Полякова  (Антонова) Василиса (Васса) Фоминична
Полякова
(Антонова) Василиса (Васса) Фоминична
труженик тыла / колхозница
1893 - 1956

История солдата

Она поседела в разлуке
За годы великой войны.
Ее терпеливые руки
Огнем и трудом крещены
Но беды она выносила,
Не хмуря бровей.
Пахала она и косила
За всех своих сыновей…
(с)

ПРЕДИСЛОВИЕ

.... Жизнь распорядилась так, что с прабабушкой не пришлось пообщаться ни мне, ни ее внучке - моей матери Татьяне (Василиса Фоминична умерла, когда Тане было около 2-х лет). Более того - мы даже не знаем, как она выглядела - единственная  фотография сгорела при пожаре в доме её средней дочери  Александры, поэтому вместо фото к этому рассказу прикреплено пронзительное изображение солдатской матери, найденное в  сети... Реальный образ Василисы Фоминичны и обрывочные детали ее биографии  на данный момент хранится лишь в памяти дожившей до наших дней младшей дочери, 87-летней  Блохиной (Поляковой) Марии Козьминичны, со слов которой и составлен этот рассказ - о простой русской женщине, которая ждала, страдала и работала от рассвета до заката, испивая горькую чашу крестьянской жизни - наполненную голодом, революцией, восстанием, репрессиями и войной -  до дна...

ДОВОЕННАЯ ЖИЗНЬ

Моя прабабушка Василиса Фоминична (в девичестве - Антонова)  родилась  в 1893 году  в д. Димитриевка (совр. Дмитриевка) Волчковской волости Козловского уезда Тамбовской губернии (ныне это Никифоровский район Тамбовской области) в многодетной крестьянской семье - помимо нёё у родителей было еще 4-е детей - сестры Марфа, Арина и Прасковья, а также брат Григорий (1895 г.р.).  Домашние звали ее "Васюта", при этом в метрической книге  прабабушка была  записана под крестильным именем "Васса", а в выданном позже советском паспорте именовалась "Василиса".  Систематического образования как и многие крестьянки того времени не получила - умела читать, но не умела писать - только расписываться. 

В те временам браки на селе заключались рано, и в 18 лет Василису  уже выдали замуж - как было тогда принято -  по договоренности родителей -  за  уроженца расположенной неподалеку деревни Погореловка 22-х летнего Полякова Козьму Никитовича. Из воспоминаний бабушки: "Мне рассказывали, что однажды дед Никита поехал на помещичью мельницу в другое село и встретил там своего знакомого из  Дмитриевки  - Фому. Пока ждали очередь на обмолот, разговорились и выяснили, что у одного есть взрослый неженатый сын, а у другого - дочь на выданье. Вскоре дед Никита с сыном Козьмой поехали в Дмитриевку - свататься. Пригласили Василису, спросили - нравиться ли ей будущий муж (очевидно внешне - прим.) Та ответила положительно - отец был парень видный. Вскоре и свадьбу сыграли..."  Ввиду того, что молодые поженились еще до революции, их венчали  в церкви - согласно метрической книге Христорождественской церкви села Волчок Козловского уезда Тамбовской губернии, их обвенчали 16 января 1911 года в присутствии поручителей (свидетелей) - "по жениху - деревни Погореловки Александр Никитин Поляков, деревни Андреевки Алексей Игнатов Крупенников, по невесте -села Димитриевки Михаил Мартинов Сизов и Егор Самуилов Назаров".

После замужества Василиса Фоминична переехала жить к мужу в маленькую деревню Погореловка Петровского ( на период войны - Волчковского, ранее - Шехманского ) района Тамбовской  области (на тот момент - Волчковской волости Козловского уезда Тамбовской губернии). По епархиальным сведениям 1911 года в ней числилось всего  22 крестьянских двора с населением: мужского пола — 76, женского пола — 74 человека. Правда, всего в 2 км находился волостной центр -  крупное село Волчок (после ВОВ - Волчки), имеющее 149 крестьянских дворов и 925 жителей. Этот населенный пункт был островком цивилизации для уроженцев маленьких окрестных деревень - там располагался агрономический участок Козловского уезда, земская и церковная школы, больница, кредитное товарищество, а также почтово-телеграфная контора....

Деревня Погореловка раскинулась на открытой местности (лесов рядом не было), неподалеку протекала речка Матыра, куда ходила купаться местная детвора и ребятня из соседних - тоже находящихся близ реки - деревень - Лазовки, Богушевки, Барановки...  Ближайшим крупным городом был Козлов (нынешний Мичуринск).  Тамбовская губерния входила в 5-ку самых развитых регионов Российской империи - благодаря своему удобному расположению (отдаленности от фронтов), а также  плодородным черноземным почвам, дававшим богатый урожай зерна, который местное население поставляло не только в другие губернии, но и за границу.

Семья Поляковых, в которую с замужеством вошла Василиса Фоминична, была большой и работящей - у родителей ее мужа - Натальи и Никиты - помимо среднего сына Козьмы было еще 3 сына - Афанасий, Яков и Федор, а также дочь - Агриппина. Они держали справное хозяйство, в котором помимо прочего имелись и лошади - предмет гордости любого успешного крестьянина. Становясь взрослым и создавая свою семью, каждый из сыновей - при поддержке родных - строил свой дом неподалеку от отцовского. Так было и у Василисы с Козьмой - сначала молодожены  жили в родительском доме, а со временем переехали в собственный. В молодой семье Поляковых текла обычная крестьянская жизнь со всеми ее тяготами и редкими радостями. На свет появились 8 детей - 6 девочек и 2 мальчика, из них выжили шестеро –  Алексей ( 16 марта 1913 г.р. - вероятно, он появился на свет слабеньким - т.к. был крещен уже  на следующий день после рождения в Христорождественской церкви села Волчок . Согласно выписке из метрической книги, крестными выступили брат матери, Григорий Антонов и жена одного из братьев отца - Якова - Екатерина Лукьяновна). , Елена ( 1915 г.р.), Василий (1918 г.р.), Наталия (1922), Александра (1924 г.р.), Мария (1929 г.р.). Две  другие девочки – Маша (другая) и Лиза умерли в младенчестве. Еще одним членом семьи была бабушка (мать Козьмы Никитовича) -  пожилая Наталья, проживающая в доме  среднего сына по причине  его "многосемейности".

До революции семья Козьмы  и Василисы Поляковых (как и большинство работящих крестьян Тамбовской губернии) не бедствовала - согласно Справке об имущественном положении, хозяйство  включало 2 дома, двор, необходимый сельхоз.инвентарь, 4 лошади, 2 коровы, 15 овец, 5 свиней, а самое главное - 20 ГА земли, для обработки которых нанимались 3 сезонных батрака (на период страды)  и один постоянный работник  - Поляков Яков Ермилович (видимо, кто-то из дальних родственников). Вероятно, не бедствовали и Антоновы - скорее всего, по имущественному положению они были близки к Поляковым ( т.к. браки тогда старались заключать с людьми равного социального и финансового положения) .

ТАМБОВСКОЕ КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ

Всем известно, каким тяжелым для нашей страны выдалась первая половина 20-го века - Первая мировая война, революция, продразверстка и последующий за ней голод.... Население Тамбовской губернии было не в восторге от смены царской власти - коммунистов в регионе, занимающем 5-ое место по уровню развития среди 80 губерний бывшей Российской имерии практически не было. Народом даже был создан комитет “Спасения Родины от большевизма”, который совместно с многочисленными союзами и организациями постановил не признавать “новоиспеченной власти”. Однако, большевики активно продолжали гнуть свою линию  и направляли на тамбовщину своих эмисаров, официально объявив Тамбовскую губернию по реестру Народного комиссариата "производящей", а значит "кулацкой". На  местных крестьян была наложена норма  бесплатной сдачи хлеба в пользу государства  - т.н. "продразверстка",  "выбивать" которую  стекался сброд буквально со всей страны - переселенцы, коммунары и, особенно, разного рода функционеры-уполномоченные, которые под лозунгом  "Интересы революции - превыше всего", пьянствовали, развратничали и избивали сельких жителей.  При этом тамбовских крестьян (как и по всей России) лишили всяких политических и экономических прав и запретили торговать даже остатками хлеба....  Вдобавок ко всему в  течение 1919 года по региону прокатилась эпидемия  -  было зарегистрировано 202 475 случаев заболеваний сыпным тифом. Однако, советская  власть, прекрасно зная об этом факте и не думала уменьшать продразверстку. Последней каплей стала засуха, поразившая губернию в 1920 году - хлеба было собрано всего 12 млн пудов, из которах продразверстка по плану составила 11,5 млн пудов... Понимая, что в случае сдачи "нормы"  все население когда-то богатейшего края европейской России просто вымрет от голода, доведенные до отчаяния крестьяне, которые уже на тот момент "проели  не только мякину, лебеду, но и кору, крапиву" (с)  на беспредел государства ответили восстанием ( известным в литературе под названием "Антоновский мятеж"), длящимся с 1920 по 1922 год.  На бандитов-продотрядовцев первыми кидались отчаявшиеся женщины, у которых от голода умирали дети, разоружая "представителей власти", а порой и казня самосудом. Узнав, что их жены и матери страдают от действий "советов", из армии начали дезертировать и возвращаться домой (прихватив с собой оружие) солдаты - тамбовчане - всего более 250 000 человек, половина из которых имела опыт реальных боевых действий... В каждом уезде, волости, селе и деревне народ брался за топоры и вилы, выдвигая своих лидеров и вручая им свою судьбу. Борьба крестьянства против ненавистной  и самозванной власти все более ожесточалась и постепенно координировалась в реальную силу. Стремясь подавить "упрямых кулаков", советская власть не гнушалась ничем - на Тамбовщине был создан жесткий оккупационный режим, проводился террор против населения губернии, со взятием заложников (включая женщин и детей). распылением ядовитых газов, уничтожением сел и деревень, созданием концлагерей и массовыми расстрелами.... Сражающихся крестьян уничтожали с самолетов и давили колесами бронемашин, косили пулеметами и вырубали шашками. Красноармейцы-каратели говорили: « Местные мужики не щадят самих себя, ни своих детей и жен, бросаясь на пулеметы как волки.” (Вот именно тогда и пошло гулять по России словосочетание «Тамбовский волк” - прим.) 

Конечно же силы были неравны - мятеж был жестоко подавлен - только убитыми повстанцы потеряли 11 000 человек. Репрессировано было по разным оценкам от 30 до 50 000 человек, многие - депортированны целыми семьями в "северную" Архангельскую губернию. Регион, бывший некогда житницей Российской империи, фактически скатился в нищету - тысячи расстрелянных, сотни пустующих домов насильно депортированных, сожженые до тла карателями населенные пункты - если взять старую карту Тамбовской губернии и сравнить ее с картой сегодняшней, то можно увидеть сколько тогда погибло сел и деревень... Репутация "бунтовщиков"  и "кулаков" преследовала жителей этих мест вплоть до окончания ВОВ -  репрессированные  в 20-х гг участники крестьянского восстания  были практически в каждой семье, что прямо отражалось на возможности  родственников занимать какие-либо  значимые должности - т.е. "выбиться в люди".... Из-за этого многие тамбовчане  покидали родные места и в поисках лучшей жизни устремлялись в другие регионы страны....

... Молодая семья Поляковых сумела пережить смутные времена в полном составе - на тот момент на руках прабабушки уже было 4 детей. и даже умудрилась расширить хозяйство - так, по состоянию на 1929 год  в семье имелось 4 дома, 2 двора, 30 ГА земли под обработкой,  необходимый инвентарь для полевых работ, 7 лошадей, 3 коровы, бык, 15 овец, 5 свиней.

Однако, в 30-ых гг пришла новая беда - тамбовских крестьян советская власть начала объединять в колхозы.  Опасаясь несправедливого "раскулачивания" и возможной  высылки семьи в Сибирь, Козьма Никитович в 1931 году принял разумное решение -  вступить  в местный колхоз «Заветы Ильича» -  и сдав в общее хозяйство 2-х лошадей и часть сельхоз. инвентаря -  стал трудиться там рядовым конюхом. Несмотря на скромную должность, он пользовался уважением  в деревне - достоверно известно, что  именно Козьме Никитовичу доверяли ездить закупать общественный семенной материал ( выдавая деньги и печать колхоза), а местные мужики часто приходили к нему за советом. Правда, всё вышеизложенное, всё равно не спасло Поляковых от постоянных придирок местного председателя, Хохлова Г.П. - так, в 1932 году по его инициативе личное хозяйство Поляковых  "раскулачили" - были изъяты коровы, куры, хлеб, а сами члены семьи исключены из колхоза как "чуждые".  Узнав об этой вопиющей несправедливости, 19-ти летний Алексей избил  председателя колхоза, за что чуть не попал под суд за "хулиганство над комунистом". Но самое поразительное - меньше чем через год Поляковых... вновь приняли в колхоз.

 Несмотря на сложные внешние обстоятельства, между собой члены семьи жили дружно, всех детей с малолетства приучали к тяжелому крестьянскому труду и воспитывали весьма строго - к примеру, отец  запрещал своим сыновьям курить (и не делал этого сам).

Из воспоминаний бабушки " Дома скандалов не было - отец руку на мать не поднимал , да и  словесной ругани между ними  не припомню.  Папа не курил, очень много работал, выпивал только по праздникам, хорошо плясал, как и положено конюху - любил лошадей и лихую езду. Слыл человеком мудрым - хорошо помню, как со всей  деревни к нему шли мужики за советом. Всегда - прийдя домой после тяжелых крестьянских трудов, интересовался как прошел наш день, меня - как младшую - брал на руки и  и говорил "Ну а ты, Стрекоза, конечно же больше всех делов сегодня переделала..." Хорошо помню его мать, Наталью - она помогала приглядывать за нами - детьми - и старого бородатого деда Никиту. А вот бабушку и дедушку со стороны мамы совсем не знаю - они по неизвестным причинам уехали из своей Дмитриевки  когда я была совсем ребенком к родственникам то ли в Астрахань, то ли в Архангельск..."

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что отец и мать Василисы Фоминичны скорее всего перебрались на ПМЖ к родственникам, депортированным в Архангельскую губернию в результате "Антоновского мятежа".

Вообще же тема Тамбовского крестьянского восстания долгое время табуировалась и искажалась - так, в советской литературе мятеж подавался как "кулацкий бунт" местного населения, с которым лихо расправились "доблестные красноармейцы Тухачевского". Восстановить и объективно оценить всю жуткую картину тех лет историкам удалось только после распада СССР. Особенно острым интерес к данной теме стал после выхода  нашумевшего фильма "Жила- была одна баба" режиссера А. Смирнова, в котором подробно рассказывается о жизни тамбовского крестьянства тех лет.

СТАЛИНСКИЕ РЕПРЕССИИ

Трагедия постучалась в дом Поляковых  в  самом начале страшного  1938 года – бездушная кровавая машина сталинских репрессий подмяла под себя главу семьи  - и это при том, что он, будучи человеком по-житейски мудрым, не раз в разговорах со старшими детьми прямо запрещал им обсуждать с кем бы то ни было в любом ключе советскую власть и товарища Сталина. Безпартийного 48-летнего Козьму Никитовича  сотрудники НКВД забрали 2 января 1938 года прямо из родного дома и увезли в неизвестном направлении. Перед этим в доме прошел обыск - НКВДшники вытрясли все сундуки, пытаясь найти  какие-то документы. Вышло так, что последней, кто его  видел, была младшая дочь, Маруся (моя бабушка) - девочка как раз стояла у окна, когда мимо родного дома в санях провозили отца - тот тоже заметил ее и прощально помахал рукой. Дочка помахала в ответ, не понимая, что видит папу в последний раз.... На следующий день дальний родственник - местный милиционер - пришел к Василисе Фоминичне и сообщил, что если та хочет видеть своего мужа, то должна как можно скорее собрать еду, теплую одежду и ехать на железнодорожную станцию Избердей, откуда "врагов народа" повезут в сторону Воронежа... На тот момент прабабушке уже было известно, что вместе с ее мужем забрали еще несколько односельчан и среди них -  крестного ее младшей дочери, 49- летнего плотника Михаила Хохлова (1888 г.р.) и его родственника (возможно -  старшего брата) 76-летнего (!!!!!!!!!!) старика Дмитрия  Васильевича Хохлова (имевшего из-за характерной бородки деревенское прозвище "Козел").... Обливаясь слезами, мать бабушки спешно собрала нехитрый скарб,  оставила  младших детей на руках престарелой бабушки Натальи  и поехала в село Петровское (там располагалась станция Избердей).  Увы - она ОПОЗДАЛА - ПОЕЗД С АРЕСТАНТАМИ УШЕЛ... С тех пор никаких вестей от Козьмы Никитовича  не было, поэтому его - со слов односельчанина - считали заключенным лагеря на "Соловках" без права переписки - и надеялись на возвращение после "отсидки".... Василиса Фоминична так и не узнала, что на самом деле ее муж был арестован по ложному доносу некоего Никулина И.Ф. 2 января 1938 года  и "Тройкой" при УНКВД по Воронежской области ПРИГОВОРЕН  К РАССТРЕЛУ  по печально знаменитой ч.1. ст. 58.10 УК РСФСР  "за контреволюционную пропаганду, выссказывание террористических настроений в адрес коммунистов, издевательство над портретами вождей (якобы прилюдно порвал портрет т. Калинина), клевету на советскую власть и агитацию против колхоза".  9 января 1938 года... Приговор привели в исполнение 24 января 1938 года, а ПОЛНОСТЬЮ РЕАБИЛИТИРОВАН он  был Прокуратурой Тамбовской области  только 30 марта 1989 года...

Со слов бабушки:" Я и без всяких бумаг  всегда знала, что отец ни в чем не виноват. Он никому не причинял зла, любил своих родных, работал с утра до ночи. Жили мы по деревенским меркам средне, до положения "кулаков" не дотягивали. Ты документы подтверждающие, что нашего Козьму расстреляли ни за что на руки в архиве конечно получи. Но извинения от государства мне не нужны - забрав отца, они всю жизнь нашей семьи искалечили". (Уголовное дело Полякова К.Н. за номером Р-9216  находится в архиве УФСБ по Тамбовской области, копии из материалов дела, подтвеждающие абсурдность приговора, хранятся в семье. Справку о реабилитации из областной Прокуратуры, удостоверяющие невиновность прадеда, можно найти  в приложении к рассказу)

Таким образом 46-летняя Василиса Фоминична  осталась  ОДНА С ШЕСТЬЮ ДЕТЬМИ  и осиротевшая семья получила считавшийся тогда позорным статус "родственники врага народа". К тому моменту своя семья имелась только у старшей дочери Елены, сын Алексей работал в колхозе, Василий со дня на день должен был быть призван для прохождения действительной службы в Красную Армию.  Дочери Наталье шел 16-ый год, а младшие девочки - Шура и Маруся - были совсем детьми.... Естественно, после ареста главы семьи отношение к Поляковым в деревне резко изменилось в худшую сторону. Из воспоминаний бабушки: "Зимой у меня и сестры Шуры  были варварски отобраны новые, сваленные нашим престарелым дедом Никитой (примерно 1867 г.р.)  валенки, в результате чего стало просто не в чем ходить в местную школу - мол, для нас, дочерей "врага народа" хорошая обувь - непозволительная роскошь..."

Но это было только начало всех бед...  22 июня 1941 года грянула война...

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

 Страшную весть о начале войны в Погореловку принесли ездовые из района. Со слов бабушки: "Все конечно испугались очень, помню, громче всех голосила вдовая тетка Прасковья (жена умершего молодым от тифа брата прадеда - Федора прим.) - единственный сын - к слову,  крестник моей матери -  Иван, только-только был призван на действительную службу  и она думала, что его первым погонят с немцами воевать... Кто-то вспомнил,что  незадолго до войны знамение было на небе - то ли крест багровый из облаков, то ли такая же буква... Еще тогда говорили, что не к добру все это...."

На тот момент Василисе Фоминичне  было  48 лет и  помимо детей  у нее были и  внуки  - 3 сына старшей дочери Елены  (один из них родился в 1941). Кроме того, осенью ожидалось появление  ребенка в семье  женившегося в конце 30-ых годов сына Алексея . (Это был 2-ой ребенок пары - первенец (девочка) умерла вскоре после рождения)... Страшно даже представить какие тяжелые думы весть о начале войны породила в голове матери  большого семейства - мужа репрессировали и о его судьбе ничего неизвестно, дома двое взрослых сыновей, которых могут  в любой момент забрать на фронт, а еще маленькие дочери, внуки... Надолго ли  проклятая  война?  Как теперь жить и на что надеяться? А вдруг немцы доберуться до их деревни и все пожгут напалмом? 

....23 июня 1941 года по стране была объявлена мобилизация военнообязанных 1905-1918 г.р.  Василисе Фоминичне пришлось одной из первых – 26 августа 1941 года – проводить на фронт племянника Владимира, деверя Якова, мужа Елены Сергея, а главное -  старшего сына,  28-летнего Алексея . С собой  мать дала ему т.н. «живые помощи» , где есть такие слова "Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему: яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих."- чтобы Бог хранил его от вражеских пуль и снарядов.... Алексей  - человек безпартийный - забрал дар матери  с собой (впоследствии он зашьет его в воротник солдатской гимнастерки и пронесет через всю  войну) и ушел из родной деревни вместе с другими местными мужчинами...

...После мобилизации и без того маленькая Погореловка  опустела наполовину. Из воспоминаний бабушки: "Почти всех мужиков из деревни забрали одновременно - в конце лета 1941 года -  бывало, идешь - то там, то здесь мужика за работой какой увидишь, а как мобилизация прошла - в наших  дворах все как вымерло, одни ветхие деды  да парни- подростки остались. На проводах помню многие  женщины плакали, мужики на словах храбрились, а сами тоже грустили да боялись - уезжали сильно поддатые...."  К радости Василисы Фоминичны дома пока оставался недавно демобилизовавшийся со срочной службы в армии сын Василий (1918 г.р.) - на парня, как на хорошего механизатора, распространялась "бронь", которую тот настойчиво пытался снять, строча письма в военкомат с просьбами  призвать его в ВДВ, где он мечтал служить с юности. Дочь Наталью направили на строительство оборонительных сооружений.  Василиса Фоминична, Шура, Маруся и старшая дочь Елена остались работать в колхозе....

....Тучи над страной продолжали сгущаться ,с каждым днем линия фронта все ближе подбиралась к Тамбовской области - врагам оставалось пройти всего 100 км...В воздухе витал животный страх грядущей оккупации –  совершенно неготовая к войне Красная армия один за другим вынужденно оставляла города и села страны, откатываясь все дальше на восток…. С августа 1941 года бомбовым  ударам регулярно подвергались Тамбов, Мичуринск, Котовск…. Регион зиял провалами окопов, щерился противотанковыми ежами, оброс оборонительными сооружениями…. На территории области разворачивались 250 госпиталей, куда текли потоки раненных с Брянского, Юго-Западного и Воронежского фронтов... В спешном порядке размещались 9 военных училищ – для скорейшей подготовки  для армии младшего и среднего  командного состава…. Настоящий ад творился на железнодорожных станциях - в сторону Тамбовской области шли санитарные поезда с раненными бойцами и составы, перегруженные тысячами беженцев -  из Ленинграда, Украины, Белоруссии с запада и юга РСФСР,  а на запад - прямо на фронт-  направлялись  эшелоны с техникой и солдатами...

.... Вскоре беженцы появились и в самой Погореловке - всего за первые 2 года войны Тамбовская область стала временным домом для 200 000 человек... Из воспоминаний бабушки: "Мама приняла в  наш дом семью из 3-х человек - бабушка, мама, маленькая дочка. Выделили им самую просторную комнату. Плохого ничего не могу сказать - помогали готовить, трудились в огороде и как только узнали об освобождении родных мест  - уехали обратно. Оттуда вскоре прислали благодарственное письмо за приют  и сообщили, что дом их цел, но увы - разграблен... Правда, откуда они были родом - теперь уже не вспомню..."

Огромные нагрузки, связанные с обеспечением армии продовольствием легли на плечи простых тамбовских крестьян - женщин, стариков и детей. К середине войны население области составляло всего 40% от довоенного. Государство законодательно обязало выходить на работу  колхозников в возрасте от 10 до 80 лет.  Нужно было отработать строго определенное количество часов и выполнить норму, в 2 раза превосходящую довоенную... За не выход на работу вводилась уголовная ответственность с санкциями вплоть до изъятия выделенного колхознику приусадебного участка, фактически кормившего семью.... Поскольку Василиса Фоминична  славилась своим умением печь хлеб еще до войны,  то ей - несмотря на статус "жена врага народа" -  было оказано высокое доверие – ВЫПЕКАТЬ ХЛЕБ из казенных продуктов, за которые приходилось строго отчитываться.Члены колхозных ( в т.ч.  тракторных)  бригад  считали хлеб, испеченный ее руками, самым вкусным.   Хлеба остро не хватало - государственная норма выдачи на трудодень составляла 100-200 граммов вместо положенных 800… Это ненамного больше, чем в блокадном Ленинграде...

Марии Козьминичне тяжело даются воспоминания, но она продолжает:  "Было очень голодно, хотя немцы до деревни не дошли и наши колхозники работали как проклятые с утра до ночи - потому что буквально всё забирали на нужды фронта.  План был практически неподъемным - во многом благодаря оккупации соседних плодородных областей, которые не могли поставлять для армии провиант... Особенно плохо было зимой, летом хотя бы была в изобилии разная трава - мама варила суп из крапивы, делала оладьи из картофельных очисток... Некоторые женщины использовали еще и лебеду, но от этой поганой травы люди пухли, словно блокадники, поэтому мать от нее отказалась - лучше голодать,чем  эту  паскудную траву есть... Леса рядом не было, посему собирать дикие ягоды и грибы, чтобы подкормиться, было негде... За неимением дров печи зимой топили кизяком, но и его не хватало - в одну из лютых военных зим был пущен под топор колхозный сад...​"

Беспросветный труд в сочетании с недосыпанием и бытовой неустроенностью повсеместно  разбудил эпидемии заболеваний: дистрофии, цинги, туберкулеза.... Со слов  бабушки: " В Погореловке  была вспышка эпидемии тифа, многие умирали - лекарств-то не было... Заболела и моя подруга - девчонка-ровесница. Мать мне к ней строго -настрого ходить запретила, но я все равно к ней тайком пробиралась играть. Как смогла не заразиться - одному Богу известно. Подруга моя от тифа потом умерла..." Каторжный труд, недосыпание, голодание , болезни, гнетущее ожидание  писем с фронта от родных и близких  – такой была теперь жизнь Василисы Фоминичны....  Вскоре с оборонных работ привезли домой дочь Наталью - из-за тяжелых нагрузок и постоянного нахождения по колено в воде молодая девушка тяжело заболела - все ноги покрылись гнойными чирьями, поднялась высокая температура... Дома - окруженная заботой близких (прежде всего - матери и старенькой бабушки) -  Наталья  поправилась и вскоре была направлена....в женскую бригады по заготовке торфа, который как правило добывают в болотистой местности....Опасаясь, что это окончательно подорвет здоровье  юной внучки, престарелая бабушка  Наталья рассказала об этом пришедшему в гости родственнику (предположительно - милиционеру), который на это сказал, что  на выездные сессии суда требуется секретарь судебных заседаний и ее внучка как раз на эту должность подходит, т.к.достаточная грамотная - имеет 7 классов образования. В результате остаток войны средняя дочь Василисы Фоминичны  провела в служебных разъездах по Тамбовской области и дома практически не бывала...

Зимой 1942 года  в дом Поляковых принесли казенное извещение -  где-то  в боях под Москвой ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ СЫН АЛЕКСЕЙ - красноармеец-стрелок 113 стрелкового полка 32 стрелковой дивизии, в семье которого осенью родился здоровый мальчик, названный Владимиром ... Невозможно сейчас сказать, что испытала Василиса Фоминична, получив эту скорбную новость... Сын теперь считался ни мертвым, ни живым... Как за него молиться? Ждать ли домой? А может он изувечен и без памяти лежит в каком-нибудь госпитале?  Наверное,  прабабушка  все-таки верила и надеялась - да и по практике домой возвращались люди, на которых за войну приходило по  2-3 "похоронки"...

27 января 1942 года в "Правде" вышла статья Петра Лидова, в которой фронтовой корреспондент рассказывал о подвиге неизвестной девушки, назвавшейся "Таня". Газета приводила слова пожилого крестьянина, которого потрясло происходящее: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…» Личность неизвестной была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье того же  Лидова от 18 февраля  «Кто была Таня». Ей оказалась УРОЖЕНКА ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ, ПАРТИЗАНКА (на самом деле - разведчик-диверсант)  ЗОЯ КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ, которая стала первой  женщиной Героем Советского Союза.  Тысячи тамбовчан обоего пола осаждали военкоматы, чтобы уйти на фронт и мстить за смерть юной землячки. В свете происходящего - отец - "враг народа", брат - без вести пропал, землячку Зою замучили фашисты -  стал еще настойчивее добиваться отправки в действующую армию сын Василий и в августе 1942 года семья проводила его воевать...Вася  – в отличие от безпартийного брата, - был комсомольцем, направлялся служить в элитные  войска особого назначения - ВДВ - и  взять у матери «живые помощи» отказался, чем наверняка расстроил Василису Фоминичну... ТАКИМ ОБРАЗОМ МУЖЧИН В ДОМЕ ПОЛЯКОВЫХ К СЕНТЯБРЮ 1942 ГОДА НЕ ОСТАЛОСЬ ВООБЩЕ... Продолжались тяжелые голодные сельские будни, к которым добавился неотступный страх потери еще и младшего сына - где он, жив ли, здоров, вспоминает ли о доме...

.... Война подходила к своей середине, и в Погореловку стали возвращаться демобилизованные (в основном - по инвалидности) солдаты. Из воспоминаний Марии Козьминичны: "Помню, где-то в середине войны вернулась с фронта односельчанка по имени Дуся - беременной ведь много не навоюешь, пусть и медсестрой... Тут же наши бабы - и мать в том числе -  к ней пришли с распросами по поводу того, что на самом деле происходит на фронте, мужики-то  в письмах ничего конкретного не писали, а если и пытались - цензура вымарывала. Вернувшиеся инвалидами тоже молчали, либо пили и посылали подальше... А Дуська таиться не стала и всем желающим рассказала, что потери с нашей стороны огромные, потому что атакуем "бездумно в лоб - как в гражданскую", офицеры как крысы по окопам прячутся, а солдат под угрозой расстрела под пули выпихивают, зато как ордена получать - первые в очереди, и каждый норовит выбить себе представление на награду попрестижнее... Часто во время боя  вызывали подкрепление, а оно либо не приходило, либо приходило тогда, когда почти весь полк уже полег... Расстроенные уходили бабы - может даже жалели, что спрашивать полезли...."

.... Периодически почта приносила матери фронтовые письма от сына Василия, и однажды - после долгого перерыва, который волновал Василису Фоминичну - в дом Поляковых принесли от него очередную весточку. Вася писал из эвакуационного госпиталя (расположенного на территории Тамбовской области - то ли в Мичуринске, то ли в Моршанске) следующего содержания: "Мама, я ранен в обе ноги. Зарежь овцу или барана и привези в госпиталь - тогда меня отпустят долечиваться домой" (воспроизведено бабушкой по памяти - прим.). К слову, вышеописанная ситуация не является экстраординарной для тех лет -  лекарств и продовольствия зачастую  не хватало даже в тыловых лечебных учреждениях, и бойцов, причисляемых к группе "выздоравливающих",  при любой возможности старались отправить "на домашние харчи".  Недолго думая, Василиса Фоминична и жена  ее старшего сына, Полина, просьбу исполнили, и вскоре привезли самого красноармейца в родную деревню, где (со слов бабушки) произошел следующий инцидент. "Не успел Вася порог родного дома переступить, как наша  соседка, которая на всех доносила, к председателю побежала - мол, надо документы у Полякова проверить - почему не на фронте. А ведь все в деревне знали, что брат мой добровольцем ушел, как вообще можно было подумать, что он - дезертир?"  Матери Василий рассказал, что ""Служит  десантником -разведчиком - его вместе с двумя сослуживцами ночью на парашютах  забрасывают к немцам в тыл в специальной маскировочной одежде - летом это  комплект"трава", осенью "леший", зимой - маскхалаты. Чаще всего им поручают найти и сфотографировать какие - то  секретные объекты". Ранение получил следующим образом: : "На боевом задании ему все ноги изрешетило осколками разорвавшейся мины. Два напарника на себе к точке сбора группы вынесли. Как-то и Васе пришлось, привязав к себе, труп товарища волочить, да еще через водоем пробираться...."

Лето Василий - к радости матери и сестер -  провел в кругу семьи, а осенью отправился в госпиталь - проходить военно-врачебную комиссию (ВВК), которая должна была решить вопрос годности к отправке на фронт. Кто-то из тамошних сотрудников - видимо, из желания помочь фронтовику, посоветовал: Василий Козьмич, война скоро закончится. Нет ли у тебя родственников в других регионах - может  временно уехать туда пожить - чтобы опять на фронт не идти?"  Вопрос не на шутку рассердил сына Василисы Фоминичны, который ответил: "Ехать прятаться куда-то - все равно что стать дезертиром. Сидеть в тылу с детьми и бабами  я не буду".

Пройдя ВВК, Василий приехал домой и стал обираться на распределительный пункт где-то близ Тамбова. Прощаясь, он отозвал в сторонку  старшую сестру и сказал " Лена, никому не говори, но  если  я попаду в ту же часть, где служил,  то наверное  больше не вернусь. Там хуже некуда". Что подразумевал под этим красноармеец - общую обстановку в части или само место ведения боевых действий - узнать, увы, пока  не представляется возможным... После возвращения на фронт Василия распределили в другое подразделение -  оттуда он  прислал домой лаконичное  письмо со словами "служу в другой части, но в той же должности"....

... На дворе стояла весна победного 1945 года и в дом Поляковых  пришла неожиданная  весть из далекого немецкого города Бреслау (нынешний г. Вроцлав, Польша)  - НАШЕЛСЯ ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ СЫН АЛЕКСЕЙ, о судьбе которого не было ничего известно с  самого начала 1942 года. Он написал родным, что все это время находился в немецком плену, был освобожден только  5 мая 1945 года, прошел советскую фильтрацию и как только выйдет приказ о демобилизации солдат его возраста - непременно вернется домой.... В письме 32-х летний Алексей также спрашивал о судьбе своего единственного ребенка - кто родился - мальчик или девочка? Как назвали? Жив ли малыш, здоров ли ... Нам, живущим спустя 71 год после окончания войны пожалуй невозможно понять ту радость, которую испытала мать и близкие считавшегося пропавшим без вести солдата...

Дал о себе знать и  сын Василий - матери вручили письмо из эвагоспиталя № 1692, расположенного в немецком г. Ельс ( сейчас г. Олесница, Польша). По воспоминаниям  бабушки, брат писал, что "ранен в горло, питают  меня через нос, но я скоро поправлюсь и вернусь домой". Новость об очередном ранении огорчила родных и близких солдата, но никто не сомневался в его выздоравлении и последующем возвращении - война закончилась, парень пребывает в хорошем (эвакуационном, а не полевом)  госпитале и сам дал о себе знать - как же может быть иначе?

... Но время шло, закончилось лето 1945 года, а писем от Василия  больше не приходило... В самом начале осени - 4 сентября 1945 года -  мрачный почтальон вручил Василисе Фоминичне .....ПОХОРОННОЕ ИЗВЕЩЕНИЕ № 01497 со следующими казенными строками: "Ваш сын, Поляков Василий Кузьмич, находясь на фронте, заболел и умер 31 июля 1945 года. Похоронен с отданием воинских почестей в Германии, город Эльс, кладбище по ул. Вертенберга, могила № 167"...Обратите внимание - в извещении даже не потрудились указать  причину смерти - просто "заболел и умер"... Представьте, как страшно было прочесть это несчастной матери, которая уже  не сомневалась в возвращении сына домой....  До конца жизни Василиса Фоминична так и не узнала, что ее сын Василий, заканчивающий войну в должности красноармейца-артиллериста элитного "сталинского резерва" крупнокалиберных пушек, который перебрасывали на самые опасные и ответственные участки фронта -  903 Дрезденского гаубичного полка 171 гаубичной артиллерийской Ордена Богдана Хмельницкого бригады 4 Артиллерийской Ордена Кутузова дивизии Прорыва РГК  поступил в эвакуационный госпиталь № 1692  немецкого  г. Ельс 20 апреля 1945г. по причине "ИНФИЛЬТРАТИВНОГО ДВУСТОРОННЕГО ТУБЕРКУЛЕЗА ЛЕГКИХ". Причем, заболел он гораздо раньше, чем попал в  эвакогоспиталь - вероятнее всего целый месяц  провел в каком-нибудь ППГ... Страшно представить, что чувствовал молодой 27-летний парень, отдавший военной службе более 5 лет жизни, зная, что война закончилась, товарищи возвращаются домой к родным и близким,  а он уже несколько месяцев  находится  в больничных стенах чужой страны  за тысячи км от родного дома,  медленно умирая от мучительного и неизлечимого недуга.... Может, понимая, что никогда не вернется к родным, Вася намеренно скрыл истинный диагноз, написав домой о ранении в горло -   все архивные документы однозначно указывают, что ранен на тот период он не был? Ведь диагностированная  у него форма туберкулеза одна из самых тяжелых и молниеносных, больной  постоянно чувствует себя очень плохо -, основные симптомы - сильный кашель, отдышка, температура, потеря аппетита и веса....  Впрочем, среди записей военных  врачей-инфекционистов  тех лет,  часто встречается следующая формулировка "Туберкулезные больные  подозревают, что их состояние очень плохое, но не думают, что конец уже близко"...

Из слезных  воспоминаний бабушки:"  Мы не знали, что у Васи туберкулез, он писал, что ранен в горло и обязательно вернется... Вот ты говоришь, что  он скорее всего специально про болезнь умолчал, но брат честный очень был...Может в архиве что-то напутали?  Когда осенью 1945 похоронка пришла, мы глазам своим не верили - как же так-то? И девушка Василия очень страдала - много лет после войны приходила к матери в дом, все спрашивала - нет ли вестей, говорила, что он ей снится....А какие могут быть вести от Васи, коли он в чужой земле лежит? Жаль братца мне  до невозможности, такой парень был, такой парень...Уж столько лет прошло, вспоминаю - и сердце болит...Самая большая наша семейная потеря в проклятую войну...."

... Помимо Василия из близких родственников семьи  домой не вернулся еще и его двоюродный брат Владимир Поляков, который считался без вести пропавшим вплоть до апреля 2016 года - как оказалось, красноармеец-разведчик 20 отдельного разведывательного батальона 207 моторизованной дивизиии Поляков В.А. погиб еще 5 января 1942 года в боях под Москвой и был похоронен в д. Батюково Лотошинского района Московской области... Прошел тяготы плена его брат, красноармеец-артиллерист знаменитых "сорокопяток"  Михаил, вернулся домой без ноги брат мужа Василисы Фоминичны  - Яков. Учился на летчика-истребителя в элитном Чугуевском военном училище гордость всей семьи - крестник Василисы Фоминичны -  сын тетки Прасковьи -  Иван... Позже он оставил службу в армии и сделал "гражданскую" карьеру - занимал высокий пост в с. Волчки....

... Старшего сына Василисы Фоминичны, Алексея, демобилизовали только 12 декабря 1945 года - с мая по декабрь 1945 года красноармеец Поляков А.К. продолжал военную  службу в составе 218 армейского запасного  стрелкового полка - теперь уже в качестве тракториста, помогая восстанавливать разрушенный на две трети город Бреслау..По  дороге домой  заехал на кладбище – навестить могилу  Василия, о смерти которого родные  ранее сообщили в письме. (по интересному совпадению братья с совершенно разной фронтовой судьбой к концу войны оказались недалеко друг от друга - в пределах одного  современного польского  Нижнесилезского воеводства....) Не так, наверное, Василий и Алексей расчитывали свидиться после Победы, но судьба распорядилась иначе.... Родным Алексей Козьмич потом рассказывал, что кладбище ухоженное, на каждой могиле стоят каменные пятигранники, некоторые - даже с фотографиями. Удалось переговорить и с кем-то из сотрудников госпиталя, которые тепло отзывались о его погибшем брате...

Моя бабушка так описывала  возвращение сташего брата домой: " Был обычный зимний деньМать ушла на собрание  в сельсовет, дома находились  только я и Шурка (сестра). Сначала стук услышали, потом Шура силуэт Алешки в окно увидела и как закричит.... Столько радости было!!! Но вечереет – а матери все нет… Алешка сам направился в сельсовет. Оказалось, наша  мать не смогла уплатить какой-то налог во время и дерзко ответила председателю « Где я деньги -то возьму? Если б кто-то потерял, я бы нашла и заплатила». Председатель разозлился на нее и вместе с группой других неплательщиков ( примерно 6 женщин)  после собрания запер ее в подсобном помещении  - на утром  грозился вызвать уполномоченных из района - всех баб показательно судить за неуплату - чтоб другим колхозникам неповадно было.... Узнав об этом, Алешка  пошел прямо к председателю, взял его за грудки, тряхнул как следует  и сказал «Пока мы  там воевали  вы тут над нашими матерями измывались!» и заставил его выпустить из подсобки всех пленниц... Кстати - Алеша в тот день впервые сына своего Володьку увидел, ему уже 4 с лишним года было. Только брат на свою  половину дома зашел в своей красноармейской форме, мальчишка вскочил, бросился к нему и как закричит "Папа! Папа приехал!" Как говорится - "узнал не зная... До сих пор думаю - как же во время брат домой вернулся... А то кто знает, чтобы с матерью было - вдруг бы правда осудили и в тюрьму отправили?"

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Василиса Фоминична прожила в Погореловке всю взрослую жизнь. С годами дел меньше не становилось  - одни заботы сменялись другими.... Вдовой - с 3-мя мальчишками на руках - осталась старшая дочь Елена - ее муж-фронтовик Сергей, вернувшийся  после ранения хромым домой, покончил жизнь самоубийством - повесился (причиной скорее всего послужила психологическая травма, полученная в боях). Вскоре после войны вышли замуж и уехали жить в другие села Тамбовской области дочери Наталья и Александра.  Самая младшая из детей - Маруся - в 1951 году спешно уехала в Московскую область. По факту это был побег - группу молодых деревенских девушек государство в принудительном порядке  должно было  на днях направить на торфяные разработки - по колено в воде... Гробить свое здоровье "на торфе" (поминуя историю с сестрой Натальей) Мария не пожелала. Работая на стройке в городе  Фрязино моя бабушка встретила своего будущего мужа Анатолия и осталась жить в московском регионе  Таким образом, в Погореловке проживали только вдовая дочь Елена  и живущий на своей половине родительского дома сын Алексей с семьей - женой и единственным сыном. Рождались внуки ( всего - 15 человек, некоторые из которых родились уже после смерти Поляковой В.Ф.). Иногда заходила навестить Василису Фоминичну и девушка погибшего сына Василия - Мария.... Она долго не могла смириться с его смертью, надеялась, что это ошибка, рассказывала, что любимый ей сниться, замуж (несмотря на то, что звали) долго  не выходила...

...Летом 1955 года в семье младшей дочери Маруси родился первенец - дочь Татьяна. Василиса Фоминична решила сделать подарок маленькой внучке и  (не видя ее) сшила малышке подарок - платьце, которое Танюша  носила в годовалом возрасте ( фото прилагается).

...Зимой 1956 года прабабушка тяжело заболела  воспалительным заболеванием челюсти (точный диагноз неизвестен - возможно это был запущенный флюс либо злокачественная опухоль).Узнав об этом от родных, Маруся приехала в Погореловку с мужем и маленькой Танюшей на руках и провела рядом с Василисой Фоминичной несколько недель. Врачи боролись за ее жизнь - сначала сделали операцию в больнице села Волчки, затем - поняв, что состояние больной не улучшается  - направили самолетом на лечение в г. Тамбов. (На эту тему прабабушка Васюта горько иронизировала  "Хоть раз в жизни полетала". ) Тамошние врачи повторную операцию делать отказались - в виду слабого состояния больной - решили  применить консервативное лечение, которое не дало никаких результатов и спустя некоторое время выписали Василису Фоминичну домой умирать... Основной уход за матерью семейства пал на плечи старшей дочери, Елены, которой мать дала предсмертный наказ:  "Лена, после моей смерти переезжай в мой дом, а  свой (старый, с соломенной крышей) продай, а то твои сыновья  начнут курить и дом спалят. Деньги, вырученные за продажу потрать  на мои поминки и похороны, а оставшиеся - ПОРОВНУ распредели между собой и  сестрами  (у брата  Алексея была своя половина дома)". Из этого можно сделать вывод что никого из детей Василиса Фоминична не выделяла, хотела распределить небольшое наследство поровну. Старшая дочь в точности выполнила посмертную волю матери....

... Полякова Василиса Фоминична скончалась в конце зимы 1956 года  в возрасте 62  лет  и была похоронена на кладбище деревни Погореловка, прожив тяжелую, полную тревог и горестей жизнь... В последний путь ее провожали - как до сих пор принято у русских  крестьян - всей деревней...

ЭПИЛОГ

Возможно, прочитав этот незатейливый рассказ кто-то скажет: "Ну и что здесь такого? Обычная женщина -колхозница,не сделавшая в этой жизни ничего выдающегося"...  С годами мы забываем, что непростая дорога к Победе была выстлана судьбами именно простых людей - солдат и крестьян, честно выполняющих свой фронтовой или трудовой долг.... История страны складывается из судеб людей, среди которых была и моя скромная прабабушка - женщина, труженица, мать, которая пережила Первую мировую войну, революцию, "антоновский мятеж", репрессии, Великую Отечественную войну, смерть сына и тяжелейший период восстановления разрушенной страны... Царствие ей Небесное и вечный покой...

Регион Тамбовская область
Воинское звание труженик тыла
Населенный пункт: Тамбов
Воинская специальность колхозница
Место рождения с. Дмитриевка Никифоровского р-на Тамбовской области
Дата рождения 1893
Дата смерти 1956

Боевой путь

Труженик тыла 

Всю войну трудилась в колхозе "Заветы Ильича".

Основное занятие - выпекание хлеба для колхозных (в т.ч.тракторных)  бригад.

Мать шестерых детей

Воспоминания

Внучка Блохина Татьяна Анатольевна

" Я не помню свою бабушку - она умерла, когда я была совсем маленькой - я дочь ее самой младшей дочери Марии, а она родила ее в возрасте под 40 лет... Узнав о моем появлении на свет, Василиса Фоминична ( не видя меня) сшила красивое платьице, которое я потом носила в возрасте одного года...
Виделись мы с ней один раз - мне не было и 2-х лет, когда бабушка тяжело заболела и мать- взяв меня с собой - поехала навестить Василису Фоминичну в родную деревню... От своей болезни бабушка так и не оправилась и зимой 1957 года умерла...Тяжелую, полную лишений прожила она жизнь.. .Не дай Бог никому такую..."

Фотографии

После войны

Василиса Фоминична проживала в Погореловке до конца своих дней.... С годами дел меньше не становилось  - одни заботы сменялись другими.... Вдовой - с 3-мя мальчишками на руках - осталась старшая дочь Елена - ее муж-фронтовик Сергей, вернувшийся  после ранения хромым домой, покончил жизнь самоубийством - повесился (причиной скорее всего послужила психологическая травма, полученная в боях). Вскоре после войны вышли замуж и уехали жить в другие села Тамбовской области дочери Наталья и Александра.  Самая младшая из детей - Маруся - в 1951 году спешно уехала в Московскую область. По факту это был побег - группу молодых деревенских девушек государство в принудительном порядке  должно было  на днях направить на торфяные разработки - по колено в воде... Гробить свое здоровье "на торфе" (подобно сестре Наталье) Мария не пожелала. Работая на стройке в городе  Фрязино моя бабушка встретила своего будущего мужа Анатолия и осталась жить в московском регионе  Таким образом, в Погореловке проживали только вдовая дочь Елена  и живущий на своей половине родительского дома сын Алексей с семьей - женой и единственным сыном. Рождались внуки ( всего - 15 человек, некоторые из которых родились уже после смерти Поляковой В.Ф.). Иногда заходила навестить Василису Фоминичну и девушка погибшего сына Василия - Мария.... Она долго не могла смириться с его смертью, надеялась, что это ошибка, рассказывала, что любимый ей сниться, замуж (несмотря на то, что звали) долго  не выходила...

...Летом 1955 года в семье младшей дочери Маруси родился первенец - дочь Татьяна. Василиса Фоминична решила сделать подарок маленькой внучке и  (не видя ее) сшила малышке подарок - платьце, которое Танюша  носила в годовалом возрасте ( фото прилагается).

...Зимой 1957 года прабабушка тяжело заболела  воспалительным заболеванием челюсти (точный диагноз неизвестен - возможно это был запущенный флюс либо злокачественная опухоль).Узнав об этом от родных, моя бабушка приехала в Погореловку с мужем и маленькой Танюшей на руках и провела рядом с Василисой Фоминичной несколько недель. Врачи боролись за ее жизнь - сначала сделали операцию в больнице села Волчки, затем - поняв, что состояние больной не улучшается  - направили самолетом на лечение в г. Тамбов. (На эту тему прабабушка Васюта горько иронизировала  "Хоть раз в жизни полетала". ) Тамошние врачи повторную операцию делать отказались - в виду слабого состояния больной - решили  применить консервативное лечение, которое не дало никаких результатов и спустя некоторое время выписали Василису Фоминичну домой умирать... Основной уход за матерью семейства пал на плечи старшей дочери, Елены, которой мать дала предсмертный наказ:  "Лена, после моей смерти переезжай в мой дом, а  свой (старый, с соломенной крышей) продай, а то твои сыновья  начнут курить и дом спалят. Деньги, вырученные за продажу потрать  на мои поминки и похороны, а оставшиеся - ПОРОВНУ распредели между собой и  сестрами  (у брата  Алексея была своя половина дома)". Из этого можно сделать вывод что никого из детей Василиса Фоминична не выделяла, хотела распределить небольшое наследство поровну. Старшая дочь в точности выполнила посмертную волю матери....

... Полякова Василиса Фоминична скончалась зимой 1957 года в возрасте 65 лет  и была похоронена на кладбище деревни Погореловка, прожив тяжелую, полную тревог и горестей жизнь...

Семья солдата

Сын Алексей Поляков (фронтовик)
Сын Алексей Поляков (фронтовик)

Дочь Елена Шлейн (Полякова)
Дочь Елена Шлейн (Полякова)

Сын Василий Поляков (фронтовик) 1918-1945
Сын Василий Поляков (фронтовик) 1918-1945

Дочь Наталья Зелепукина (Полякова)
Дочь Наталья Зелепукина (Полякова)

Дочь Александра Майникова (Полякова)
Дочь Александра Майникова (Полякова)

Дочь Мария Блохина (Полякова)
Дочь Мария Блохина (Полякова)

Крестник Иван Поляков (фронтовик)
Крестник Иван Поляков (фронтовик)

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: