Карьер-Известняк

Карьер-Известняк

В ГОДЫ ВОЙНЫ

На второй день войны по объявлению мобилизации на фронт посёлок проводил 22 человека. Всего на фронт за годы войны ушли 218 человек. В тылу их заменяли женщины и подростки.

   После выступления И. В. Сталина 3 июля 1941 года труженики карьера, как и вся страна, перешли на 10-ти часовой рабочий день, увеличив выработку с 16 до 20 тонн горной массы за смену. Работали в трудных условиях, а норма высокая.  Кто не справлялся, оставался после смены. Работали и ночью, а электроэнергии часто не хватало.  Откатчицы в любую погоду, и  в снег,  и в дождь, катали тяжелейшие вагонетки.  Е. П. Баталова вспоминает: «На работу ходили в лаптях. К ним привязывали деревянные колодки, чтобы меньше носились и не так промокали. Катали мыс Фениной Марией. Если вагонетка сходила с рельсов, приходилось вручную поднимать».

   В сентябре 1941 года была введена карточная система на продукты питания. Начали голодать. Рабочая карточка – 500 гр.  хлеба, иждивенческая-300гр.  Личные подсобные хозяйства имели только 72 семьи. Подсобное хозяйство ОРСа не удовлетворяло даже минимальных потребностей Карьера. Зима 1941-1942 была очень трудной. Стояли морозы в 30-40 градусов. Не хватало питания. Весной 1942 года руководство карьера приняло меры по обеспечению рабочих земельными участками на вырубах.

После смены люди шли на свои участки, корчевали пни, убирали валежники, вскапывали лопатами землю и садили картофель. Неимущим был выделен семейный картофель. Семьи стали заводить скот. В 1945 году в посёлке было уже три стада коров и коз.

Эти мероприятия смягчили недостаток продовольствия.  Но по-прежнему голодали рабочие «соликамской командировки».  Это трудармия, в основном немцы с Поволжья, около 250 человек.  К середине 1943 года эти рабочие обессилели, не могли выполнить нормы. Чтобы поддержать их, директор карьера  Я. Г. Павленко распорядился выделить 10 тонн картофеля и 500 талонов на жиры, установить меньшие нормы выработки из расчёта, чтобы рабочие могли их выполнить.

Как вспоминал один из руководителей карьера в годы войны Н.Ф. Клочков1: «через месяц одна из четырёх бригад выполнила план.  Ёй вручили Почётную грамоту. Бригаду и её гостей пригласили на ужин. В следующем месяце уже две бригады выполнили план, на третий месяц план выполнили все бригады.  Чтобы люди ещё окрепли, организовали двухнедельный отдых для каждой бригады. После этого были пересмотрены нормы выработки в сторону увеличения. Поддерживали питанием и кадровых рабочих». Для этого были раскорчеваны более 20 га леса при помощи взрывных работ. Это всё делала специальная бригада, и ей помогали рабочие, освобождённые от  основного производства в горячие весенние дни. Копали, садили, пололи, окучивали. Помогали друг другу, чем могли.

Весной 1943 года посадили 20 тонн картофеля, выделенного по наряду колхозом им. Калинина. Осенью собрали 180 тонн второго хлеба. Летом 1943 года Карьер получил три старых трактора «Катерпиллер».  Из них собрали один. Зимой его использовали на подвозке дров, весной 1944 года тракторист Иван Баранов вспахал на нём поля общей площадью 21га. Осенью собрали 240 тонн картофеля. Садили и капусту на 2-х га. Кочаны резали молотильным барабаном, не обрывая зелёных листьев, солили в деревянных чанах, изготовленных в промартели. Зимой ели капусту, да хвалили.

Мероприятия по увеличению продуктов питания рассматривались как возможность увеличения добычи камня в условиях военного времени. А добыча камня в эти годы удовлетворяла содовый завод, единственный завод по производству соды, так необходимой военной промышленности.

Руководство Карьера: директор Я. Г. Павленко, механик С. Н. Стахеев, секретарь парторганизации А.Ф. Свинина поддерживала инициативу рабочих трудиться под девизом «Всё для фронта, всё для победы!» Ход выполнения плана за сутки ежедневно доводился до сведения всех трудящихся.

Итоги вывешивались на доске показателей напротив канторы. По ул. Советской на специальных щитах вывешивались результаты выполнения планов бригадами.  Планы, как правило, перевыполнялись. Таких бригад было 13.

Кадровыми рабочими становились подростки.  Пятнадцатилетней девчушкой пришла на производство К. М. Сапунцова (Клава Орешкова).

Работала два года разнорабочей. Прибив себе год, добилась перевода в бригаду взрывников под началом Т. И. Потапова.  Она вспоминает: «Карьеру прекратили поставку капсюлей-детонаторов для взрывных работ.

 Чтобы  не остановить добычи камня, организовали производство пороха на месте. Пришлось учиться делать порох.  Работали вручную. Не обошлось без несчастного случая: от преждевременной вспышки пороха были обожжены Т. И. Потапов, П. Ф. Варушкина, И. М. Бессонова.

 В тринадцать лет начали трудиться Омигов Александр, Никитин Анатолий, Лапочкин Яков.  Раньше срока повзрослели Кочегина  Надежда,  Коркина Анна, Черепанов Владимир,  Терентьева Анна, братья Москвины и многие другие земляки. Прибавляли себе года и становились откатчицами как А.П. Терентьева2, или электриками как А. В. Коркина, Л. К. Корсакова, Н. П. Мельникова. Не детский труд отвечать за электрификацию горных забоев.  Анна Васильевна вспоминает, как нужно было перед взрывом породы нужно было залезть на столб, выкрутить лампочку, иначе её взрывной волной разобьёт и успеть в укрытие, чтобы самой не попасть по град камней. И, конечно же, учились, проходили курсы электриков после смены.

          С первых дней войны по всей стране развернулось движение: «Тыл фронту!» патриотизму народа не было предела. Собирали средства в фонд обороны. Рабочие карьера приняли участие в сборе тёплых вещей для бойцов Красной Армии. Сдавали тёплое бельё, ватные брюки и телогрейки также  домашней вязки свитера,  валенки, носки, перчатки, полушубки, овчины.

В-Вильвенский совхоз отпустил карьеру 70 кг овечьей шерсти. Парторг А. Свинин привлекла к прядению старушек, которые за 15 дней растеребили шерсть, спряли и связали 90 пар носков и 50 пар перчаток.

Женщины собирали посылки на фронт и сопровождали их такими письмами:

«Дорогие товарищи!

Шлём вам всем горячий привет и поздравляем с Великим Международным праздником 1 Мая. Мы, строители, работая в тылу, ни на минуту не забываем о вас, наши родные друзья. Ежедневно следим за вашими успехами, за вашими героическими подвигами в борьбе с кровавым хищником-фашизмом. Бейте не щадя фашистскую гадину уничтожайте озверелых гитлеровских разбойников. Мы сейчас создаём новую серьёзную базу для нашей оборонной промышленности и обещаем вам закончить и ввести в эксплуатацию с 3 квартала с 1942 года новый карьер, и тем самым увеличить промышленную мощь нашей Родины. Посылая вам праздничные подарки, желаем вам ещё больших побед в нашей священной войне с гитлеровской бандой за освобождение Родины, за честь, за свободу, за дело Ленина-Сталина. Пусть же знают оголтелые мерзавцы, что тыла от фронта им не отделить, что мы всегда с вами и будем оказывать любую необходимую помощь.

Ждём от вас письма, родные.

      Наш адрес: ст. В-Вильва  Пермской ж\д, Карьер Известняк, строительный цех.

     От коллектива строителей секретарь парторганизации Свинина А. Ф. 02.02.1942 год».

       Те же заботливые женские руки подготовили в 1941 году здание под госпиталь. После работы женщины белили, красили, мыли, чистили палаты, собирали по квартирам мебель, красивые комнатные цветы. Директор содового завода выделил ткань для оконных занавесок. Женщины сшили их. Госпиталь 37\85 занимала барак и четыре здания по ул. Советская. Сюда входили кухня и хозяйственные постройки. Начальником госпитали была главврач Кузнецова, комиссаром - Чертополохов А. М. Он был участником боёв на Халхин - Голе в Монголии в 1939 году, ранее награждён Орденом Красной звезды. Санитарки – жёны фронтовиков: Терехина Л., Торсукова М. (проводила на фронт мужа сына и дочь), Филиппова В., Горюнова Е., сестра-хозяйка- Лютикова В., медсёстры- Селиванова К., Дубровская А., Руденко М. И т.д .Осенью 1941 года приняли первую партию раненых- 300 человек. Раненых нужно было снять с поезда, помыть в бане, одеть в чистую больничную одежду, разместить в палатах госпиталя. Карьерские женщины, жёны, матери фронтовиков, кто был свободен от смены, помогали санитаркам и сёстрам.

До 1943 года лечились раненые, в 1943 году Госпиталь был расформирован. На его месте был открыт костнотуберкулезный санаторий для детей.