Подрезова Калерия Николаевна
Подрезова
Калерия
Николаевна
старшина медслужбы
Дата рождения: 2.06.1925

История солдата

Моя биография несколько необыкновенная: я училась в 45 школе, в 8 классе, когда началась война. Как и все ребята я пыталась приложить хоть какие-то силы для того чтобы помочь советским военным, и мне это удалось-я помогала собирать урожай в колхозах. Но так случилось, что в 1941 году, несмотря на активное сопротивление, немецким войскам всё-таки удалось прорвать линию фронта около реки Меус и оккупировали город. Я воочию увидела, что представляют собой фашисты.

Тут-то и началась моя военная биография - со II оккупации Ростова в 1942 году. В это время я помогала врачам в госпитале. Я выполняла не сложную, но полезную работу. Когда зашёл разговор об эвакуации, я попросила своего отца об официальном зачислении в госпиталь. Но когда совершалась эвакуация через реку, экипаж госпиталя попал под обстрелы, и я оказалась за Доном совершенна одна. В качестве документа у меня остался только пропуск в госпиталь. Люди уходили пешком, стараясь отступить в сторону Краснодара. Становилось всё труднее и труднее, но я попросила солдат отвезти меня в пункт назначения к родственникам. Они принадлежали к 339 стрелковой дивизии.

Обстановка к тому времени всё ухудшалась. Все дороги были обрезаны. Я стала просить, чтобы меня взяли в военную часть. В конце концов я попала в место дислокации и тогда возник вопрос, что со мной делать, ведь моих родных в Краснодаре не оказалось. Я вступила в 339 стрелковую дивизию. Мне было всего лишь 17 лет, но чувствовала я себя гораздо старше. Я училась у хирурга оказанию первой помощи - делать уколы, накладывать жгуты и т.п. Вскоре я почувствовала необходимость участвовать в военных действиях, меня определили в стрелковую роту, в мои обязанности входила помощь раненым. Солдаты относились ко мне с особой теплотой и называли сестрой. После того, как 80 человек отправились на передовую линию фронта, нас ..осталось всего лишь 16 человек. Когда я помогала раненым, то переставала думать о себе и своих проблемах.

Через некоторое время наша рота начала наступление на Кубанские станицы, а после и на Крым, куда мы высаживались десантом. Оттуда на катерах нас переправляли на берег. Были обстрелы и потери человеческих жизней, но тем не менее, мы достигли Керчи. 9 месяцев мы продвигались по берегу: Алупка, Алушта, Ялта и, наконец, Севастополь, он был сильно укреплён и пришлось приложить немало усилий, чтобы наступать на город. Наша часть участвовала в освобождении города, и в связи с этим получила название - Севастопольская. Для оставшихся в живых был организован, своего рода отпуск. После, нас отправили в Польшу. Дальнейшие события моей военной «карьеры» связаны с 303 и Белорусской армиями, последней командовал Жуков. После освобождения Варшавы, нами были оккупированы несколько немецких городов, закончились наши действия на Эльте. Там мы встретились с союзниками. 9 мая, как вам известно, закончилась военная жизнь и я захотела продолжить своё обучение. И поэтому, вернувшись домой, я поступила на Романо-Германский факультет, на кафедру Французского и Испанского языков. Все мне твердили, чтобы я шла в медицинский университет, но я настолько пережила это время, что выбрала себе другую специальность.

Моя биография несколько необыкновенная: я училась в 45 школе, в 8 классе, когда началась война. Как и все ребята я пыталась приложить хоть какие-то силы для того чтобы помочь советским военным, и мне это удалось-я помогала собирать урожай в колхозах. Но так случилось, что в 1941 году, несмотря на активное сопротивление, немецким войскам всё-таки удалось прорвать линию фронта около реки Меус и оккупировали город. Я воочию увидела, что представляют собой фашисты.

Тут-то и началась моя военная биография - со II оккупации Ростова в 1942 году. В это время я помогала врачам в госпитале. Я выполняла не сложную, но полезную работу. Когда зашёл разговор об эвакуации, я попросила своего отца об официальном зачислении в госпиталь. Но когда совершалась эвакуация через реку, экипаж госпиталя попал под обстрелы, и я оказалась за Доном совершенна одна. В качестве документа у меня остался только пропуск в госпиталь. Люди уходили пешком, стараясь отступить в сторону Краснодара. Становилось всё труднее и труднее, но я попросила солдат отвезти меня в пункт назначения к родственникам. Они принадлежали к 339 стрелковой дивизии.

Обстановка к тому времени всё ухудшалась. Все дороги были обрезаны. Я стала просить, чтобы меня взяли в военную часть. В конце концов я попала в место дислокации и тогда возник вопрос, что со мной делать, ведь моих родных в Краснодаре не оказалось. Я вступила в 339 стрелковую дивизию. Мне было всего лишь 17 лет, но чувствовала я себя гораздо старше. Я училась у хирурга оказанию первой помощи - делать уколы, накладывать жгуты и т.п. Вскоре я почувствовала необходимость участвовать в военных действиях, меня определили в стрелковую роту, в мои обязанности входила помощь раненым. Солдаты относились ко мне с особой теплотой и называли сестрой. После того, как 80 человек отправились на передовую линию фронта, нас ..осталось всего лишь 16 человек. Когда я помогала раненым, то переставала думать о себе и своих проблемах.

Через некоторое время наша рота начала наступление на Кубанские станицы, а после и на Крым, куда мы высаживались десантом. Оттуда на катерах нас переправляли на берег. Были обстрелы и потери человеческих жизней, но тем не менее, мы достигли Керчи. 9 месяцев мы продвигались по берегу: Алупка, Алушта, Ялта и, наконец, Севастополь, он был сильно укреплён и пришлось приложить немало усилий, чтобы наступать на город. Наша часть участвовала в освобождении города, и в связи с этим получила название - Севастопольская. Для оставшихся в живых был организован, своего рода отпуск. После, нас отправили в Польшу. Дальнейшие события моей военной «карьеры» связаны с 303 и Белорусской армиями, последней командовал Жуков. После освобождения Варшавы, нами были оккупированы несколько немецких городов, закончились наши действия на Эльте. Там мы встретились с союзниками. 9 мая, как вам известно, закончилась военная жизнь и я захотела продолжить своё обучение. И поэтому, вернувшись домой, я поступила на Романо-Германский факультет, на кафедру Французского и Испанского языков. Все мне твердили, чтобы я шла в медицинский университет, но я настолько пережила это время, что выбрала себе другую специальность.

Регион Ростовская область
Воинское звание старшина медслужбы
Населенный пункт: Ростов-на-Дону
Место рождения Воронежская обл., Никитовский р-н, с. Ливенка; Воронежская обл., с. Ливенка; Воронежская область, с. Ливенка
Годы службы 1942 1945
Дата рождения 2.06.1925

Боевой путь

Место призыва Андреевский РВК, Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону, Андреевский р-н; Ростовский ГВК, Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону; Ново-Титаровский РВК, Краснодарский край, Ново-Титаровский р-н
Боевое подразделение 1133 сп 339 сд (1133 сп, 339 сд); 1133 сп 339 сд 33 А 1 БелФ (1133 сп, 339 сд, 33 А, 1 БелФ); 1133 сп 339 сд ОПА СКФ (1133 сп, 339 сд ОПА СКФ, 339 сд ОПА, СКФ); 1133 сп 339 сд 21 ск СтепВО (1
Завершение боевого пути Германия

Воспоминания

Рассказ "Красные маки"

В основу  рассказа «Красные маки», написанного ростовским журналистом Д. Аморовым, положен реальный случай, который произошел в годы войны на позициях 339-й Ростовской стрелковой дивизии. Героиня рассказа Калерия Николаевна Подрезова принимала участие в освобождении станицы Ставропольской Северского района. Вместе со своим супругом Н. И. Щеголевым она много лет приезжала сюда, очень любила Ставропольскую и хранила память о тяжелых боях и испытаниях, выпавших на долю этой казачьей станицы. Связь с ними поддерживала учитель ставропольской школы Валентина Алексеевна Шайтан, она и принесла в редакцию пожелтевший номер областной ростовской газеты «Молот» за 1975 год. Рота только что отразила очередную вражескую атаку. Следы жаркого боя виднелись повсюду. Еще дымились воронки на поле, заросшем красными маками, темнели на черно-красном фоне убитые гитлеровцы. Метрах в тридцати от нашей траншеи темно-зеленой громадой замер подбитый танк. Это была четвертая атака с утра и, конечно, не последняя. Около подбрустверного блиндажа медсестра Калерия Подрезова перевязывала раненых. Из-под каски выбивались непокорные пряди темно-русых волос, на загорелом, обветренном лице серебрились бусинки пота. - Сестрица, а руку не отрежут? - со страхом спросил младший сержант Артеменко. - Нет. Наложат гипс, полежишь немного в госпитале - и снова к нам, - ответила Калерия, ловко заканчивая перевязку перебитой руки Артеменко. С утра это был ее десятый раненый, которому она оказала медпомощь. - Спасибо, - прошептал младший сержант. А вот тебе еще одного подранка! - сказал ротный силач, командир пулеметного расчета сержант Громов, поднося на руках своего друга пулеметчика Ашота. - Как же это, Ашот, тебя угораздило? Всю войну как заговоренный был, а сегодня оплошал? - говорила Калерия, осторожно снимая с ноги раненого сапог. - Гады… Подстрелили. Ну, да и я им тоже отсыпал… Ой, ой! – вскрикнул Ашот от боли. Громов внимательно посмотрел из траншеи в сторону позиций врага и вдруг сильным рывком выскочил наверх и пополз вперед к уцелевшим островкам красных маков. - Это еще что?! - сердито крикнул подошедший молодой лейтенант, командир взвода. - Назад! Но Громов уже рвал цветы. Это заметили и фашисты. Они открыли неистовый огонь из автоматов. Повизгивали пули, поднимая вокруг смельчака легкие облачка пыли. Сержант укрылся в воронке, подождал немного, потом бросился к подбитому танку. Под его прикрытием он быстро добрался до траншеи. Тяжело дыша, сержант поднес Калерии букет красных цветов. - Это тебе от всех нас, - застенчиво улыбаясь, сказал он, прислонившись к стенке траншеи. - Молодец, Степка! Вот это номер! – воскликнули столпившиеся около него бойцы. Все они любили балагура, смельчака Громова. - Спасибо, - тихо сказала Калерия и укоризненно добавила,  - но разве можно так рисковать! - Вот ты какой! - превозмогая боль, воскликнул Ашот. - Безобразие! За такие выходки вам всыпать надо, - сердился лейтенант, но, оглядев Громова и столпившихся бойцов, восхищенных поступком сержанта, подобревшим голосом добавил: - Ведь и убить могли. Взяв половину цветов, лейтенант сплел из них венок, надел его на голову Калерии. - Меня сестренка научила плести венки… А ее уже нет… Фашисты расстреляли, - глухо сказал он и необычной, вздрагивающей походкой зашагал вдоль траншеи. Все молчали. - Кровь и цветы… Какое странное сочетание, - тихо сказала Калерия, накладывая стерильную повязку на кровоточащую рану пулеметчика.

Награды

Орден Красной Звезды
Орден Красной Звезды
Медаль "За отвагу"
Медаль "За отвагу"
Медаль «За оборону Кавказа»
Медаль «За оборону Кавказа»
Медаль «За боевые заслуги»
Медаль «За боевые заслуги»
Орден Отечественной войны II степени
Орден Отечественной войны II степени

Фотографии

После войны

Выпускница историко-филологического факультета Ростовского Государственного Университета 1951 г. В течение 50 лет преподавала французский язык на кафедре иностранных языков университета. С 1972 по 1994 гг. руководила кафедрой французского и испанского языков.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: