодого командира. Аресту были подвергнуты еще одиннадцать человек, которые в немецкой комендатуре села Панино были подвергнуты издевательствам и пыткам. Вместе с немецкими оккупантами бесчинствовали и венгерские каратели. Партизан и их помощников, избитых и измученных до предела, вели по улице села Панино к месту расправы в Осиновый лог. Партизан Белоусов Афанасий Петрович 1900-го года рождения уроженец села Петропавловка, до войны работавший в Панинском МТС. Партизанская кличка «Отважный».Был привязан к телеге, на которой ехали два жандарма. Ехали быстро, так что Афанасию Петровичу пришлось бежать. В это время жандармы били его палкой, выбили глаз, перебили переносицу. Выбившись из сил, он упал и его волокли за телегой через все село. (3)                                                                                    12 июня 1942 года в Осиновом логу села Панино фашистские изверги живыми закопали в землю двенадцать человек. Их имена: Абросимов Михаил Федорович, Белоусов Афанасий Петрович, Гречухин Сергей Егорович, Елисеев Антон Петро-
вич, Ивлицкий Василий Захарович, Комарицкий Николай Герасимович, Ковалев Илларион Стефанович, Мозалев Сидор Сидорович, Мозалева Ирина Андреевна, Снегирев Михаил Григорьевич, Соломонов Александр Тимофеевич, Шаплехина
Евдокия Петровна. (25). (3)
Анне Тимофеевне Соломоновой удалось избежать смерти, фашисты, не добившись ничего, все же отпустили ее. Она прожила долгую и достойную жизнь, умерла 24 июля 2019 года.
«22 июня 1941 года Анна шла в Курскую медицинскую школу в приподнятом
настроении, в этот день ей предстояло получить диплом. Мечты взлетели высоко и рухнули натолкнувшись на два страшных слова: «Началась война». В Медвенке Соломонову Анну назначили в истребительный батальон. В нем находился и ее брат Александр Тимофеевич, комиссованный из армии из за болезни глаз. 28 октября Батальон получил приказ перейти линию фронта и присоединится к действующим войскам. Погрузили на подводы оружие, продукты питания и двинулись в путь. Но все дороги были уже перекрыты немцами. С боем батальон прорвался обратно
в Медвенку. Этим людям, оставшимся на территории занятой фашистами, предстояло стать ядром па тизанского отряда. 22-летнего комсомольца Александра Тимофеевича Соломонова назначили командиром одного из отделений. В числе пар-
тизан были убитые и раненые. Анна, исполняя обязанности медсестры, оказывала медицинскую помощь раненым. Одного, особенно тяжелого ей пришлось везти в село Субботино Солнцевского района куда вернулись части Красной Армии. Струдом Анна добралась до полевого госпиталя. Девушка попросила командование оставить ее в действующей армии. Но ее обеспечили медицинскими препаратами и принадлежностями и отправили обратно со словами:                  «Вы там нужнее».                                                                                                                                                               Партизанский отряд Соломонова Александра Тимофеевича в боях нес потери. И предатели были. Один из негодяев вывез продукты с партизанского склада. Александр ночью пришел к себе домой в Панино за продуктами. Выдала фашистам молодого командира соседка, которая случайно увидела его. Каратели арестовали партизана. Сашу вели по улицам родного села, сочувствующие односельчане печально смотрели ему вслед. Вдруг Саша сбил с ног немца и стремительно побежал ко рву. Фашисты закричали и открыли стрельбу. Ранили в ногу, догнали и схватили его. Били ногами, руками прикладами стволов. Его полуживого поволокли обратно в избу, в которой устроили тюрьму. Каратели арестовали и Анну, ее 15-летнюю сестру и бабушку. Пытали, дознавались кого из партизан они знают. Спрашивали за комсомольцев, с кем Анна общалась и работала, били резиновой дубинкой начиненной свинцом. В хате были еще задержанные, которых по очереди допрашивали и били, били и били. Зверскую расправу учинили над Шаплехиной Е.П., которая снабжала продуктами партизан и давала им приют. Ожидая своей очереди Анна слышала истязуемые крики женщины. Неожиданно они оборвались, староста выбежал в коридор схватил полное ведро воды и заскочил обратно и снова удары, крики .... .  Александру и Анне пришлось провести вместе страшные дни и ночи заключения. Анна сидела у печки, недалеко от нее лежал ее брат. Его раненая нога страшно опухла, истерзанное тело почернело. Анна, медсестра, чьи чуткие руки умело облегчали боль чужим людям, не могла подойти к Саше и оказать ему помощь.За каждое движение фашист сильно бил палкой. 12 июня Сашу увели на допрос, обратно он уже не вернулся. Нечеловеческим пыткам были подвергнуты другие партизаны. Не добившись от них ничего, фашисты живыми закопали их в Осиновом логу.»                  Из воспоминаний Соломоновой (Домогаровой) Анны Тимофеевны (13: стр.42-43)
В 1943 году в Осиновом логу снова стучали лопаты. Надрывно кричали женщины. Из ямы осторожно подняли Александра Соломонова в вельветовой толстовке с простреленной ногой, потом Е.П. Шаплехину и других. Судорожно сжатые руки
женщины были полны волос. Она вырвала их страдая от непереносимой муки. Патриотов похоронили сначала в Панино. В 1950-м году их останки были перезахоронены в братскую могилу в районном центре - Медвенка. (13: стр.43)                                         
Александру Соломонову и его зарытым заживо товарищам посвящается                                                                                          
Уже на грани изувеченное тело.
Тяжелый вздох, последний в жизни взгляд
И не найти врагу в душе его предела
Чтоб выдать Александра заставил свой отряд
Удушье гонит страх по венам
Страх не увидеть больше свою мать
Страх, что доводит до предела ,
Что заставляет партизана воевать.
Как передать все то, что мимо
Проносится сейчас в его глазах
И это все, что болью напоило
Застыло ужасом в чертах его лица
Земля укроет нежно как периной
Спокойно спи заступник партизан
Багровые цветы над той могилой
Земля родная в благодарность вам
Ковром укроет братскую могилу
Солдат, в последний раз ушедших воевать
Как жаль, что имени почти никто не вспомнит
Ребят, оставшихся в сырой земле лежать.
Всех тех, кто как и Саша духом крепок
Не обронил от боли страшных фраз
Своих собратьев кто не предал
Примером станет для всех нас.

«Торжество духа»                                                                                                                                                                                   
Я вижу свет в последний раз
Во мне лишь злость с сильнейшей болью
Не поднимая своих глаз
плюю на землю бурой кровью.
Мой дух силен, но не для вас
Слова последние сорвутся.
Один уйду, чтоб в другой раз
Лавиной многих обернуться.
Я не бегу. Зачем бежать?
Вы скоро сами побежите.
Я вижу, как передо мной
Вы не стоите, вы дрожите.
Простое слово партизан
Для вас волков- синоним смерти.
Я умереть сейчас готов!
За Родину готов я к смерти!"
Звягинцев Алексей. 27 апреля 2019 год


В июне 1942 года в Панино находился карательный отряд, который вел поиск партизанского отряда. В связи с этим, в немецкую комендатуру были доставлены жители хутора Стрелица, который расположен около одного из лесных массивов
Казацкого заповедника. Допрашиваемых фашистами людей звали: Чистилин Семен Иванович и его отец Чистилин Иван Азарович. Их избивали, обвиняя в сокрытии партизан, но отпустили, отобрав все их имущество и даже вещи. Из одного этого документально подтвержденного примера видно, что в начале лета 1942 года каратели, основная часть которых составляли мадьяры-венгры, принимали меры, направленные на уничтожение 1-го Медвенского отряда. (26)
В июле 1942 года 1-й Медвенский партизанский отряд был окружен врагом в части Казацкого леса. Каратели имели огромное превосходство в численности и вооружении. Партизаны мужественно сражались. В неравном бою погибли 23 бойца,в том числе Пузин Яков Иванович и Подушкин Ефим Маркович.
В Петропавловке у основания села стоит ухоженный памятник в виде гипсовой фигуры пожилого мужчины на кирпичном оштукатуренном постаменте, посвященный всем отдавшим свою жизнь за Родину Медвенским партизанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, бережно хранящий прошлое. Он числится в списках памятников истории и культуры Курской области, находится под государственной охраной и значится под № 207. Памятник был установлен в 1962 году. Автор Степанов С.А. В братской могиле захоронены партизаны: Подушкин Ефим Маркович, Клементьев Иван Александрович, Савин Василий Сергеевич, Белоусов Афанасий Петрович, Третьяков Андрей Леонович,Глобин Павел Егорович (председатель исполкома Петропавловского с/с), Каменев Иван Григорьевич (агроном Петринской МТС), Селенин Василий Федорович (участковый милиционер).
В июле 1942 года руководитель группы товарищ Т.В. Фильчаков вместе с бойцом А.М. Степановым пришли на разведку в деревню Лубянку, где намечалась отправка
людей на работы в Германию.
«Зашли в дом моей матери О.А. Суровцевой, но их заметил немецкий прихвостень Игнат Елагин. Мать увидела, как он быстро побежал в село Любицкое, где располагались фашисты. В то время Фильчаков и Степанов уже ушли, не заметив ничего подозрительного. Но партизанам не удалось укрыться. Со всех сторон их окружили фашисты и полицаи, вооруженные автоматами. Неравный бой завязался у моста, разделяющего Любицкое и Лубянку. Партизаны пытались уйти от преследователей, отбивались до последнего патрона. Степанов успел добежать до леса, а раненого Фильчакова схватили. Трудно представить, сколько мужества понадобилось партизану Т.В. Фильчакову, когда вели его избитого и изуродованного от Лубянки до Медвенки, чтобы запугать и устрашить людей, сломить их дух и волю к сопротивлению. Правая рука командира была раздроблена в плече, она висела как плеть и весь бок был залит кровью. Несколько пальцев его ног были оторваны и на пыльной, раскаленной от зноя дороге оставался кровавый след, который навсегда остался в моей детской памяти как символ несгибаемой воли человеческого духа». (29)
«9 июля 1942 года венгерской полевой жандармерией был арестован командир 2-го Медвенского отряда Фильчаков Тимофей Васильевич, из тюрьмы не вернулся.»
(9) Активное участие в поимке партизана Фильчакова принимал прославившийся своей особой жестокостью начальник районной полиции И.И. Ильющенко. После освобождения Медвенского района ему пришлось долгое время скрываться от правосудия. Оперативно-розыскная деятельность Курских чекистов М.И. Кравченко и И.Е. Ещенко увенчалась успехом в розыске И.И. Ильющенко. При помощи сотрудников Ростовского управления КГБ, Ильющенко, проживавший долгое время в станице Базковской Ростовской области, был задержан. Под конвоем отправлен в Курск, где 28 мая 1953 года ему был предъявлен ордер на арест. В ходе 4-х месячного следствия его изобличили в совершении военных преступлений на территории Медвенского района. В открытом судебном заседании Военного Трибунала Воронежского военного округа вина И.И. Ильющенко была доказана. Он был приговорен к смертной казни. Приговор приведен в исполнение в 1953-м
году». (30: стр. 427 ) Позорно закончили свою жизнь практически все кто работал на оккупантов. Многие ушли с отступающими немецко-фашистскими войсками и безизвестно закончили свою бессовестную жизнь вдали от дома. На основании потерь, которые понесли партизаны летом 1942 года, Политотдел Управления партизанскими отрядами в качестве практических мероприятий требовал устранения недостатков в воспитательной работе среди бойцов партизанских отрядов. Проведение работы по сохранению военной тайны и политической бдительности, надлежащего отношения к боевому оружию и подготовке специальных операций. Требовалось своевременно предупреждать и разоблачать шпионскую и разведывательную деятельность врага. Тщательно изучать личностный состав партизанских отрядов и всех вновь принимаемых в его ряды. Комиссарам и политрукам больше и глубже вникать в боевую деятельность отряда, его подразделений, каждого партизана. Установить твердую дисциплину и порядок из донесений о
политико-моральном состоянии и дисциплине личного состава отрядов. (2: стр.105)
Мария Степановна Ткаченко в своих записках вспоминала: «Весь день и всю ночь где-то далеко был слышан шум взрывов. Все понимали, что этот бой решает и нашу судьбу. Утром мы узнали, что поздно ночью немцы и их поспешники покинули Медвенку, быстро бежали из поселка, а 9-го февраля 1943 года все жители Медвенки вышли на центральную улицу. Мальчишки и даже молодые женщины залезали на снежные крыши домов, чтобы увидеть, откуда появятся долгожданные освободители. И вдруг раздались голоса: «Идут! Идут!». Вскоре показалась группа красноармейцев, с Успенского холма в белых халатах спустились наши разведчики с автоматами. К ним бросились женщины и дети, стали обнимать и целовать их. Кричали: «Ура!», смеялись и плакали. Это было радостное ликование оставшихся в
живых и горькое рыдание о тех, кто не дождался освобождения...» (16)
«В Медвенку мы вошли 9-го февраля, к исходу 11 февраля мы узнали новый приказ командующего армией в котором говорилось «...141-й стрелковой дивизии с приданными частями усиления, оставив гарнизон за счет 14-й истребительной бригады в Медвенке, надежно организовать оборону последней и перерезать шоссе ...». Этим гарнизоном был наш батальон. Мы не рассчитывали, что долго пробудем в Медвенке. Знали, что нам нужно идти на запад и вскоре под огнем противника переправились через реку Реут. 15 февраля перекрыли шоссе Суджа-Курск и начали наступление в направлении села Ивница Суджанского района...» Из воспоминаний почетного гражданина поселка Медвенка, бывшего командира истребительного батальона Владимира Семеновича Брэма 8 февраля 1983 года. Среди живых уже не было комиссара партизанского отряда Ефима Марковича Подушкина, не было энергичного командира отделения Виктора Дмитриевича Прилуцких, его опытных товарищей Алтухова Потапа Ефимовича и Алпеева Афанасия Мироновича. После короткой схватки раненый командир взвода Савенков Павел Феоктистович, был живым зарыт карателями в землю. Такой же мучительной смертью погиб и комсомолец Соломонов Александр Тимофеевич. Сколько стерпел боли перед казнью наш славный командир Фильчаков Тимофей Васильевич – одному только Богу известно... Многие из партизан не дожили до возвращения Красной Армии. Их прах и прах красноармейцев погибших при освобождении Медвенского района покоится в братской могиле в поселке Медвенка. Над ней склонились в траурном молчании бронзовые солдаты. На постаменте памятника длинный список захороненных здесь войнов. У входа стоят плакучие ивы как символ скорби о пережитой трагедии. День Победы – второе день рождение нашей страны. День обретения человеческого достоинства, памяти павших за Родину и начало жизни будущих поколений.

Список источников и литературы:
1. ГАКО Ф. 3605 опись 1 дело № 307
2. ГАОПИ БО Ф-1650 опись 1 дело № 49 Отчеты, боевые донесения объединенного штаба партизанских отрядов и рейдов боевой деятельности партизан, проведение диверсий на железных и шоссейных дорогах, боях с немецкой карательной экспедицией. Политдонесения о моральном состоянии и дисциплине личного состава отрядов. Справки об истории создания, боевой деятельности, численности и дислокации партизанских отрядов Курской области.
3. ГАКО Ф-3605 опись 1 дело № 270
4. ГАОПИ КО Архивная справка № 04-09/685
5. ГАОПИ КО Архивная справка № 04-09/663
6. ГАОПИ КО Архивная справка № 04-09/687
7. РГАСПИ ЦШПД дело № 561, 408. Учетная карточка Фильчакова Т.В.
8. Ответ на запрос о Фильчакове Т.В. № 3758/2020 РГАВА
9. Ответ УФСБ РФ по Курской области от 23 января 2020 года № 10/6-П-1317
10. Ответ УФСБ РФ по Курской области от 28 февраля 2020 года № 10/6-П-93
11. Ответ УФСБ РФ по Курской области от 15 сентября 2020 года № 10/6-П-755
12. Статья историка,краеведа, ветерана ВОв И.Е. Новикова «Долгожданное возвращение»,газета «Заря коммунизма»№16, от 7 февраля 1976 года стр. 4
13. Книга «Земля трудов и подвигов земля», посвященная 90-летию Медвенского района, изд. Мечта 2018 год. Курск. Автор О.В. Артемова.
14. Н. Ремнев, статья «Партизанская гордость», газета «Заря коммунизма» № 15 от 9 февраля 1976 года стр. 3
15. Из воспоминаний бывшего партизана А.М Землякова . Статья «Рассказ бывшего партизана», газета «Заря коммунизма» № 55 от 7 мая 1985 года
16. Статья ветерана войны и труда, учителя И. Новикова «Не забывается такое никогда», газета «Заря коммунизма» №18 от 9 февраля 1982 года стр.4
17. ГАКО Ф.-3605 опись 1 дело № 628, Акт № 1742
18. Наш Медвенский край, очерки, 2008 год. Автор краевед В.А. Звягин
19. Из воспоминаний жителя деревни Плесы, Канунникова Павла Степановича, записанных в 2004 году и хранящихся в Гостомлянском школьном музее.
20. Из воспоминаний жительницы 2-й Гостомли, учительницы начальных классов местной школы Кузнецовой Анна Никаноровна, хранящихся в школьном музее.
21. Евгения Герцык «Воспоминания» изд. «Московский рабочий» 1996 год. Автор-составитель Т.Н. Жуковская.
22. Поднимались войны народа» - Сопротивление в тылу немецко-фашистских войск на территории областей Центрального Черноземья в 1941-1943 гг. . В.В.Коровин Издательство Курск: Славянка, 2007 год стр.512
23. Ф.-3605 оп-1, дело 623 акты № 998-1255, дело 624-акты № 39, 49, 58, 79, дело № 625-акты 2327-2383, дело № 628-акты № 1718, 1720.
24. Справка Панинского с/с « Расстрелянных как заложники, за действия партизан»
25. Справка Панинского с/с «Об участниках подполья, зарытых заживо»
26. ГАКО Ф-3605 оп-1 дело 624 акт № 90
27. ГАКО Ф-3605 оп-1 дело 624 акты № 37, 40, 42.
28. «ГАКО Ф-3605 оп-1 дело 623 акты № 1087, 1093
29 Статья Н. Косоруковой (Образцовой) «Уходили в поход партизаны», районная газета («Заря коммунизма» от 22 июня 1971 года.)
30.«Коллаборационизм на территории Курской области в 1941-1943 гг. Курск 2015.Формы проявления, политико-правовые и социальные последствия: Коровин В.А.

 

Регион Курская область
Населенный пункт: Курск

Боевой путь

Боевое подразделение 1-й и 2-й Медвенские партизанские отряды

Документы

Справка о боевой деятельности 1-го Медвенского п.о.
Справка о боевой деятельности 1-го Медвенского п.о.
Справка о боевой деятельности 2-го Медвенского п.о.
Справка о боевой деятельности 2-го Медвенского п.о.

Фотографии

Мемориальный комплекс "Братская могила" в поселке Медвенка, Курской области
Мемориальный комплекс "Братская могила" в поселке Медвенка, Курской области
Братская могила погибших партизан, в с. Петропавловка. Медвенского р-на Курской области
Братская могила погибших партизан, в с. Петропавловка. Медвенского р-на Курской области
Фотография 2-го Медвенского партизанского отряда. Ноябрь 1941 г.
Фотография 2-го Медвенского партизанского отряда. Ноябрь 1941 г.
Село Панино. Место, где фашисты заживо закопали партизан и людей помогавших им.
Село Панино. Место, где фашисты заживо закопали партизан и людей помогавших им.
Здесь командир  2-го Медвенского п.о. Фильчаков Тимофей Васильевич принял свой последний бой.
Здесь командир 2-го Медвенского п.о. Фильчаков Тимофей Васильевич принял свой последний бой.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: