Нея

Нея

В ГОДЫ ВОЙНЫ

Район в годы

Великой Отечественной войны

 

События Великой Отечественной войны, огромной тяжелой глыбой навалившиеся на Россию, часто воспринимаются нами с какой-то монолитной однообразностью. И только находя старые документы, газетные публикации тех лет, яркие свидетельства очевидцев, которые наполнены живой пульсирующей атмосферой военного времени, начинаешь, пусть отдаленно, понимать, как и чем жили в самые мрачные и героические годы XX века и вся страна, и каждый ее гражданин в отдельности.

Что происходило в первые часы и дни войны в Нейском районе, рассказывает докладная записка за подписью заведующего военным отделом райкома ВКП(б) С.А. Щиброва.

Сразу же после того, как было объявлено о нападении германских войск на СССР, «в колхозы района для проведения митингов было направлено 24 товарища из руководящих партийных, советских и других организаций. Партийный актив помог военкомату обеспечить быстрейший разворот в мобилизации. Уже в 6 часов 40 минут первого дня мобилизации извещения о явке на сборный пункт были доставлены во все сельсоветы района».

С.А. Щибров подчеркивает, что митинги и собрания везде прошли в духе советского патриотизма, который подтвердился и тем, что «105 товарищей мужчин и женщин подали заявления в военкомат о зачислении их добровольцами в ряды РККА».

В докладной записке приведены и некоторые строки из заявлений. Так, допризывник И.И. Лебедев писал: «Я хочу, как и вся советская молодежь, проучить наглых немецких захватчиков. Я буду их на фронте бить, не щадя своей крови и жизни, как не щадили наши прадеды, деды и отцы». Тракторист С.В. Белокуров за несколько дней подал два заявления, в последнем из которых было написано: «Дважды заявляю, что хочу отправиться туда, где идут сражения и где велит быть долг». Колхозница из колхоза «Равенство» Анна Федоровна Алексеева в своем заявлении указывала: «Как сотни подавших заявления наших советских девушек, хочу сражаться на фронте».

Тем, кто пережил «сороковые роковые», и сегодня первые дни войны вспоминаются как воплощение настоящего ужаса. Жительница деревни Дьяконово О.Н. Курочкина вспоминает: «Призванных в армию мужчин отправляли в Макарьев вечером. С родными они прощались на берегу реки, у переправы. И такой стоял над рекой женский плач и вой, волосы дыбом вставали. От других переправ, выше и ниже по течению, доносились точно такие же рыдания...». 

Докладная записка обо всем этом сообщала куда как суше и официальнее. «Весь мобилизованный состав людей отправлен к месту назначения вовремя. Политико-моральное настроение у мобилизованных и провожающих хорошее».

Кроме людей, мобилизации подлежала и практически вся техника. «Район должен поставить автомашин - 61, отправлено - 60, тракторов - 6, отправлено - 6, автоприцепов - 7, отправлено - 7. Несмотря на все трудности, автотранспорт был приведен в надлежащий порядок и отправлен технически исправный. Всего переведено с твердого на жидкое топливо  13 автомашин. В настоящее время имеется пригодного автотранспорта - одна автоцистерна и два прицепа».

О том, как трудились и помогали фронту жители Нейского района в 1941 году, писал секретарь Нейского райкома ВКП(б) Родионовский. «Лесозавод «Большевик» на 5 декабря выполнил  годовую производственную программу на 185 процентов. Из общего числа 52 человека, работающих на заводе, 29 перевыполняют нормы выработки от 110 до 200 процентов. 

Артель инвалидов «Труд» годовую производственную программу выполнила на 20 ноября на 104,2 процента. Швейная артель «Трудовик» на 20 ноября годовую производственную программу выполнила на 107,8 процента.

По-ударному трудятся рабочие Нейского леспромхоза на изготовлении саней. В.И. Куприянов выполняет нормы  на 340 процентов. И.И. Замыслов и Бутузов - на 300, А.В. Полин - на 295, Трещалин - на 293 процента».

Активнейшим образом шел в районе сбор средств на вооружение и помощь фронтовикам. Так, 60-летний колхозник Молев из колхоза «Ушениха» и его земляк Лебедев сразу на собрании внесли в фонд обороны по 100 рублей. Всего в  фонд обороны Родины от трудящихся района поступило на начало зимы 1941 года деньгами - 143921 рубль, облигаций на сумму 297 тысяч рублей. Колхозники сдали 11 центнеров молока, 1790 кг зерна, 504 кг мяса, 386 кг шерсти. Кроме того, на постройку самолета «Ярославский пионер» в районе было собрано 18167 рублей, на постройку бронепоезда - 42706 рублей. За несколько военных месяцев в районе было собрано и сдано металлолома: черного - 209 тонн, цветного - 3400 кг, колючей проволоки сдано 2100 кг.

23 ноября 1941 года в районе прошел комсомольско-молодежный воскресник, в котором приняли участие 2635 человек. Заработанные средства в сумме 8186 рублей были перечислены на постройку танков. В счет воскресника были зачтены также 1537 трудодней, выработанных колхозниками.

Осенью в районе началась кампания по сбору теплых вещей для бойцов Красной Армии. 10 декабря были подведены первые итоги: райком ВКП(б) отчитался в отправке на фронт 382 пар валяных сапог, 284 полушубков, 302 пар теплых носков, 69 свитеров, 473 шапок-ушанок, 331 пары меховых рукавиц, 586 пар варежек и перчаток, 188 ватных брюк... В длинный список собранных вещей входили также фуфайки, пиджаки, меховые жилеты, портянки, теплое и нательное белье, овчины и т. д.

Отмечая высокую сознательность тружеников района, секретарь райкома Родионовский писал: «В Погощенском сельсовете колхоз «Новая жизнь» в прошлые годы был отстающим. В текущем году колхозники работали по-военному, и колхоз вышел в число передовых». В статье особо отмечены колхозницы А.Г. Гусева, Е.Д. Демидова.

11 октября 1944 года газета «Северная правда» писала о победе в борьбе за хлеб, которую одержали колхозники Нейского района: успешно завершилась кампания по выполнению годового плана хлебозаготовок. Газета отметила, что «на вывозке зерна государству работало ежедневно до 500 голов крупного рогатого скота, лично принадлежащего колхозникам». Передовым сельсоветом в районе был назван Коткишевский. Его восемь колхозов сдали в фонд Красной Армии 960 пудов хлеба. Кроме прочего, коткишевские колхозы отправили на фронт более 3 центнеров сушеного картофеля.

Во время войны в речи вождей, на страницы газет и журналов вошел стойкий журналистский штамп: массовый героизм. Выражение, несомненно, справедливое, так как в те суровые годы на фронте и в тылу ежедневно и ежечасно совершались самые невиданные подвиги. Правда, большинство героев так и остались безвестными, и лишь немногие становились знаменитыми. Но именно об этих, знаменитых, писали в газетах, их портреты украшали плакаты и улицы городов. Знаменитые потому и были такими, что служили знаменем, маяком для миллионов советских людей. А кроме  того, они прославляли и свою малую родину.

Так, Нейский район стал известен на всю страну благодаря Ефросинье Григорьевне Дюковой, ставшей у истоков дюковского движения в лесной промышленности.

Последние полтора десятка лет усилиями как доморощенных скептиков, так и солидных ученых мужей, шло массовое свержение с пьедесталов героев минувших лет. Любой человек, отмеченный славой в советскую эпоху, подвергался тщательному обследованию на пример выявления подлинности его заслуг.

И чаще всего находился какой-нибудь изъян: плакатный герой оказывался и выпивохой, и хамом, и подхалимом, а

все его заслуги - выдумкой партийных пропагандистов. И мы уже начали привыкать, что нет в Отечестве ни пророков, ни героев. Вот и имя Е.Г. Дюковой стало забываться. И действительно, что особенного совершили как сама Ефросинья Григорьевна, так и ее бригада? Ведь в войну работали все, и трудностей выпадало на всех поровну. А бригаде Е.Г. Дюковой, быть может, было даже проще - благодаря ее широкой известности можно было рассчитывать на помощь и снисходительность властей, на что уж никак не могли надеяться другие, менее известные труженики.

Но можно согласиться и с классическим мнением: герой - этот тот, на кого ложится отблеск божественного огня, кто становится воплощением порыва и заслуг тысяч людей... Так и бригада Е.Г. Дюковой стала, по сути, ярким образцом, в котором отразился самоотверженный труд тысяч нейчан в годы войны.

Как вспоминала позднее сама Ефросинья Григорьевна,  22 июня 1941 года она с подругами шла на работу на 50-й разъезд. Уже издалека девушки заметили группу людей, в ужасе застывших перед репродуктором...

Вскоре началась мобилизация. День за днем на войну  уходили все новые маршевые отряды, шла мобилизация и на трудовой фронт. Уже через месяц в числе других парней и девушек была мобилизована и Е.Г. Дюкова. Нейская молодежь готовила оборонительную линию в районе Тихвина. Рыли окопы, обустраивали доты, дзоты...

После того, как укрепления были готовы, рабочих отпустили домой. Но побыть в родных стенах Е.Г. Дюковой пришлось всего три дня. Началась новая мобилизация. На этот раз надо было строить оборонительную линию под Москвой. В лютый мороз с помощью топора, лома и кирки переваливались тысячи тонн мерзлого, твердого, как камень, грунта. Не хватало питания, инструментов, рабочей одежды, нормального жилья. В избытке были только пот, кровь и слезы.

Но все работы были закончены досрочно. Участок, на котором работали нейчане, был признан одним из лучших. Руководители района получили благодарность за хороший подбор кадров, а несколько человек были представлены к правительственным наградам. Е.Г. Дюковой был вручен орден «Знак Почета».

Вскоре после возвращения домой Ефросинью Григорьевну вызвали на заседание бюро райкома. Рассматривался важнейший государственный вопрос - организация поставки топлива на железную дорогу. После захвата немцами Донбасса все острее стал ощущаться дефицит угля. Паровозы, лишившись топлива, бессильно застыли на станциях. Простаивали эшелоны с войсками, с вооружением, с ранеными.

Е.Г. Дюковой было поручено создать бригаду по заготовке дров и отведено место работы - под Абросимовом. Женская бригада из девяти человек приступила к делу буквально на следующий день. А вскоре вышло обращение девушек ко всем жителям района с призывом обеспечить народное хозяйство топливом и деловой древесиной. В ответ на призыв подобные бригады стали организовываться не только в районе, но по всей области и за ее пределами. Так начиналось дюковское движение.

Новшество, примененное в бригаде Е.Г. Дюковой, состояло в непрерывном производстве. Вот как описывала дюковский метод в газете «Северная правда» от 10 января 1945 года М. Овсова, бригадир Нейского леспромхоза. «Двое рабочих валят деревья, двое раскряжевывают, один обрубает и сжигает сучья. Вальщики периодически меняют пасеки. Когда они спилят достаточно деревьев в одной пасеке, остальные члены бригады разделывают их, а вальщики переходят на другую пасеку».

Бригада Е.Г. Дюковой заготовляла по 36 кубометров древесины за день – 220 процентов к норме. Главными и единственными инструментами при этом были пилы-двуручки, лучковки да топор. Сваленный лес прикрепленные к бригаде подростки отвозили на быках к  железной дороге.

В 1942 году за ударный труд Ефросинья Григорьевна была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

О дальнейшей своей работе Е.Г. Дюкова писала в корреспонденции от 1 января 1945 года: «Во второй год войны мы обязались бригадой в 10 человек заготовить 3500 кубометров леса, фактически выдали на склады 6900 кубометров. Наркомлес СССР всех членов моей бригады наградил значком «Отличник Наркомлеса СССР».

Еще больше леса мы дали в сезон 1943-1944 годов. Наша бригада возросла до 20 человек. Средняя выработка составила по 19,5 кубометра на человека. За три военных сезона мы заготовили всей бригадой 30500 кубометров древесины. Этого топлива хватило для того, чтобы перевезти на 78 железнодорожных составах около 750 тысяч тонн груза для Красной Армии. Мы дали стране 17 эшелонов с лесом...»

В годы войны по методу Е.Г. Дюковой в районе работали 48 бригад, среди которых особую известность получили бригады Патолициной, Черногубовой, Овсовой, Судник и др.

В 1941-1942 годах тысячи нейчан работали на строительстве оборонительных сооружений под Москвой, под Ленинградом, строили дорогу Кострома - Галич, строили оборонительные сооружения в ярославском городском укрепрайоне.

Как сообщали начальник и комиссар 5-го участка военно-полевого строительства №28 секретарю Нейского райкома партии, подавляющее большинство нейских товарищей работали хорошо. В то же время руководство строительства, озабоченное отсутствием необходимой обуви, просило Нейский райком партии оказать содействие в обеспечении рабочих лаптями.

Особое место среди предприятий и организаций района занимал в годы войны военный склад №358, основанный по приказу наркома обороны СССР в 1938 году. Директивой Генштаба 26 января 1944 года склад был переименован в военную базу №2610.

Комплектование военной базы рабочими и служащими осуществлялось за счет местного населения. Командовали ею полковники Г.Н. Петров и Н.Н. Лебедев, а в 1943-1945 годах - генерал-майор Д.Е. Козырев. За годы Великой Отечественной войны коллектив базы отправил на фронт 387 эшелонов с вооружением и боевым имуществом.

Фактически все предприятия района с первых дней войны были переориентированы на выпуск военной продукции: район поставлял военные повозки, сани, винтовочные и автоматные ложи, зарядные ящики, лыжи, стеклянные фляги и бутылки под зажигательную смесь, вещевые мешки, одежду для армии и т. д.

В самом начале войны в Нее был сформирован военный госпиталь, над которым было организовано шефство коллективов районных организаций, предприятий, колхозов и школ.

В Нейском районе нашли приют свыше трех тысяч ленинградских детей, тысячи беженцев и эвакуированных.

По мере успехов Красной Армии нарастала и помощь нейчан жителям освобожденных районов. Донбасс, Украина и Белоруссия получали от трудящихся нашего района сельхозинвентарь, посуду, мебель, сотни голов скота. 31 декабря 1943 года областная газета сообщала: «Нейский район в помощь Донбассу отгрузил восемь вагонов рудстойки, сэкономленной рабочими Главлесосбыта в разделке древесины. Кроме этого, можем послать: локомобиль новый 24-сильный Людиновский, принадлежащий Нейскому химлесхозу, цистерны мелкие, емкостью на 100 тонн и железнодорожные весы новые, принадлежащие Нейскому леспромхозу».

Едва ли не ежедневно на фронт уходили посылки, адресованные «Бойцу Красной Армии», собранные руками детей. В этих посылках чаще всего лежали носки, варежки, кисет, сушеный картофель и другие нехитрые угощения из небогатых тыловых деревень и поселков. Продолжался и сбор средств в фонд обороны Родины. К весне 1943 года район  внес около 2 миллионов рублей, из них почти 1 миллион предназначался на строительство танковой колонны имени Ивана Сусанина.

Жизнь тылового района определялась еще и постоянной бдительностью каждого человека. С первых дней войны была организована охрана железной дороги во избежание каких-либо сбоев в движении поездов. Особое внимание уделялось предотвращению возможных диверсионных и террористических актов. С этой целью организовывалось дежурство на мостах и обход железнодорожного полотна силами добровольцев и мобилизованных для этого коммунистов и комсомольцев.

Для школьников, рабочих и служащих райцентра и лесных поселков, а также для колхозников ряда деревень проводились различные занятия и курсы по военной подготовке. Краткие и углубленные курсы готовили автоматчиков, минометчиков, снайперов, кавалеристов. Командиры учили слушателей навыкам борьбы с танками, рытью окопов и траншей, установке мин и их обезвреживанию и т. д.

Всего из Нейского района за годы Великой Отечественной войны было мобилизовано в армию 4761 человек, или 17% проживавшего населения. Перед войной в районе жило более 7,5 тысячи человек. 

Общие потери нейчан составили более 2400 человек, или 51% мобилизованных, из них погибли на фронте более 1200 человек. Умерли от ран и болезней более 300 человек. Пропали без вести более 900 человек, 11 нейчан погибли в плену. Более 420 человек были демобилизованы по ранению и болезни.

Эти сведения еще не совсем полные: они не включают призванных, погибших и раненых из числа деревень Обелевского и бывшего Гавринского сельсоветов, которые в 40-е годы входили соответственно в Макарьевский и Парфеньевский районы.

Сотни уроженцев Нейского района были награждены боевыми орденами и медалями. Но особую гордость нейчан составляют те, кто удостоился наивысшего звания воинской доблести. Героями Советского Союза за четыре военных года стали: капитан, командир батальона Вениамин Алексеевич Русов, уроженец деревни Алексеевское Коткишевского сельсовета. В.А. Русов был удостоен высокой награды за форсирование Днепра осенью 1943 года. Боевой летчик Виталий Ефимович Соловьев, уроженец деревни Горевое Коткишевского сельсовета был представлен к званию Героя за 200 боевых вылетов на самолете «ИЛ-2». В ходе этих боевых операций В.Е. Соловьев уничтожил большое количество живой силы и техники противника. Старшина-пехотинец Борис Владимирович Махотин родился в Парфеньевском районе, но жил и работал перед войной в Нее. Звание Героя Б.В. Махотин получил за бой, в ходе которого он уничтожил из своего пулемета более сотни гитлеровцев. Пусть и на короткое время, но был связан с Нейским районом младший сержант-артиллерист Стасис Казеевич Шейнаускас. Именно из Неи он был призван в армию. Героем С.К. Шейнаускас стал в ходе своего последнего боя, когда он до последнего дыхания вел огонь из своей пушки по наступающим немецким танкам. Командир подводной лодки в годы войны Николай Иванович Смирнов также перед войной жил в Нее. После войны Н.И. Смирнов командовал Тихоокеанским флотом, позже стал первым заместителем Главнокомандующего ВМФ, а в 1984 году он был удостоен звания Героя.

Уроженец Нейского района гвардии старшина Николай Константинович Чеченя стал полным кавалером солдатского  ордена Славы.

Список литературы:

Пискунов, А.Г. Край мой нейский. Очерки по истории Нейского района к 75-летию со дня образования [Текст]:Администрация г.Неи и Нейского района – Кострома, 2004. – 300с.

 

 

 

Вклад нейчан в Победу в Великой Отечественной войне

Большой вклад в победу над врагом внесли трудящиеся Нейского района.

Во время войны в районе велась подготовка боевых резервов для Красной Армии. В сентябре 1941 года было организовано 10 учебных центров по обучению военному делу населения района с охватом 717 человек. Было введено военное обучение в 36 начальных, семилетних и одной средней школе. За годы войны было подготовлено для Красной Армии 200 автоматчиков, 55 минометчиков, 305 стрелков, 177 кавалеристов, 230 пулеметчиков, 50 истребителей танков.

В первые годы войны более тысячи нейчан выезжали под Ленинград, Тихвин и Новгород строить оборонительные сооружения. Сотни людей из района принимали участие в строительстве противотанковых рвов и огневых точек на дальних подступах к Ярославлю.

Промышленность района была переведена на военный лад, всё было подчинено интересам фронта. Предприятия освоили и успешно справлялись с производством лыж, военных повозок, стеклянных фляг и других фронтовых заказов для Красной Армии. Лесозавод №8 Поставлял для предприятий оборонной промышленности снарядные ящики, деревянную оснастку для винтовок и автоматов. Химлесхоз — живицу для авиационных заводов. Швейники артелей «Трудовик» и «Труд» - обмундирование воинам по заказу Наркомата обороны, стеклозавод «Коммунар» - оконное стекло для больниц и госпиталей, бутылки с зажигательной смесью для борьбы с танками, стекла для керосиновых ламп, фонарей.

С начала войны в Нее был сформирован военный госпиталь, над которым шефствовали коллективы районных организаций, предприятий, колхозники. Большое значение в районе придавали работе железной дороги, протянувшейся по территории Нейского района почти на пятьдесят километров. По ней с коротким интервалом шли на запад эшелоны с войсками и военной техникой, а на восток — с эвакуированными грузами, рабочими и специалистами. Чтобы не допустить каких-либо сбоев в движении поездов, предотвратить диверсионные акты, райком партии организовал на всем протяжении железной дороги охрану дороги и мостов, подобрав дежурных из коммунистов и комсомольцев.

Помощь нейчан воинам и фонду обороны

Во время войны в стране не хватало средств, обмундирования, и нейчане приняли активное участие по сбору теплых вещей, белья и денежных средств для Красной Армии.

Только в 1941-1943 годах население Нейского района направило на фронт более 16 300 различных теплых вещей, в том числе полушубки, валенки, шапки, рукавицы и многое другое. Только до конца 1941 года нейчанами собрано на постройку самолета «Ярославский пионер» 18 167 рублей, на постройку бронепоезда — 42 706 рублей. В фонд обороны к весне 1943 года нейчане внесли около двух миллионов рублей , из них почти один миллион рублей на строительство танковой колонны им. И. Сусанина.

Забота о ленинградских детях

В Нейском районе нашли приют более трех тысяч ленинградских детей.

В детских домах и интернатах их окружили заботой и вниманием. Детские дома были в Нее, Кужбале, на Первомайском лесоучастке (49-й разъезд), в Михалях, Валявкине (Солтановский сельский совет).

Школы-интернаты были в Нее, Пустыни (Кужбальский сельский совет), Трухине, Погосте (Солтановский сельский совет), Потрусове (Тотомицкий сельский совет), Солтанове, Заингире, Коткишеве.

Дошкольные интернаты были в Нее, Дорофееве (Коткишевский сельский совет), Глебове (Солтановский сельский совет), в Нельше.

                                                                                                                                                                                    В. Смирнов

Смирнов, В. Вклад нейчан в Победу Великой Отечественной войне  [Текст]: [к 70-летию Великой Победы]/Владимир Смирнов//Нейские вести.- 2014.-21 июня.-С. 2.