Студницын Игорь
Студницын
Игорь
младший сержант / Студент
1921 - 11.1941
Регион Москва
Воинское звание младший сержант
Населенный пункт: Москва
Воинская специальность Студент
Место рождения Ленино-Дачное МО
Годы службы 1939-1941
Дата рождения 1921
Дата смерти 11.1941

Боевой путь

Место призыва Первомайский РВК г.Москвы
Дата призыва 1939
Боевое подразделение рота связи 91 стрелковая дивизия 1Ф
Завершение боевого пути пропал без вести под Вязьмой
Принимал участие Вязьма

Студницын Игорь Михайлович.

Будучи студентом Московского Энергетического Института им. Молотова в 1939 году призван в ряды Красной армии Первомайским военкоматом гор. Москвы.

Война, застала его в рядах Красной Армии связистом в г. Андриаполь.

Второго августа 1941 г. От него получено письмо с адресом:

Полевая почта 575, 663 Б.А.О. рота связи 

(ЗАПФ, 56 РАБ, 4 АВИАТЕХНИЧЕСКАЯ ДИВИЗИЯ)

II/VIII получено письмо с тем же адресом.

I/IX получено письмо с новым адресом Полевая почтовая станция № 871 ППТ 704

Последнее письмо от 29/IX 1941г. с адресом  Полевая почтовая станция 489 561 с.п. рота связи. (91 СД (1Ф)

Письмо получено 5 октября 1941 г.

Воспоминания

Мать

Сжалось тоской сердце матери и воспоминания о дорогом погибшем сыне поглотили все её мысли.

Голубоглазый четырёхлетний мальчик с пышными золотистыми волосами стоял около матери и, сжав кулачки, гневно твердил: "Маленьких нельзя обижать. Маленьких нельзя обижать! Маленьких надо за-щи-щать! Ты сама говорила!"

Молодая мать держала на руках младшего сынишку и, отчитывая его за мокрые штанишки, только что сердитым голосом пообещала его нашлёпать и даже руку подняла. Услышав, как горячо заступился Игорёк за своего братца, мать нагнулась к нему и, целуя, пообещала никогда больше не обижать маленьких.

"Заступник ты мой дорогой!"

Ночью в постели мать вспоминала эту сцену. Было стыдно за себя, за свою несдержанность.

"Надо следить за собой. Чему же я научу своих детей, если мои олова будут расходиться с моими действиями. Это мне урок."

Игорёк очень любил своего братца Лёвушку. Он не хотел без него ни есть, ни играть и никому не давал его в обиду. Дети жили дружно. Мать старалась во всём быть справедливой и не взыскивала с Игорька лишнего только потому, что он старший, и не была слишком снисходительна к Лёвушке только потому, что он был самый маленький в семье. Дети привыкли сами отвечать за свои поступки, а не сваливать вину друг на друга.

Однажды Игорёк полюбопытствовал, что в кувшинчике, который стоит на буфете. Он потянул его к себе и пролил молоко.

Мария Семёновна увидела пролитое молоко и строго спросила: "Дети, кто это сделал?"

Минута замешательства и старший сын отвечает: "Это я, мамочка."

Младший тут же стал защищать брата: "Он не виноват, совсем не виноват. Он только наклонил кувшин, а молоко само вылилось!"



Был Игорёк с бабушкой у родственников в гостях - перед уходом ему дали большую конфету. Распрощались, а он всё стоит. "Ну, пойдём, Игорёк",-говорит бабушка. А Игорёк, оглядев всех своими ясными глазами, заявляет: "А Лёвушке конфету не дали".

Посмеялись и дали вторую конфету. дорогой он вынимал из кармашка то одну, то другую конфету и вполголоса приговаривал: "Это мне, это Лёвушке."

Дома разглядел. что одна из конфет больше. Минута нерешительности, колебания и...он протягивает брату большую конфету.



В семье была традиция: каждое дело, даже самое неинтересное,

доводить до конца. Если у детей не выходила постройка из строительного материала, мать советовала сделать всё снова, или найти неполадку, но не бросать работу. Дети были приучены после игры прибирать за собой все игрушки и только тогда приниматься за другое занятие.

Игорёк был в первом классе, когда мама купила книгу - "С перелётными птицами в Африку". Книга была трудна для ученика первого класса, но в ней были интересные картинки и мальчик любил их рассматривать.

Однажды он спросил: "Мама, когда я научусь хорошо читать?"

-"А вот прочти свою любимую книжку сам и выучишься читать", - шутливо ответила мать.

И вот, едва окончив букварь, Игорёк принялся за книжку. Он задавал себе "урок" и пока не причитает намеченного, не оставит книгу. Читал медленно, по складам, спотыкаясь на каждом трудном слове, а таких слов было много. Прочтёт, а потом спрашивает: "Мама, а что это такое?" И мать терпеливо всё ему объясняла.

Однажды входит мать в комнату и видит: сидит сын с книгой на диване и плачет.

- О чём ты? Что случилась, дорогой?

-Надоело читать, гулять хочу!

- А почему же ты читаешь, если надоело? Идите с Лёвушкой, погуляйте.

(Брат сидел рядом и "сочувствовал").

- Как же я пойду, если не дочитал? Вот до сих пор я должен сегодня прочитать. Нет уж я лучше дочитаю, а потом пойдём.

И он, вытерев глаза, уселся поудобнее и решительно взялся за книгу.

Так и прочитал он всю книгу самостоятельно. Сначала по страничке в день, потом по две, по три.

А когда закончил её , то стал читать свободно, как взрослый.

Мать и удивлялась, глядя на него, и радовалась его упорству в стремлении к цели.



Однажды в морозный зимний день мать встретила сына на улице, когда он возвращался из школы, и очень удивилась: пальто нараспашку, шапка-ушанка поднята и еле держится на макушке, тёплый шарф и варежки в кармане.

-Игорёк, почему ты в таком виде?

-Я, мамочка, теперь закаляться буду. Нам сегодня про Суворова читали. Ведь нам тоже воевать придётся, вот я и буду, как Суворов, закалятся

С той поры мальчик никогда не кутал шею шарфом и редко надевал перчатки.

С шести лет он прекрасно ходил на лыжах, а когда брату исполнилось пять лет (он был моложе на три года), он и его приучил к прогулкам на лыжах.

Вспоминается Марии Сергеевне, как по вечерам и выходным дням они всей семьёй ходили на лыжах по парку. Двое малышей бойко бежали впереди и радостно было на них смотреть.

В доме, где жила Мария Семёновна, было много детей и все они и маленькие, и большие любили Игорька. Малыши ходили за ним по пятам, слушались его беспрекословно. Он никому не давал их в обиду, разбирал их маленькие ссоры, утешал огорчённых, дарил им книжки и придумывал игры. Старшие дети любили его за честность правдивость, за интересные игры и занятия, за уменье хорошо рассказывать и читать. Это был спокойный, положительный мальчик. Он никого не обижал, но и себя не давал в обиду.

Мать говорила детям: -Жаловаться ни на кого не приходите. Сами разбирайтесь в своих делах. Терпеть не могу, когда дети задирают друг друга, а потом идут домой с жалобой."

(Часто бывает, что мать жалобщика, не разобравшись, в чём дело, обвиняет во всём чужого ребёнка.)

В среде детей Игорь был организатором всякого хорошего дела. Около дома пустовало много плодородной земли, и вот Игорёк(ему было тогда 9 лет) затеял развести огород. Он увлёк этой работой всех детей на дворе, целыми днями они копались на огороде, а осенью сняли урожай: огромные тыквы, свёклу и другие овощи, которые поделили между собой. Свою долю Игорь отдал товарищу из малообеспеченной семьи. Оставил на память одну большую тыкву, которая долго красовалась на шкафу.

Его приняли в пионеры, когда ему было 9 лет. Он стал ещё серьёзнее, точно повзрослел. Дома ему сказали: "Теперь ты должен быть примером для всех детей. Сам будь хорошим, да и других учи. "

И вот однажды приходит Игорёк со двора озабоченный, возбуждённый: "Мамочка, мы надумали свою стенную газету сделать. Очень уж плохие у нас во дворе ребята есть. Будем их исправлять." Мать догадалась, что это его инициатива, но зная скромность сына, не высказала своей догадки.

Закипела работа. Игорь сам написал заголовок, украсил газету рисунками и карикатурами (он очень хорошо рисовал), помогал товарищам писать заметки.

И вот первый номер стенной газеты пионеров дома № 2 вывешен в подъезде. Около газеты толпятся взрослые и дети. Первые отзываются одобрительно, детвора в восторге, кроме тех, кому досталось в газете. Мать смотрела на. серьёзное, сосредоточенное лицо сына и видела, что он сдерживает свою радость. Он был горд за коллективное творчество.

И вдруг сын возвращается домой взволнованный, голос дрожит, в глазах слёзы: "Данина мама сорвала газету. Там про Даню написано, что он девочек бьёт, игрушки у них отнимает, песок в глаза бросает и всегда врёт.. А мама его кутает, по двору с тёплой курточкой за ним ходит, а он её дразнит. Ведь это всё правда, мамочка. Как же она смела?"

Ночь он спал плохо, метался и бормотал: "Вы не имеете права..."

Через два дня в подъезде висела новая газета и в ней была статья про Даню и его маму. У газеты целый день дежурили пионеры. Вновь повеселели голубые глаза Игоря. Матери он рассказывал: "Даня говорит - Вы про меня больше не пишите. я не буду девчонок трогать".

Мать рано приучила детей трудиться. Они сами застилали свои кроватки, чистили свою обувь, прибирали на своих полках в шкафу, содержали в порядке игрушки. Им купили несколько растений в банках и они бережно и с любовью за ними ухаживали, не забывали полить и взрыхлить землю. Мальчикам выписывали детские журналы и приучали их беречь книжки.

Любимая игра детей была в книжный магазин, в детский сади в войну. Играли мальчики дружно, весело и так интересно, что мать, наблюдая за ними, удивлялась их фантазии. Иногда, выбрав свободную минутку, она, сама принимала участие в их играх. Счастливое время!

Учился Игорёк хорошо: он был способный мальчик, а родители внушали сыновьям, что ученье - самое важное дело в жизни детей. Любимой поговоркой мальчиков было: кончил дело-гуляй смело.

Был он очень общительным и товарищи его любили. Он увлекался лыжным спортом, коньками, волейболом, любил книги, был редактором классной стенной газеты и всегда находил время помочь матери. Увидит Игорь, что мать моет полы и сейчас же заявляет: "Мамочка, бросай мытьё. Это не женское дело, а наше. Мы сами вымоем". И вот один сын трёт пол щёткой, другой смывает водой.

Они, как и все мальчики любили лазить по деревьям, случалось, что рвали чулки или штанишки. И тогда, чтобы не огорчать мать, они сами тщательно зашивали дыры. Игорёк очень хорошо рисовал и никогда не отказывался помочь матери выпустить стенную газету для её класса. А потом под его руководством ученики Марии Семёновны постирали это искусство и сами оформляли газету.

Бывали и огорчения, приходилось и наказывать сына. Но хорошего было больше, а плохое со временем забывалось.

Прошли школьные годы. Окончив десятилетку отличником, Игорь поступил в Энергетический Институт. Занимался он прилежно, много чертил, а мать любовалась и чертежами и сыном.

Осенью 1939 года его призвали в ряды Советской армии. Всю ночь накануне его отъезда из дома мать и сын просидели на диване. В доме все спали. Мать с сыном тихо разговаривали, часто замолкали, задумываясь, и опять говорили, держа друг друга за руку. О чём они тогда говорили? Сын поверял матери свои мечты на будущее и никогда мать не забудет его последних слов:

-"Верь, мамочка, я никогда и ничем не опозорю звание комсомольца." И ещё:

-"Две матери у меня: ты, мамочка, и Родина. Пора показать, что я люблю свою Родину не на словах, а на деле. Сколько сочинений писали мы в школе о любви к Родине, а я ещё ничего не сделал для неё."

Утром сын уехал.

Из армии Игорь часто присыпал письма. Он благодарил мать за то, что она приучила его к труду.

"Как хорошо, мама, что ты приучила нас не бояться никакой работы, приучила нас к порядку, аккуратности, не изменила нас с Лёвушкой! Как мне всё это пригодилось здесь, в армии. Есть у нас ребята, которые не любят дежурства на кухне. Там надо картошку чистить и посуду мыть. Для меня всё это пустяки. Наш шеф-повар удивляется как я всё это делаю. Помнишь, как ты нас приучала раздеваясь на ночь, складывать всю нашу одежду на стуле около кровати. Здесь по сигналу "тревога" я одеваюсь быстрее всех.

Всё, всё здесь пригодилось, даже уменье мыть полы. Мне недавно пришлось мыть полы, так всё моё отделение приходило на меня смотреть. От начальства благодарность за хорошую работу получил."

Вспоминает Мария Семёновна, как зимой 1940 года сын прислал из полковой школы письмо ученикам её класса. Они хорошо знали Игоря и очень его любили. Мать читала письмо классу дрожащим от волнения голосом, а дети слушали, затаив дыхание.

- "Живём мы хорошо. Учимся и отдыхаем. Часто смотрим кино-картины, слушаем концерты, ходим в музей. У нас много разных кружков: и струнный, и хоровой, и литературный и несколько физкультурных. А главное: мы учимся и учимся. У нас ни одна минута не пропадает даром. Вам нужно токе хорошо учиться, ведь для этого у вас есть все возможности. Но мало учиться отлично самому. Надо помогать своим товарищам. Если они будут получать "плохо", то это позор не только для них, но и для всех вас. Не надо над ними смеяться. Ведь смеясь над ними, вы над собой смеётесь, так как вы составляете единый коллектив класса. Вздорам и ссорам не место у нас в советской школе. Вы должны жить дружно. У нас в Красной армии есть хороший закон: один за всех, все за одного. Бойцы и командиры не оставляют своих товарищей без помощи. Вот почему наша Красная армия так сильна и могуча."

Как благодарна была мать сыну за такое письмо. Оно оказало ей большую помощь в воспитании детей.

Весной 1940 года сын приезжал домой и жаловался матери: "Как жаль, что мне не пришлось в этой войне(с Финляндией) участвовать. И дома и в школе меня учили любить отчизну больше своей жизни, а вот доказать эту любовь на деле мне до сих пор не удалось. Ну, ничего, и мы повоюем. Врагов то у нас много."

У матери сжималось сердце: "Не надо войны, сколько горя принесёт она."

Ему шёл девятнадцатый год. Был он крепкий, мускулистый, подтянутый, с открытым взглядом чистых голубых глаз. Мать гордилась сыном.

Утром он вышел в пустой по весеннему сад на зарядку в одной нижней рубашке. Утро было прохладное. В саду местами ещё лежал потемневший снег. Кое-где на припёке пробивалась робкая травка. Сквозь стекло террасной двери мать и брат смотрели на ловкие, сильные движения Игоря и любовались ими. Мать думала: Красная армия - хорошая школа. Она заканчивает формирование личности. Игоря прямо узнать нельзя..

В последний раз он выл дома в августе 1940 года. Ему дали отпуск за успехи в политучёбе. Стояли чудесные тёплые вечера. Вся семья собиралась на террасе и было радостно от весёлого говора молодёжи. Мать с гордостью думала: "Вот они, мои дорогие сыны. Сколько в вас жизненных сил, уверенности в своём счастливом будущем. Как много суждено вам сделать для родной страны."

Разве может мать забыть тот тихий августовский вечер. Терраса ярко освещена. Потоки света из окон, с террасы падают на старые яблони, на дорожки сада, на клумбы с цветами. Белыми звёздочками светятся в сине-зелёной темноте пахучие цветы душистого табака. То здесь, то там вспыхивают разноцветные блёстки. Это мелкие капельки росы оживают в потоке электрического света. Тишина. Как будто всё кругом замерло, очарованное красотой тёплой летней ночи. Мать и сын спустились в сад и пошли между пышными клумбами. Высокие табаки, задевая их своими широкими лапами-листьями, роняли капельки росы и легонько покачивали белыми звёздами цветов. Мать и сын, обнявшись и тихо разговаривая, медленно ходили взад и вперёд по сырой дорожке. Матери было грустно. Завтра сын уедет. Вдруг Игорёк круто остановился и крепко обнял мать. "Родная моя, не горюй о разлуке. Вот отслужу свой срок, вернусь домой и опять заживём вместе. Ах, как я хочу учиться! Но уж если случится война, повоюем. Ты ещё узнаешь, какой у тебя сын вояка. Разобьём врагов - ещё лучше жить станем. Милан моя, каких чудес мы натворим! Мир не видал такого."

Он ещё крепче обнял мать и так они простояли несколько времени каждый со своими думами.

Утром сын ушёл на станцию. Он шагал по переулку широкоплечий. туго затянутый солдатским ремнём ,а мать стояла на крыльце и смотрела ему вслед.

Могла ли она тогда знать, что видит его в последний раз…



И вот свершилось беспримерное злодеяние - фашисты вероломно напали на мирную страну, занятую созидательным трудом.

В письме от 23 июня 1941 года Игорь писал домой: "Прозвучал сигнал тревоги. Отбой тревоги будет, очевидно, при заключении мира с демократической или рабоче-крестьянской Германской республикой."

В других письмах он писал:" С момента объявления войны я начал по особенному жалеть винтовку и ухаживать за ней. Чищу каждое утро основательно и часто протираю "жёлтых братишек", обещающих смерть врагу, осмелившемуся нарушить нашу мирную созидательную жизнь. Мне девятнадцать лет. Так хочется жить, учиться, работать много, плодотворно. Ведь я ещё не жил большой трудовой жизнью. Ведь была только школа. А это детство!

Если придётся встретиться с врагом, я рассчитаюсь с ним на бомбы над Москвой, за разрушение и смерть, которые нам принесли фашисты. Тут я и жизни не пожалею."

Сын погиб в одном из боёв, защищая свою любимую Отчизну.

Не стало двадцатилетнего юноши, полного сил, мечтавшего о счастливой жизни. Двадцать лет вычеркнуто из жизни матери. Остались одни воспоминания. Но надо быть мужественной, надо жить и работать много и плодотворно, как хотел этого сын. Она потеряла родного сына, но её труд, знания, опыт нужны детям, её ученикам. Она не имеет права опускать руки. Она вложит в сердца своих воспитанников горячую любовь к своей Отчизне и ненависть к её врагам. Она научит детей трудиться, любить и ценить труд, как любил его Игорь. Пусть счастливыми растут эти дети и заменят тех, кого уже нет.

Письма

Первое военное
Первое военное
23/VI-41г.

№ 24


Здравствуйте, дорогие мои!

Вы, конечно, знаете что вчера был за денёк. У нас война началась с тревоги часа за 4-5 до речи Молотова. Отбой тревоги будет очевидно при заключении мира с демократическим или рабоче-крестьянским правительством Германской республики. Сплю не раздеваясь, а вообще почти не сплю. Ваше последнее письмо получил, но сами понимаете ответить не могу. Конец не начавшимся моим занятиям по английскому языку, вероятно пропадут здесь и учебники. А погода стоит хорошая. Комары вот, не в пример немцам, объявили войну и нападают активно, неся тяжёлые потери. Как развернётся в дальнейшем война? Коснулся ли кого-нибудь из наших знакомых указ о мобилизации? Я в точности его не знаю. Жаль пропадёт мой блокнотик. Посылку получил. Сахар ем, а сухари и пряники съем. Карточки очень понравились. Лёвка пусть шатается по походам, пускай сохнет, лишь бы не излишествовал, не перегибал палку. Ну, больше не знаю о чём писать, зарядился на маленькое письмо, всё сжал и оказалось мало.
Всё злюсь, какого черта нужно было дёрнуться немцам в воскресенье , дали бы отдохнуть, да и начинали с понедельника. Писем мне не пишите.
До свидания.
Целую всех.
Ваш сын Игорь.
31 августа 1941 года
31 августа 1941 года
Здравствуйте, дорогие!


Я жив, здоров попрежнему. Скучаю о вас, часто во снах вижу. Иной раз до того тоскливо становится, как подумаешь, что всё что было - больше не вернётся, и так жалко становится нашего Царицына, пруда, парка, нашей Пролетарки, домика, садика и вас всех. А тут ещё законы диалектики лезут в голову, что ничего не повторяется, всё изменяется. Если даже и вернусь я домой, то разве таким всё увижу, как сейчас в мыслях моих запечатлелось. Ну и долька же выпала моему поколению, чуть из пелёнок, и в такую колоссальную историческую заваруху окунулись с головой, мало кто пройдёт её целым.
А жить так хочется, ведь я её я и не видел, настоящей, мирной, спокойной, трудовой жизни. Хочется учится, читать. А читать здесь нечего. Газеты изредка, да издали посмотрю, да и всё.
Но всё это только мечта – несбыточная.
Скорее бы кончалась война. Дать бы нацистам жару, пока англичане с нами. А война то принимает всемирный размах.
Пишите побыстрее всё. Где Лев?
Дома ли папа?
С нетерпением жду ответа.
Мой адрес:
Полевая почт. станция 71. ППТ 704
23 сентября 1941 года (больше писем нет)
23 сентября 1941 года (больше писем нет)
Здравствуйте, дорогие!


Очень соскучился по вашему письму, где-то оно валяется. Ведь я опять переменил адрес. Обо мне не беспокойтесь, я и жив и здоров так, что даже обеда не хватает до ужина. Вот и сейчас жду не дождусь супа с картошкой - заранее знаю меню, ибо оно неизменно, за небольшим изменением приправ, всё к одному и тому же супу картофельному. Живём в лесу в норах, прямо курорт, всё время на свежем воздухе.
Пишите скорее, более полутора месяцев тому назад я получил ваши последнее письмо. Где Лев, папа. Да и вообще живы ли, здоровы-ли.
Мой новый адрес:

Полевая почтовая станция 489, 561, с.п., рота связи.
Пишите, спешите пока я здесь.

Ваш сын Игорь

Фотографии

Семья солдата

С братом Лёвой (слева)
С братом Лёвой (слева) С братом Лёвой (слева)

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: