Ширшов Григорий Ефимович
Ширшов
Григорий
Ефимович
младший сержант / командир отделения
1910 - 4.09.1943

История солдата

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой". И у нашей семьи тоже так. 

Этот рассказ - о нашем прадедушке, Григории Ефимовиче Ширшове.
Наша бабушка родилась уже после войны, в 1948-м. Ее отец прошел войну; два ее дяди с войны не вернулись. Про них бабушка почти ничего не знает, говорит, родители не любили рассказывать, расспросить в свое время как-то в голову не пришло, а потом уже стало не у кого...

А вот нашему дедушке - Александру Григорьевичу - на момент начала войны было всего 4 года. Дедушкин отец погиб от ран в бою в Смоленской области. Мы, к сожалению, мало знаем о нем. Какие-то его письма с фронта еще хранятся у дедушкиной сестры, у самого дедушки - одна черно-белая потрепанная фотография (на обороте подпись карандашом: "Мама, Настя, эта карточка с двумя товарищами вам на память. Попадала пуля, на лице заметно. Ну, все раны зажили") и копия извещения о смерти. Из извещения: "Ваш муж красноармеец Ширшов Григорий Ефимович в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, был убит под дер. Шиловка Кировского р-на Смоленской обл."

Дедушка, проводивший отца на фронт в 1941-ом и уже больше никогда с ним не встретившийся, хранит в своей памяти самые светлые детские воспоминания о нем, которыми согласился поделиться под запись. Их я и приведу ниже.

Елена Стрелкова, правнучка красноармейца Ширшова Г.Е.

ШИРШОВ ГРИГОРИЙ ЕФИМОВИЧ

"Когда началась война, мне было четыре с небольшим. Каким я запомнил своего папу? Большим, сильным, добрым и весёлым! Хорошо помню несколько эпизодов общения с ним.


Первый эпизод
Солнечный зимний день, 1940 – 1941 г. Вся семья в сборе: мама с бабушкой – на кухне, занимаются приготовлением обеда, папа – в горнице, ремонтирует свои валенки. Валенки были высокие – мне выше пояса, и мне хотелось их обуть и удивить всех, какой я большой. Папа убеждал, что сделать это невозможно, но я настаивал на своем и начал капризничать. Тогда он дал мне конфету «подушечку», чем и успокоил меня.
Я определил конфету за щёку, щека вздулась, и я решил напугать взрослых: бегал то к маме с бабушкой, то к папе, показывая на щёку и жалуясь, что у меня болит зуб. Они нарочно сокрушались, жалели меня, гладили по голове и говорили, что надо срочно ехать к врачу, а я продолжал притворяться. Тут папа отложил свою работу и серьёзно сказал: «Собирайся, поедем к доктору». Я струсил и сдался. Взрослые все дружно смеялись.
Эпизод второй
Солнечный жаркий весенний день, во всю идет посевная. Папа в поле сеет пшеницу на конной сеялке. В упряжке – пара сильных лошадей. Мама понесла отцу в поле обед, и я с ней.
Папа выпрягает лошадей, даёт им корм, а мама в тенёчке под повозкой размещает обед. Я бегаю рядом, пытаюсь потрогать лошадей, но мне не разрешают, говорят, что лошадь может больно лягнуть. Я недоволен, конечно. Тогда папа прилаживает к порожней повозке вожжи, дает их мне и показывает, как нужно управлять лошадьми. Я покрикиваю на условных лошадей, «управляю», радуюсь. Родители радуются вместе со мной.
Эпизод третий
Лето 1941-го года, август – третий месяц войны. Многих мужчин нашей деревни отправили на фронт. Вот и к нам пришла тревожная весть – нарочный из военкомата привёз повестку папе о призыве. День был солнечный, жаркий, родители ушли в поле заготавливать веники на зиму, да не получилось.
Нарочный вручил повестку папе прямо в поле, отправка с вещами в тот же день. Собрались родные, близкие, соседи, быстро накрыли стол. В доме плач, слёзы, стоны.
В суете не смогли открыть замок на погребке, огорчились, ушли без огурцов. Я же после них поковырялся в этом нехитром замке гвоздём и на удивление всем и себе тоже открыл его. Побежал в дом порадовать родителей, но им было не до радости. Сели за наспех накрытый для провожающих стол, угостились и пошли провожать по деревне.
Проводов в этот день в деревне было несколько, и каждую компанию сопровождала гармонь. В первом ряду с папой шёл старший брат Гаврил, мама и бабушка. Я сидел на плечах у папы высоко, выше всех, и мне было весело.
Но вот дошли до конца деревни, начались прощания, папа снял меня с плеч, расцеловал и заплакал. И вот тогда я понял, что он уходит надолго, мне стало страшно, я не хотел его отпускать. Но меня оттеснили, передали бабушке, и мы с ней всю дорогу до дома шли и рыдали.
Я все-таки надеялся, что отец повоюет, победит и вернется. Я очень верил в это и убеждал бабушку, но… Так я попрощался с папой навсегда.
Потом потянулись бесконечные тоскливые дни ожидания. Каждый день в семье говорили о папе, молили, чтобы он отслужил и живым-здоровым вернулся. Даже пусть не совсем здоровым – инвалидом, как другие – но вернулся.
Каждый день ждали писем с фронта. Ждали и боялись, потому что письма с фронта приходили разные. Но нам пока приходили хорошие, и мы им радовались. Я часто видел папу во сне.
Много хорошего я слышал о папе от родных, соседей и просто односельчан. Хорошо трудился в колхозе. Его портрет был на районной доске почёта. А еще такой же портрет в рамочке дарили на память всем ударникам труда! Этот портрет до сих пор хранится у нас как семейная реликвия.
24 января 1942 года у нас родилась сестрёнка Тоня. Очень похожая на отца. Все были так рады!
Воевал папа под Москвой, под Смоленском. Летом 1943 года был тяжело ранен в голову. Долго лечился в московском госпитале. Врачи говорили: «Подлечим – и домой». Но случилось иначе.
Под Смоленском шли ожесточённые бои, требовалось пополнение, поэтому всех, у кого были целы руки и ноги, выписывали из госпиталя – и на фронт. С фронта отец писал: «Бои жестокие – утром наступаем, вечером отступаем». В одном из таких боёв он и погиб (под деревней Кулаковка Смоленской обл.).
Дома часто вспоминали папу, говорили о нём и очень жалели, что он не вернулся с войны, как другие. В письмах он писал: «Вот кончится война, и мы встретимся. Я о вас очень скучаю и люблю вас». То ли утешал нас, то ли искренне верил и надеялся на скорую встречу?..
Нам было грустно и тяжело без него. Особенно тяжело было маме, очень! И все-таки она выстояла – победила: вырастила нас и поставила на ноги. Не давала нас никому в обиду, берегла как могла от голода и холода, не зная покоя ни днём, ни ночью. А сама была еле жива, худенькая, очень подвижная, но целеустремленная, днём и ночью в работе. Мне кажется, она вообще не спала – ей просто некогда было спать. Спасибо тебе, мама! За всё спасибо.
Вот такие у нас были родители. Мы помним их и гордимся ими.
Уже после войны, 3 января 1947 года у нас появилась еще одна сестрёнка – Маша. И хотя у неё был другой папа, она для нас ещё родней, потому что она у нас самая младшая в семье, самая доброжелательная и любимая. И после смерти родителей мы живём крепкой, дружной семьёй, заботимся друг о друге и помогаем друг другу".


Автор: Ширшов Александр Григорьевич

Регион Москва
Воинское звание младший сержант
Населенный пункт: Москва
Воинская специальность командир отделения
Место рождения Тамбовская обл., Умётский р-н, д.Осиновка
Годы службы 1941 1943
Дата рождения 1910
Дата смерти 4.09.1943

Боевой путь

Место призыва Уметский РВК Тамбовской обл.
Дата призыва 29.08.1941
Боевое подразделение 10 Гв. Арм. 385 СД 403 ОИПТД
Завершение боевого пути 10 Гв. Арм. 385 СД 403 ОИПТД
Принимал участие Смоленская операция «Суворов»
Госпитали 470 ОМСБ 385 сд

Ширшов Г.Е. призван 29.08.1941 Уметским РВК Тамбовской обл.

385-я СД вступила в бой в феврале м-це 1942 года в районе гор. Кирова Смоленской (ныне Калужской) обл. в составе 10-й Армии Западного фронта. Это был завершающий этап разгрома немцев под Москвой. С февраля 1942 года по август 1943 г. 385 СД вела оборонительные бои в районе города Киров. С 7 августа 1943 года 385-я СД начала вести успешные наступательные бои.

Ширшов Г.Е. умер от ран: 04.09.1943 Калужская обл., Кировский р-н, д. Кулаковка.

Документы

Выдержка из журнала боевых действий 385сд
Выдержка из журнала боевых действий 385сд

Фотографии

Однополчане

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: