Трапезников Петр Васильевич
Трапезников
Петр
Васильевич
Рядовой / Минометчик
18.10.1902 - 2.12.1979

История солдата

Перед Великой отечественной войной мой дед работал в колхозе "Красный Октябрь" (после войны переименован в "Колхоз им. Ленина") Осинцевского сельского совета Кишертского района Молотовской области. Вместе с моей бабушкой Трапезниковой Евдокией Васильевной растили четверых дочерей Зинаиду (1924 г.р.), Людмилу (1927 г.р.), Нину (1933 г.р.) и Лидию (1938 г.р.).

Регион Пермский край
Воинское звание Рядовой
Населенный пункт: Пермь
Воинская специальность Минометчик
Место рождения Молотовская область, Кишертский район, д. Новые Савята
Годы службы 1941 1947
Дата рождения 18.10.1902
Дата смерти 2.12.1979

Боевой путь

Место призыва Кишертским РВК Молотовской области
Дата призыва 08.1941
Боевое подразделение 379-стрелковая дивизия, Отдельный 120-мм минометный дивизион, 1-я минометная батарея
Завершение боевого пути Был ранен 22.01.1942 г. в районе пос.Погорелое Городище Калининской (ныне Тверской) области.После ранения направлен в г.Горький на военный Горьковский автозавод(завод Молот) - до 17.10.1947 г
Принимал участие Битва за Москву; Ржевско-Вяземская наступательная операция
Госпитали Под г. Саранском госпиталь разбомбили, переведен в г. Горький

Иванов К. В. Шла дивизия на Запад. – Пермь: Кн. изд-во, 1972. – 151 с.: ил.

379-стрелковая дивизия формировалась с 24 августа 1941г. в УрВО в г. Кунгур. 1 ноября 41г. была погружена в эшелоны и отправилась на запад. 9 ноября разгрузилась в г. Кострома войдя в состав 28 резервной армии.

2 ноября 1941 года в журнале боевых действий дивизии появилась первая запись: «Согласно полученному кодовому сигналу, части и подразделения, поднятые по тревоге, выполнили все предписания четко и в установленные сроки. Каждый полк и спецподразделение, тылы дивизии, штаб и командование, сдав помещения жилого и учебного фонда, учебное и все другое имущество, совершили марш и сосредоточились в назначенный район для погрузки в железнодорожные эшелоны... Выполнив приказ по формированию и боевой подготовке всего личного состава, 379-я стрелковая дивизия выбыла на фронт».

30 ноября дивизия была по жд отправлена в г. Талдом, где вошла в состав 30А Калининского фронта.

Совершив 70км марш из р-на Талдом полки дивизии сосредоточились в районе Кузнецово, Зятьково. К исходу 5 декабря прибыло 12 эшелонов из состава дивизии, полностью сосредоточились 2 полка. Сама 30А заканчивала подготовку к наступлению. В состав армии помимо 379сд вошли свежие 365, 371 и 348 сд и 82кд. Дивизия входила в состав центральной ударной группы армии, но в первые дни находилась в резерве заканчивая сосредоточение.

ЗА НАМИ - МОСКВА

Двадцать четвертую годовщину Великого Октября подразделения дивизии отмечали в пути. Огромное воодушевление вызвала у всех весть о том, что 7 ноября в Москве состоялся парад войск. В эти дни около 80 красноармейцев и командиров дивизии подали заявления с просьбой принять их в ряды партии.

Дыхание войны почувствовалось уже в Ярославле, где один из эшелонов застала воздушная тревога. Дальнейший путь лежал на Кострому. Вскоре стало известно, что дивизии выпала честь принять участие в битве за Москву. Подразделения расположились в костромских лесах. Опять началась напряженная учеба.

30 ноября 379-я стрелковая дивизия была включена в состав 30-й армии Западного фронта. Вновь погрузка в эшелоны, сосредоточение в районе станции Талдом северо-восточнее Клина и в ста километрах севернее Москвы. Здесь батальоны и полки быстро строились в походные колонны. Впереди предстоял семидесятикилометровый марш по извилистым лесным дорогам, через канал Москва — Волга, по направлению к городу Конаково. Бойцы торопились. Они знали, что столица переживает тяжелые дни.

Гитлер сосредоточил на московском направлении группировку отборных соединений. Преимущество в танках, артиллерии и самолетах позволило врагу глубоко вклиниться в расположение советских войск. Бои кипели на ближайших подступах к Москве. Только в октябре, по данным начальника генерального штаба сухопутных сил Германии генерала Гальдера, потери фашистов составили более 135 тысяч человек. Но это не остановило Гитлера. Он требовал от своих генералов «в ближайшее время любой ценой покончить с Москвой». В середине ноября враг вновь предпринял отчаянную попытку прорваться к столице. В этот момент гитлеровская группа армий «Центр» имела в два раза больше солдат и офицеров, в два с половиной раза больше орудий и минометов и в полтора раза больше танков, чем было у защитников Москвы. Враг имел значительное превосходство и в бомбардировочной авиации. Но в первых числах декабря соединения Западного фронта сильными контрударами окончательно сорвали попытки противника прорваться к Москве. Предстоял новый этап битвы за столицу—контрнаступление советских войск.

Задачу разгрома немцев под Москвой решали несколько фронтов. 30-я армия Западного фронта во взаимодействии с 1-й ударной армией и войсками левого крыла Калининского фронта решала одну из наиболее ответственных задач операции. С плацдарма Иваньково, Конаково, Большие Ручьи, Раменье она должна была нанести главный удар по противнику. После тяжелого марша со станции Талдом подразделения 379-й дивизии начали подготовку к своему первому бою. Штабы изучали местность и исходные позиции, составляли боевые распоряжения. После получения приказа о наступлении в частях проходили митинги, на которых воины клялись отдать все силы на разгром врага.

На 5 декабря насчитывала 10680чел. в дивизии было 8772 винтовок, 108 пулеметов "дп" ,6 пулеметов "м", 81 птр, 18 45мм орудий пто , 8 122мм гаубиц, 4 76мм полковых орудий, 11 76мм дивиз. орудий, 1 120мм миномет,82 ротных минометов (50мм), 72 82мм миномета,. К полковым пушкам недоставало панорам. Нехватало 300 автоматов ппш (вообще не было), 102 пулеметов Максим, 17 120мм минометов, дивиз. орудий, было всего 11 автомашин и недоставало еще 100 ЗИС.У немцев оборону против 30А, еще в конце ноября отброшенной к Волжскому водохранилищу и по мнению немецкого командования не представлявшей опасности держала одна 36мд из состава 3Тгр. По этой растянутой на широком фронте немецкой дивизии нанесла 30А Лелюшенко усиленная свежими соединениями нанесла удар.

Наступление началось в шесть часов утра 6 декабря. Действовавшая на правом фланге армии 185сд и 82кд столкнулись с наиболее сильным сопротивлением. Здесь в направлении на Спас-Заулок в течении 6-7 декабря действовала в лесном районе 82кд. Дивизия была хорошо вооружена, в отличии от многих других кавалерийских соединений зимы 41-42гг., но действовала неудачно не имея продвижения. Дивизия выводилась во второй эшелон, а на участок выдвигалась 379сд. Сменив части 82кд с утра 8 декабря из района Жуково перешла в наступление в направлении Завидово, Спас-Заулки.

Оборона противника была прорвана. Лишь на участке 82-й кавалерийской дивизии задачу выполнить не удалось. Здесь, используя сильно укрепленные позиции, враг оказал особенно упорное сопротивление.. На этот тяжелый участок на смену кавалеристам командование двинуло 379-ю стрелковую дивизию, которой надлежало перерезать Октябрьскую железную дорогу и Ленинградское шоссе севернее станции Решетниково, овладев населенными пунктами Минино, Жуково, Спас-Заулок, Завидово и станцией Решетниково.

...Утро 8 декабря. Тридцатипятиградусный мороз. Метель. Ровно в 5.30 небо озарилось вспышками огня, который открыли по вражеским позициям сотни орудий и минометов дивизии и приданных ей артиллерийских частей. Авиация начала бомбежку оборонительных сооружений противника. Расчеты выкатывали орудия на прямую наводку и в упор били по гитлеровским дзотам. Когда артподготовка кончилась, в атаку поднялись бойцы 1253-го и 1255-го стрелковых полков.

Бывший командующий 30-й армией дважды Герой Советского Союза генерал армии Дмитрий Данилович Лелюшенко пишет в своей книге «Заря победы»: «Сражение не утихало и 8-го и в ночь на 9 декабря. Поражение потерпели спешно переброшенные сюда 1-я и 6-я вражеские дивизии. Вновь прибывшая 379-я стрелковая дивизия полковника Чистова совместно с 8-й танковой бригадой стремительно вырвалась вперед, перерезала Ленинградское шоссе и вечером 8 декабря штурмом освободила населенный пункт Ямугу, уничтожив до полка пехоты и 20 танков неприятеля... Проявляя инициативу, Чистов развернул часть своих сил прямо на юг и ударил во фланг противника. Результат незамедлительно сказался: враг начал откатываться на юго-запад».

В первый же день боев уральцы овладели селами Минино и Захарово, а 11 декабря выбили немцев из Спас-Заулка. Это село, тянувшееся на два с лишним километра вдоль Ленинградского шоссе, являлось серьезным оборонительным рубежом на подступах к станции Решетниково. Здесь фашисты создали сильно укрепленный узел сопротивления. Все подвалы домов представляли собой своеобразные дзоты, из которых пулеметы и орудия вели непрерывный огонь по нашим подразделениям. С чердаков стреляли немецкие автоматчики. Исключительно тяжелы оказались и подходы к Спас-Заулку. Фашисты облили водой все горки, холмы, высотки, сделав их почти неприступными. Глубокие снега не позволяли нашим воинам быстро преодолевать открытое пространство до траншей и укреплений противника.

Овладение Спас-Заулком расчистило путь к станции Решетниково, тоже сильно укрепленной. Гитлеровцы построили здесь многочисленные доты и дзоты, закопали в землю танки, превратив их в мощные огневые точки. Сложная, широко разветвленная система траншей и ходов сообщения, проволочные заграждения и минные поля позволяли врагу прочно удерживать этот важный рубеж. Лобовое наступление на Решетниково могло обойтись очень дорого. Умело сочетая маневр и обходы, наши части окружили станцию с трех сторон и одновременно пошли в наступление. Пытаясь удержать Решетниково, фашисты контратаковали при поддержке танков и авиации, но это им не помогло. 12 декабря уральцы штурмом освободили Решетниково. Перерезав, таким образом, Ленинградское шоссе и Октябрьскую железную дорогу, очистив от противника ряд крупных населенных пунктов и разрушив здесь систему его обороны, воины- пермяки успешно выполнили первую боевую задачу.

«Бойцы и командиры 379-й стрелковой дивизии,— доносил в политуправление фронта политотдел 30-й армии,— в боях с немецкими оккупантами проявляют исключительную смелость и стойкость, в ежедневных схватках с противником причиняют ему серьезный урон». Только с 8 по 12 декабря бойцы дивизии истребили до двух тысяч гитлеровских солдат и офицеров, захватили 14 танков, 66 автомашин, 21 артиллерийское орудие и много другого имущества, снаряжения и боеприпасов.

Каждый день рождал новых героев ратного труда.

Поддерживая наступление пехоты, артиллеристы дивизиона, которым командовал капитан Лебединцев, подбили два вражеских танка и захватили в плен экипаж одного из них, сожгли автомашину с противотанковой установкой, разбили две автомашины с боеприпасами и продовольствием, уничтожили минометную батарею и два станковых пулемета с расчетами.

За героизм в этом и последующих боях капитан Ефим Лебединцев, лейтенанты Иван Кармазин и Василий Снагин в числе первых в дивизии были удостоены правительственных наград.

Примеры самоотверженного выполнения воинского долга показывали коммунисты и комсомольцы.

Перед одной из атак группа воинов во главе с красноармейцем-коммунистом Владимиром Садниковым получила задание разведать оборону противника и захватить «языка». В тылу врага бойцам пришлось вступить в схватку, в которой Садников проявил исключительное самообладание и отвагу. Ведя огонь из автомата и забрасывая гитлеровцев гранатами, он обеспечил отход всей группы, но сам погиб смертью героя. Навсегда запомнили воины и старшего политрука Василия Казакова, который вел их в решающую атаку. Это был молодой, высокообразованный командир, перед самой войной окончивший Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Блестящий организатор, он пользовался общей любовью и уважением. В первые же дни контрнаступления под Москвой пали смертью храбрых капитан Владимир Флеров, политрук Владимир Владимиров, секретарь комсомольского бюро 1253-го полка Аркадий Власов и ряд других бойцов и командиров. Их гибель глубокой болью отозвалась в сердцах воинов.

Такую же боль и ненависть к врагам вызывали страшные картины опустошения в освобожденных подмосковных селах. Отступая, гитлеровцы сжигали и разрушали населенные пункты, глумились над людьми. От Спас-Заулка, Губино, Палкино остались лишь груды кирпича и обгорелого дерева, взорванные строения.

Много трагических рассказов довелось услышать в те дни от местных жителей. В деревне Балашково, например, фашисты повесили пятнадцатилетних Костю Полякова и Шуру Мурашева только за то, что они тушили подожженные дома. В Дьяково гитлеровцы загнали в тесную и холодную землянку около 50 женщин, детей и стариков и держали их там без пищи и воды более десяти дней, а тех, кто пытался выйти из землянки, расстреливали на месте. Фашистские варвары закололи штыками в селе Сенцово 65-летнюю колхозницу Евдокию Трусову и убили прикладом 70-летнего Василия Павлова. Причина? Старушка отказалась отдать грабителям последнюю овцу, а старик оказал сопротивление, когда с него стягивали валенки. В освобожденной деревне Дорожаево воинов встретили десятки женщин и детей. Все они после хозяйничанья оккупантов были босы, одеты в лохмотья.

Картина неслыханных зверств еще более усиливала наступательный порыв дивизии. Преодолевая сопротивление врага, она стремительно шла к реке Ламе. Справа продвигался 1253-й стрелковый полк под командованием майора Д. И. Жигалина, который должен был овладеть деревней Курьяново и нанести удар по тылам противника в районе Заозерья. Перед подразделениями левофлангового 1257-го стрелкового полка враг оказывал упорное сопротивление на заранее подготовленной позиции в селе Степанцево. Командир полка майор Н. А. Филиппов сосредоточил первый стрелковый батальон в районе Высоково, поставив перед ним задачу атаковать противника и после ночного боя овладеть Степанцевом.

Командир батальона капитан А. А. Смехов после рекогносцировки местности и изучения подходов принял решение силами двух рот атаковать село слева и справа. Третья рота предназначалась для развития успеха и следовала за первой. Однако противник был настороже и, когда роты приблизились к переднему краю обороны, открыл сильный пулеметный огонь. Пехота залегла. В это время заполыхали подожженные фашистами сараи на окраинах села. Огонь осветил заснеженное поле и залегшие на нем подразделения батальона Смехова. Пулеметный и минометный обстрел из села усилился. Положение становилось очень опасным. Тогда командир поддерживающей батареи 76-миллиметровых пушек старший лейтенант И. М. Некрасов приказал выдвинуть два орудия на шоссе и прямой наводкой ударить по врагу. Гитлеровцы не ожидали столь дерзкого маневра. Артиллеристам удалось ошеломить врага и дать возможность пехоте подняться в атаку для решающего броска. Завязался рукопашный бой за каждый переулок, за каждый дом. К рассвету батальон занял половину села.

Днем схватка продолжалась. С западной окраины Степанцева вели сильный огонь два немецких пулемета и пушка. В дуэль с ними вступили орудийные расчеты Федора Чуракова и Петра Попова. Потеряв огневые точки, гитлеровцы начали откатываться из села. К концу дня Стеганцево было полностью освобождено. Противник оставил на поле боя много трупов, две автомашины, пять ручных пулеметов и противотанковую пушку.

На поддержку своей обороны гитлеровское командование бросило авиацию. Еще 12 декабря вражеские самолеты дважды бомбили боевые порядки 1255-го стрелкового полка. В полдень удар нанесли одиннадцать самолетов, а ровно через час — тридцать два. Утром следующего дня двум налетам подверглись позиции 1253-го стрелкового и 934-го артиллерийского полков. Но уже вскоре после бомбежки первый батальон 1253-го полка при поддержке артиллерии скрытно подошел к правому берегу Яузы и завязал бой в тылу противника. Боясь окружения, гитлеровцы стали поспешно отходить, оставляя деревни Копылово, Чернятино, Гологузово, Чистый Мох, Туркмен.

После трех дневных кровопролитных боев дивизии к 12 декабря удается занять ст. Решетниково на Октябрьской жд, Завидово и Спас-Заулки, тем самым облегчив прорыв группы Чанчибадзе (107мсд и 82кд) в тыл противника. Ломая сопротивление врага дивизия выходит на ближайшие подступы к Клину, полуокружив город с севера, северо-востока и юго-востока. Гитлеровцы яростно отбивались, часто контратаковали. Некоторые нас.п. (Спас-Коркодино, Щапово) неоднократно переходили из рук в руки.

К 17.12.1941 г. дивизия совершая глубокие обходы по лесам опорных пунктов противника выходит на рубеж р. Ламы.

17 января 1942-го дивизия вновь переходит в наступление и продвинувшись за несколько дней на 40км выходит к новому оборонительному рубежу в районе Погорелово-Городища и к 21-му декабря вышла к реке Лобь.

17 декабря враг был выбит из Воловниково. Бой за эту деревню длился пять суток. Немцы неоднократно переходили в контратаки. Хотя каждый раз их встречал дружный огонь орудий и минометов, дело доходило до рукопашных схваток. Не добившись успеха, фашисты потеряли около тысячи человек убитыми и ранеными, много танков и пушек.

Тем временем подразделения 1257-го полка после уличных боев заняли Игумново, Корост, Некрасино, Высоково и ряд других населенных пунктов, а воины 1255-го полка, действуя в центре боевого порядка дивизии, ночью штурмом ворвались на окраину сильно укрепленного села Дмитрово. Трудный бой пришлось выдержать здесь пулеметной роте первого батальона. Перестрелка длилась несколько часов. На рассвете враг ввел в действие новые силы. Ряды пулеметчиков редели. Командир роты лейтенант П. Тормозин, продолжавший руководить бойцами и после своего ранения, понял, что противник добился явного перевеса. Рота получила приказ отойти к лесной опушке. Прикрывать отход остался политрук роты Д. Ширинкин. Его прицельный пулеметный огонь по гитлеровцам обеспечил благополучный отход роты к лесу, где она заняла удобные позиции. Но сам политрук оказался отрезанным от своих. Немцы с криками «хенде хох!» подбирались все ближе. Израсходовав боеприпасы, Ширинкин последней гранатой взорвал пулемет и пополз к лесу, отстреливаясь из винтовки. Метко посланные им пули разили одного за другим наступавших во весь рост гитлеровцев. Когда до опушки леса оставалось не более ста метров, недалеко от политрука разорвалось несколько вражеских мин. Ширинкин замер. Наши бойцы усилили ответный огонь. Противник откатился и залег. Ширинкина вынесли к переднему краю. Он был без сознания. Политрука спасла только каска, на которой оказалось несколько вмятин.

Весть о подвиге Ширинкина быстро разнеслась по подразделениям дивизии. Узнали воины и о мужественных действиях в бою за деревню Курьяново командира первой минометной роты 1257-го полка лейтенанта Иващенко, забросавшего гранатами несколько групп гитлеровцев. На наблюдательном пункте командира дивизии в это время находился командующий 30-й армией генерал Д. Д. Лелюшенко. Он видел, как действовал Иващенко и в награду вручил лейтенанту после боя свои личные серебряные часы.

Об исходе боев тех дней штаб 30-й армии доносил командованию фронта: «379-я стрелковая дивизия овладела населенными пунктами Курьяново, Дмитрово, отрезав пути отхода группировки противника на запад. Дивизия заняла Воловниково». Успеху во многом способствовали ночные атаки, прорывы в тылы противника, фланговые обходы.

Дальнейшие бои развернулись на рубеже рек Ламы и Яузы. 24 декабря 1257-й стрелковый полк занял села Хмелевку, Хилово, Татьянкино, Звягино, причем в Хилово был захвачен склад боеприпасов, в котором оказалось более 100 тысяч патронов, много мин и гранат. Преследуя отступающего врага, 1255-й стрелковый полк овладел населенными пунктами Палкино, Паршино, Высоково, Рождество, Щеглятьево.

К концу декабря дивизия выходит к укрепленному рубежу обороны противника в районе Афанасьево, Дьяково. Здесь наше наступление остановилось и позиционные бои продолжались в течении 22 дней.

Крепким орешком на пути наступления оказалась деревня Дьяково. Она была главным звеном в системе укрепленного района обороны фашистов, в который входили деревни Калицино и ряд других населенных пунктов. Бои на этом рубеже длились более двадцати дней. Короткие строки «Журнала боевых действий дивизии» сообщают:

«30.XII.1941 г. Полки дивизии ведут тяжелые ожесточенные бои за деревню Дьяково. В результате яростного сопротивления немцев наши атаки успеха не имеют. Подразделения 1257-го полка, ворвавшиеся в Дьяково, были выбиты и отошли на исходные позиции, понеся большие потери. Ранены командир 1257-го полка капитан Закурдаев Дмитрий Васильевич и командир 1255-го полка капитан Минин Алексей Андреевич. Убит комиссар полка Мурашкин Николай Федотович...

31.XII.1941 г. Полки дивизии в течение дня отбили несколько контратак танков и пехоты противника».

За каждой такой строкой стоят десятки фактов воинского героизма. Заместитель командира минометного дивизиона лейтенант Старосельский, занимая со своим подразделением оборону у Дьяково, умело организовал отражение атаки фашистских автоматчиков, поддержанных танками. Небольшими огневыми средствами минометчики надолго остановили превосходящие силы противника. Никто из бойцов не дрогнул в самые критические минуты. Путь врагу был прегражден на стометровой дистанции. Отличился и командир батареи 76-миллиметровых пушек Карпов. Он прямой наводкой уничтожил четыре огневых точки гитлеровцев и разрушил дзот. Командир стрелкового батальона старший лейтенант Миляев и командир стрелковой роты Миляков под сильным минометно-пулеметным огнем довели свои подразделения до неприятельских позиций и навязали врагу штыковой бой. Затем наши воины прочно закрепились на захваченном рубеже. Несмотря на яростные контратаки, фашистам не удалось добиться успеха. Ездовой пулеметной роты Бурнышев, доставляя в свою часть боеприпасы, наткнулся в лесу на засаду. Один против пятнадцати врагов вступил Бурнышев в бой и вышел победителем. Гранатами, винтовочным огнем, штыковыми ударами он уничтожил семерых гитлеровцев, шести нанес раны и двух обратил в бегство.

Стояли трескучие морозы. Вьюги и метели занесли дороги снегом. Машины и орудия застревали в сугробах. Бойцов не раз выручала смекалка. Для пулеметов и минометов они изготовляли салазки, а для пушек «башмаки», похожие на широкие лыжи. Истребители танков изобрели крепление на паре лыж для противотанковых ружей. Благодаря ему можно было не только тянуть ружье на марше по снегу, но и сразу открывать огонь с колена и лежа. Вскоре на салазках, лыжах и прочих незамысловатых приспособлениях по снегу и бездорожью легко доставлялись к месту назначения ящики с патронами, гранатами, минами и снарядами. Санитары обливали свои плащ-палатки водой и, когда они замерзали, приделывали к ним лямки, чтобы сподручнее было на таких «розвальнях» вытаскивать из-под огня раненых.

В боях за Дьяково встречали уральцы 1942 год. В канун праздника они все чаще вспоминали родной дом, в короткие минуты затишья садились за письма родным и близким. Более 220 коллективных писем было послано на предприятия и в колхозы, где ранее трудились нынешние воины. Земляки тоже не забывали фронтовиков. К празднику бойцы и командиры получили от трудящихся три тысячи индивидуальных подарков.

В конце декабря Военный совет 30-й армии организовал встречу представителей всех уральских дивизий, принявших участие в разгроме немцев под Москвой. Лучшие красноармейцы, командиры, комиссары и политработники прибыли на этот торжественный слет. Воины приняли обращение ко всем рабочим и работницам, колхозникам и колхозницам, к интеллигенции Урала — документ высокого патриотического звучания:

«Дорогие отцы, матери, братья, сестры, жены! Родные наши земляки!

Брехливый пес Гитлер обещал своему бандитскому воинству за полтора-два месяца разбить Красную Армию, покорить Россию и дойти до нашего Урала.

Полгода длится жестокая война с гитлеровскими людоедами. Про Урал уже и речи у немцев нет. От Москвы их отбросили, на севере теснят, на юге бьют. Армия оккупантов откатывается на запад.

Но мы ни на минуту не успокаиваемся, не думаем об отдыхе. Мы знаем — раненый фашистский зверь еще силен, еще много наших советских людей стонет под его кровавой лапой, ожидая нас, своих освободителей.

Мы знаем — надо бить захватчиков без устали, не давая им опомниться и собраться с силами для нового прыжка.

И клянемся вам — мы с честью выполним свой долг перед Родиной, перед народом!..

Вы читали в газетах об освобождении города Клина. В этот город первыми ворвались бойцы-уральцы части командира Куценко. Еще около пятисот деревень, местечек, сел обязаны нам своим освобождением. Только за один день — 24 декабря — части полковника Чистова выбили немцев из десяти населенных пунктов. Мы захватили сотни и тысячи вражеских танков, орудий, пулеметов, минометов, винтовок, автомашин, мотоциклов, снарядов, патронов, мин и гранат. Если бы вы только могли видеть, как радостно встречает нас население городов и сел, освобожденных от врагов! Люди плачут, ликуют, сами себе не веря, что вырвались, наконец, из фашистского ада.

Словно ясное солнышко опять над нами взошло,— сказала нам в одной из освобожденных деревень старушка колхозница.

Возвращенное счастье наших людей — высшая нам награда. За такую награду и жизнь отдать не жаль...

Мы научились воевать. В огне наши люди закаляются, каждый день боев рождает новых бесстрашных героев. Мы знаем, что идем в бой за правое дело.

Родные наши! Помните — нашу победу обеспечивает нерушимое единство фронта и тыла, единство всех советских людей.

Урал сейчас — кузница металла, кузница того оружия, которым мы бьем противника на фронтах. Дайте нам больше оружия, больше танков, пушек, винтовок, автоматов, противотанковых ружей, гранат, снарядов, мин, патронов.

Пусть токарь у станка, вытачивая деталь автомата, помнит, что с этим автоматом его брат пойдет темной ночью через леса и поля, чтобы неожиданным ударом выбить фашистских вояк еще из одной деревни. Пусть столяр, любовно шлифуя гладкую поверхность лыж, помнит, что его брат быстрее птицы промчится на этих лыжах и обрушится с тыла на заклятого врага. Пусть старушка мать, делая шерстяные варежки, помнит, что эти варежки согреют не только руки сына в жестокий мороз, но и согреют его сердце чувством теплой любовной заботы друзей и родных.

Поздравляем вас с Новым, 1942 годом, дорогие!

Это будет трудный, суровый год, но он приблизит нас к окончательной победе над врагом. Удесятерим же удары по врагу на фронте и в тылу! Да здравствует нерушимое единство фронта и тыла!»

16 января 1942 года части дивизии полностью и окончательно очистили Дьяково от гитлеровцев. За успешный прорыв сильно укрепленной оборонительной линии противника в районе Дьяково — Калицино Военный совет фронта объявил благодарность всему личному составу 379-й стрелковой.

Воспоминания жителей Лотошинского района Московской области

Днем 25 декабря 1941 года 35-я танковая бригада полковника В. Ф. Минаева при поддержке частей 379-й стрелковой и 18-й кавалерийской дивизий ворвалась в деревню Дьяково, освободила ее, вышла к границе с Калининской областью, но враг из деревни Озерецкое перешел при поддержке танков в контратаку.
Три часа шел упорный бой за каждый дом в Дьякове. У наших танков кончилось горючее. Врагу удалось подбить пять танков: три из них были отбуксированы в тыл, а два тяжелых «КВ» остались на поле боя. Командир одного «КВ» лейтенант И. А. Седун, несмотря на то, что танк не мог двигаться, не покинул боевую машину, продолжал вести огонь по врагу, громя его живую силу и технику. Израсходовав все боеприпасы, экипаж танка под покровом темноты прорвался к своим.
К исходу дня 1257-й полк 379-й стрелковой дивизии закрепился в восточной части Дьякова. Фронт на три недели надвое разрезал деревню. Попытки с той и другой стороны к полному захвату деревни были неудачными.
Противник занимал западную часть деревни, наши войска — восточную. Линия фронта пролегла посередине деревни. Именно здесь, на нейтральной полосе, оказалось убежище, где укрылись более тридцати мирных жителей деревни — женщины, старики, дети.
Так начался для этих людей самый жуткий в их жизни кошмар, продолжавшийся около трех недель. Кончились скудные запасы сухарей и маленький мешочек ржи, не было воды. Люди с великим трудом под угрозой гибели порой ухватывали горсточку грязного снега, грели его на груди, чтобы получить глоток воды. Каждого, кто пытался даже ползком выбраться из убежища, сражала фашистская пуля. Погибла от разрывной пули Василиса Козлова, умер от голода ее грудной ребенок, умерли от голода Матрена Горвалева, Ольга Сальникова.

Весь февраль дивизия участвует в операции по деблокаде 29-й армии, которую враг встречными ударами из Ржева и Оленино закрыл в кольце окружения. Переброшенная в район Ржева дивизия ведет бои в районе Насоново. Был захвачен плацдарм на р. Волга, который противник безуспешно пытался ликвидировать. Напряженные бои на северо-восточных подступах к Ржеву продолжались весной и летом 42-го.

РАНЕНИЕ.

Мой дед был ранен в ногу (раздробило стопу) - 22.01.1942 г. в районе пос.Погорелое Городище Калининской (ныне Тверской) области.

ТРУДОВОЙ ПОДВИГ.

После ранения не был комиссован, а был направлен в г.Горький на военный Горьковский автозавод (бывший завод Молот).  Всю войну до 17.10.1947 г. работал на военном производстве и проживал в общежитии завода по адресу г. Горький, ул. Интернациональная, 63.

 В условиях начавшейся войны перед Горьковским автозаводом им. Молотова была поставлена сложная и ответственная задача: в кратчайшие сроки перейти на выпуск легких танков Т-60, выпуск которых продолжался по первую половину 1942 г., далее вместо них было налажено производство легкого танка Т-70, вооруженного 45-миллиметровой пушкой. Впрочем, во второй половине войны легкие танки были признаны малоэффективными, и в 1943 г. их производство прекратилось. Автозавод стал выпускать самоходные артиллерийские установки (САУ) СУ-76 и СУ-76м (КАТЮША). За годы войны было выпущено более 9 тыс. самоходок (39,1% общесоюзного производства).

 В годы войны Горьковский автозавод выпускал также армейские автомобили с двумя ведущими осями. На базе легкого автомобиля-вездехода ГАЗ-64 был создан броневик БА-64, на фронт отправлено почти 6 тысяч таких машин. С осени 1941 и в течение 1942 г. Горьковский автозавод изготавливал батальонные 82-миллиметровые минометы, поставив фронту 24 145 штук. В 1941-1943 гг. автозаводцы выпустили более 2 тысяч аэросаней. ГАЗ обеспечивал все автомобильные и почти все артиллерийские предприятия колесами, выпускал авиационные моторы для пикирующих бомбардировщиков, был единственным заводом в стране по производству колясок к армейским мотоциклам. Завод пережил бомбежки вражеской авиации в 1941-1943 гг., но это не прервало самоотверженный труд заводчан.

Руководство фашистской Германии прекрасно понимало роль Горьковского автозавода в обороноспособности СССР и любыми путями старалось вывести из строя автозавод, снабжавший армию грузовиками, бронеавтомобилями, легкими танками и силовыми агрегатами к танкам, а также снарядами, минами и стрелковым оружием.Примерно на 5-6 июня 1943 года немцами был запланирован массированный авиаудар по Москве. Для защиты столицы была в срочном порядке усилена противовоздушная оборона. Тогда фашисты отказались от первоначального плана и решили полностью уничтожить промышленно-экономический потенциал Горьковского региона. 

В феврале 1942 года немецкие самолеты подкрались к автозаводу так скрытно, что даже не была объявлена воздушная тревога. Зенитки молчали. Разрушения были небольшие. Пострадали стеклянные потолочные перекрытия и окна. Заградительный огонь зениток надежно защищал завод. Но в июне 1943 года, готовясь к наступлению под Курском, немецкое командование решило нанести массированный удар по промышленным центрам Поволжья, в том числе и по нашему городу. Противник решил раз и навсегда стереть Горьковский автозавод с лица земли. Разведка не располагала какими-либо данными о планах врага. Длительное отсутствие бомбардировки, успешное наступление Красной армии способствовали ослаблению бдительности. В мае 1943 года немцы запустили дезинформацию о том, что 5 - 6 июня готовится массированный налет на Москву. Вечером 4 июня 45 двухмоторных бомбардировщиков «Хейнкель-111» из эскадрилий KG-27 и KG-55 поднялись с аэродромов в районе Орла и Брянска, взяв курс на Горький. В полночь первая группа самолетов вошла в зону зенитного огня. Из 45 самолетов к городу прорвались 20. Они повесили на парашютах примерно 80 осветительных ракет. Стало светлее, чем даже днем. Сбросили 289 фугасных бомб, 260 из них - на автозавод. Попытка прорваться к «Красному Сормову», авиазаводу № 21, заводу № 92 не удалась.

В первый налет из строя были выведены главный конвейер автозавода, рессорный цех, кузница № 3. В районе оказались разрушенными несколько домов и больница. Вспыхнули десятки пожаров, нарушилась подача воды, связь. За оборону второго сектора ПВО, в котором находился и автозавод, отвечал 784-й зенитный артполк. Его орудия были на расстоянии 5-7. км от обороняемого объекта. Некоторые батареи располагались вокруг предприятия и даже на его территории. Во время второго налета в ночь с 5 на 6 июня немцы сменили тактику: первые группы самолетов ринулись на подавление зенитных батарей. В налете участвовали 80 «хейнкелей». Подходя к городу, они рассредоточивались и на разных высотах с разных направлений мелкими группами входили в зону ПВО. Выключив двигатели, они бесшумно снижались к цели. Самым сложным был третий налет (с 6 на 7 июня). В нем участвовали 157 самолетов. На этот раз снаряды зениток встретили немцев уже на подходе к городу. Было разрушено 12 цехов, склады, депо. В Автозаводском районе полностью или частично разрушены десятки домов, АТС, поликлиника, райисполком, Центральный клуб, электроподстанция, отделение милиции. Особенно пострадал колесный цех.

Зенитки мужественно защищали завод. Пожарные и отряды самообороны тушили пожары, обезвреживали десятки невзорвавшихся бомб. Медсестры оказывали помощь раненым. Несмотря на большие разрушения, предприятие продолжало работать. Некоторые самолеты с малой высоты поливали сооружения воспламеняющейся жидкостью. Поэтому завод горел, как тайга: пламя пожарища было видно за десятки километров. После налета немецкое радио объявило об уничтожении автомобильного завода.

Мощный немецкий массированный авианалет на автозавод и Соцгород был совершен в ночь с 4 на 5 июня 1943 года. Фугасными бомбами были разрушены паровая кузница ковочных машин и подстанция, принимающая электроток от Горэнерго, а также частично пострадали рессорный цех и кузница № 3. От зажигательных бомб на многих цехах вспыхнула деревянная обшивка, и весь автозавод охватил пожар. В течение последующих нескольких ночей от постоянных немецких бомбежек были разрушены многие цеха, выведены из строя основные энергосооружения, серьезно повреждены магистральные коммуникационные сети и нарушен поточный производственный цикл.

Всего за время немецких бомбежек погибло большое количество рабочих и руководителей производства, и было разрушено или повреждено 50 зданий и сооружений:

- полностью сгорели цех шасси, главный конвейер, термический цех № 2, колесный цех, главный магазин материалов, паровозное депо и монтажный цех;

- в литейных цехах ковкого и серого чугуна были уничтожены стержневая, участок цветного литья и электропечь;

- большим разрушениям подверглись кузнечный корпус, моторный цех № 2, инструментально-штамповой корпус, ремонтно-механический цех и прессово-кузовной корпус;

- пострадали многие дома, детский сад, ясли и больница в автозаводском поселке;

- разрушены оба водопровода, которые подавали воду на ТЭЦ, а также было нарушено водоснабжение города и завода;

- были прерваны электролинии, которые соединяли Горьковский автозавод с системой Горэнерго;

- выход из строя двух торфяных котлов резко снизил мощность ТЭЦ;

- уничтожение шести компрессоров общей мощностью 21000 куб.м и повреждение других компрессоров лишило автозавод сжатого воздуха;

- в 32 цехах было повреждено 5900 единиц или 51% технологического оборудования;

- было повреждено 8000 электромоторов, а 5620 из них пришли в полную негодность;

- разрушено или сильно повреждено 9180 метров конвейеров и транспортеров, более 300 электросварочных машин, 28 мостовых кранов, 8 цеховых подстанций и 14000 комплектов электроаппаратуры и приборов.

Бомбежки продолжались до 22 июня 1943 года. Всего в ходе семи налетов немецкая авиация совершила 645 самолетовылетов, сбросив на город 1631 фугасную и более 3390 зажигательных бомб. Из них соответственно на ГАЗ - 1095 и 2493. По официальным данным погибло 282 человека, ранено - более 500 человек. Сбито 14 самолетов, из них зенитными батареями - 8, истребителями - 6. Несмотря на героические усилия ПВО, на заводе было разрушено 52 здания, 9000 единиц оборудования выведены из строя. Специалисты дали заключение: на восстановление предприятия потребуется несколько лет.

Почему не сумели защитить Автозавод? Кто виноват?» Причины, конечно, были. В них попытался разобраться бывший зенитчик - доктор исторических наук профессор В. Н. Окороков. Причин много. Самые главные: противник переиграл нас в тактике, у зенитчиков не было еще опыта, не хватало средств ПВО, не сумели организовать бой с воздушным противником. Командование страны не смогло обеспечить координацию действий районов ПВО. Были сняты со своих постов командующий ПВО города Горького генерал А. А. Осипов и директор ГАЗа А. М. Лившиц. 8 июня на ГАЗ прибыла правительственная комиссия. Она выработала меры по восстановлению завода.

Заметка: «Мало кто верил в то, что после фашистских авианалетов летом 1943 года Горьковский автозавод может быть восстановлен. Однако заводчане всего за 100 дней подняли его из руин – и это стало настоящим чудом».

Восстановление началось уже во время бомбежки. Под открытым небом работали кузнецы, литейные цехи. 11 июня восстанавливать завод вышли 15 молодежных бригад, почти полторы тысяч жителей Узбекистана. В начале июля на нем работали 1500 молодых специалистов, через месяц - уже 3500. 14 июля пустили на полный ход кузницу. 18 июня вошел в строй литейный цех. После 12 июля к работе были привлечены заводы не только нашего города, но и ряда других городов. Строители и монтажники прибыли из Сибири и Урала. В восстановлении автозавода участвовали 35 тысяч человек. Работали сутками, несмотря на неустроенный быт, неимоверные трудности. Возродили завод за 100 дней и ночей. Это чудо произошло 28 октября 1943 года.

В короткий срок были восстановлены магистральные сети и энергосооружения, водоснабжение территории завода и цехов, возобновлена работа железнодорожного транспорта и организован ремонт и восстановление инструмента и оборудования.

В первые же дни были организованы ремонтные базы для восстановления технологического оборудования непосредственно в пострадавших цехах. Выполнение сложного ремонта производилось в ремонтно-механическом цехе.

К 1 июля 1943 года было отремонтировано 3106 единиц или 55% оборудования, которое подлежало восстановлению. Еще до окончания полного восстановления из цехов начала выходить первая продукция. 14 июня заработала кузница, 18 июня – литейный цех, а 19 июля – начат выпуск колес. Со многих цехов уцелевшее оборудование просто выносили на улицу и выпуск продукции осуществлялся под открытым небом. Так, благодаря запасу деталей и бронекорпусов выпуск танков не останавливался ни на один день. К 15 июля было полностью восстановлено литейное производство и возобновлен выпуск боеприпасов. Уже 25 июля завод изготовил первые пять автомобилей, а в сентябре их выпуск достиг прежних объемов. 23 октября 1943 года заводчанами и строителями был отправлен рапорт в ГКО о восстановлении Горьковского автозавода.

В 1943 году на Горьковском автозаводе была создана линия по производству снарядов М-31, которые раньше изготовлялись в разных цехах, что создавало огромные организационные трудности при большом темпе выпуска данных снарядов.

ФАКТ: «9 марта 1944 года Горьковский автозавод был награжден орденом Красного Знамени за досрочную ликвидацию фашистских авианалетов, успешное выполнение заданий ГКО по освоению производства новой техники и вооружения и образцовое снабжение фронта военной продукцией».

В мае 1944 года Горьковский автозавод получил задание от Государственного комитета обороны наладить в июле массовое производство звеньев настила аэродромов, с программой выпуска до 120 тыс. в год. Это задание оказалось для автозавода достаточно сложным: технология штамповки 3-метровых деталей требовала использование прессов огромной мощности и габаритов, к тому же такое количество выпуска настилов при ограниченном количестве мощного прессового оборудования на заводе могло парализовать все остальное производство. Требовалось предусмотреть максимальную производительность оборудования, обеспечить бесперебойную подачу заготовок, сбор и удаление отходов и вывоз готовой продукции. Для этого были проведены лабораторные исследования и экспериментальные работы и созданы две параллельные поточные линии штамповки с минимальным перепланированием тяжелого оборудования. Вся организация участка настила с проведением всех проектных, строительных, монтажных, экспериментальных и конструкторских работ с изготовлением и наладкой штампов была выполнена всего за 40 дней.

ФАКТ: «16 сентября 1945 года Горьковский автозавод был награжден орденом Отечественной войны I степени за успешное выполнение заданий ГКО по выпуску артиллерийских установок для Красной армии».

Однако окончание Великой Отечественной войны не означало завершение Второй мировой войны. Правительство СССР было связано обязательствами с союзниками и имело определенные военные планы на востоке страны. Поэтому выпуск военной продукции на Горьковском автозаводе не был прекращен и в прежних объемах продолжалось производство самоходных артиллерийских установок, бронеавтомобилей, легковых вездеходов ГАЗ-67Б, колясок для военных мотоциклов, боеприпасов и сборка импортных грузовиков, поступающих по ленд-лизу.

Также шло восстановление самого завода: в 1945 году было построено 35 тысяч квадратных метров новых площадей для выпуска новой продукции, расширена и реконструирована ТЭЦ и переведена с мазута на уголь, построен новый моторный корпус для производства шестицилиндровых двигателей ГАЗ-51.                                   

ФАКТ: «27 апреля 1946 года Горьковский автозавод за успехи во Всесоюзном социалистическом соревновании получил на вечное хранение переходящее Красное знамя ГКО, которое за время войны автозаводу присуждалось 33 раза».

После окончания разгрома банд националистов на Украине, Горьковский автозавод стал получать заказы на более мирную продукцию - выпуск автобусов и легковых автомобилей. Военнообязанных лиц, проходящих службу на военном производстве стали демобилизовывать. И мой дед наконец-то - 17.10.1947 г вернулся домой к своей семье. Для него война закончилась, но продолжился трудовой фронт в родном колхозе. Очень мало мужчин вернулось с фронта. Моего деда выбрали председателем родного Колхоза. Послевоенное время в сельском хозяйстве при нехватке мужского населения, лошадей и техники тяжелым бременем легли на плечи оставшихся в живых.

 

Награды

Документы

Красноармейская книжка
Красноармейская книжка

Фотографии

Трапезников Петр Васильевич
Трапезников Петр Васильевич
Боевой путь 379-Режицкой СД
Боевой путь 379-Режицкой СД
Минометный расчет 379-Режицкой СД - 1941 г.
Минометный расчет 379-Режицкой СД - 1941 г.
Артиллерийский расчет 379-Режицкой СД - 1941 г., дед на заднем плане со снарядом
Артиллерийский расчет 379-Режицкой СД - 1941 г., дед на заднем плане со снарядом

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: