Доронин Петр Васильевич
Доронин
Петр
Васильевич
Рядовой / Стрелок
14.07.1911 - 1987

История солдата

В начале XVIII века, между 1700 и 1710 годами на территории современного Башмаковского района Пензенской области была основана дворянская вотчина, хозяином которой был князь Василий Лукич Долгоруков, русский дипломат. Позднее, в 1739 году князь был казнен за притязания на царский престол, а вотчина перешла к князю Гагарину, затем — графу Матвею Юрьевичу Виельгорскому, виолончелисту, знатоку музыки, и его старшему брату Михаилу Юрьевичу, музыкальному деятелю и композитору.
Поселение Знаменское названо так по церкви в честь Знамения Пресвятой Богородицы, построенной здесь в 1808 году. В начале XIX века на берегу пруда в юго-восточной части села была построена большая помещичья усадьба, которую летом 1837 года посетил будущий император Александр II. В числе сопровождавших наследника престола были поэт В. А. Жуковский, историк К. Д. Кавелин и граф Бенкендорф.
Село бурно развивалось — здесь была школа и больница, куда приезжали лечиться из окрестных поселков и деревень, овчарный, кирпичный и черепичный заводы, сыроварня, пятнадцать мельниц. На этой базе в 1918 году, после революции был создан совхоз «Красное знамя».
В поселке Ермаковский, что неподалеку от Знаменского, в простой крестьянской семье Василия Михайловича и Екатерины Ивановны Дорониных росли трое мальчишек — Петр, Евгений и Иван, и две девочки — Александра и Мария. Какой была сельская жизнь со своими трудоднями, заботами, мы знаем из книг, рассказов, фильмов, но июнь 1941‑го полностью ее перевернул. 22 июня младший Иван сдавал экзамены в техникум, но…
Все трое сыновей Дорониных летом того же года ушли на фронт на защиту своей Родины, своих семей, будущего. Вряд ли получится представить хотя бы сотую часть того, что чувствовала мать, провожая своих кровиночек…
Как и трудно представить, что переполняло сердце матери, дождавшейся всех троих домой! По разным фронтовым дорогам прошли братья, но выжили, пощадила их война, хотя на крепость испытала в полной мере. 
Старший сын Петр родился 14 июля 1911 года. Беспечное детство, как и у большинства детей, закончилось с первым школьным днем. В детскую жизнь ворвались новые задачи, которые ставила школа. Петр закончил четыре класса Знаменской школы.
Время шло. Петр получил 6-й разряд столяра. А вскоре повзрослевшего парня призвали на службу в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии. С 1933 по 1935 год Петр служил в 1040‑м стрелковом полку Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА), дислоцировавшейся на станции Борзя в Забайкалье. Неспокойно было на востоке страны — Япония вела захват китайских территорий, участились нарушения границы СССР со стороны Маньчжурии, приближались нелегкие Хасанские бои. Там же, в Забайкалье Петр сдал нормативы на значок ГТО — «Готов к труду и обороне СССР». Для получения почетного значка требовалось сдать зачеты по 21 виду упражнений. Кроме бега, прыжков, метания гранаты, подтягивания, плавания, умения грести, верховой езды и других, в комплекс входили и теоретические испытания — основы физкультурного самоконтроля, оказание первой медицинской помощи. Сдать весь комплекс было под силу далеко не каждому, но зато очень почетно.
Демобилизовавшись, Петр женился, устроился на работу на Знаменском спиртзаводе Тамбовского спиртотреста (позднее Пензенского). В 1938 году стал отцом — родился первенец, Александр. Однако вскоре началась советско-финская война. В январе 1940 года парня отозвали в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии, до мая того же года он служил в полку, дислоцировавшемся в Кандалакше.
Вернувшись в родное Знаменское, Петр продолжает трудиться на спиртзаводе, но теперь уже в должности генцевара с выполнением обязанностей старшего технолога. Генцевар — это рабочий спиртзавода, который с помощью аппарата Генце делает первичную переработку сырья для производства спирта. Работа опасная и ответственная: не уследишь за давлением в аппарате Генце — от взрыва не только сам погибнешь, но и взрывной волной снесет часть завода. Возложенная на молодого человека ответственность показывает, что руководство ему доверяло.
Так и текла бы спокойная, размеренная жизнь сельского парня — молодая жена с сынишкой, работа, если бы не наступило утро 22 июня 1941 года.
Как и сотни советских людей, Петр не знал, как сложится его судьба, куда заведут дороги неожиданно обрушившейся на страну войны, но одно он знал точно — он должен встать на защиту Родины, любимой Веры и подрастающего Саши, незаметно стареющих родителей, миллионов таких же советских семей.
 

Регион Пензенская область
Воинское звание Рядовой
Населенный пункт: Пенза
Воинская специальность Стрелок
Место рождения пос. Ермаковский Башмаковского р. Пензенской обл.
Годы службы 1941 1945
Дата рождения 14.07.1911
Дата смерти 1987

Боевой путь

Место призыва Башмаковский РВК Пензенской обл.
Дата призыва 07.1941
Боевое подразделение 237‑й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион 61‑й стрелковая дивизия; 2‑я стрелковая рота 2‑го мотострелкового батальона 16‑й гвардейской механизированной бр...
Завершение боевого пути Чехословакия, Прага
Принимал участие Освобождение Праги
Плен Берген-Бельзен (с 16.08.1941 по 15.04.1945)

Башмаковский районный военкомат отправил Петра Доронина воевать в рядах 237‑го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона 61‑й стрелковой дивизии.
61‑я стрелковая дивизия вступила в бои с немецко-фашистскими захватчиками уже в первых числах июля. Попытки немецких войск форсировать Днепр в районе города Рогачева Гомельской области были успешно отбиты. В результате последовавшей за этим контратаки советских войск с целью освободить Бобруйск 63‑й стрелковый корпус, в который входила 61‑я стрелковая дивизия, продвинулся на запад более, чем на 30 км, были освобождены города Рогачев и Жлобин, всего более двух десятков населенных пунктов. Однако корпус понес значительные потери, контратака встретила сильное сопротивление нацистских войск, перешедших к обороне и контратаковавших в разных направлениях, из‑за чего наши части вынуждены были отказаться от дальнейших попыток наступать на Бобруйск и направили все усилия на удержание занятых рубежей. Действия дивизии в составе 63‑го корпуса в обороне отличались особым упорством. В конце июля и первой половине августа 1941 года дивизия прочно удерживала свои позиции, остановив наступление врага. С рассветом 14 августа противник перешел в решительное наступление превосходящими силами по всему фронту 63‑го корпуса, прижав его части к Днепру. Поступил приказ об отводе дивизии на восточный берег Днепра. Отход происходил в сложных условиях. Один из полков 61‑й стрелковой дивизии, а также управление 63‑го корпуса с корпусными частями оказались в окружении в районе населенного пункта Святое. Авангардные подразделения пробили брешь в кольце окружения; в результате части вышли в район станции Салтановка, но к этому времени врагу удалось замкнуть более широкое кольцо, в котором оказались 61‑я и 154‑я стрелковые дивизии, входившие в состав 63‑го корпуса в тот момент, артиллерия и штаб корпуса.
Таким образом, основные силы корпуса к 16 августа оказались в клещах в районе юго-восточнее Жлобина. Из окружения вышли только отдельные группы.
Так погибла 61‑я стрелковая дивизия, а ее воины, выжившие в боях, попали в плен, стали бесправной людской массой нацистских концлагерей. Только им, командирам и рядовым Красной Армии, доподлинно известно, каково это — изо дня в день ощущать бессилие советского солдата, над которым постоянно витала смерть, который ежедневно испытывал унижение, побои, голод и холод, на глазах у которого умирали товарищи. Бессилие безоружного перед ненавистным врагом, который убивал не только физически, но пытался сломить морально, напоминая, что «у Советского Союза нет пленных, есть только предатели, сдавшиеся в плен», и суля голодным, измученным людям лучшую жизнь в случае перехода на службу «Великой Германии».
В числе попавших в нацистскую неволю был и Петр Доронин, в плену он пробыл с 16 августа 1941 по 15 апреля 1945 года.
Берген-Бельзен — нацистский концлагерь в земле Нижняя Саксония, он же Шталаг 311. Здесь не было газовых камер, однако был крематорий, не справлявшийся с тем количеством тел умерших узников, подлежавших сожжению. Трупы были везде… Еле живые люди лежали в бараках вместе с умершими, так как не хватало сил вынести скончавшихся. Трупы лежали на территории лагеря, трупы были везде. Полнейшая антисанитария приводила к массовой гибели людей, ослабевших от голода, — заключенным выдавалось 250 граммов похлебки из брюквы, при этом ее варили столько, что хватало примерно на половину содержащихся в лагере… Перед раздачей этой пищи узников выстраивали в колонны по пять человек. Голодные люди, зная, что последним рядам даже этой скудной еды не достанется, стремились попасть в первые, но в ход шли палки надзирателей. Построившиеся колонны должны были опуститься на колени и лишь после этого им раздавалась порция варева.
Несмотря ни на что, воля к жизни не позволила Петру навсегда остаться в чужой земле, он выжил в аду под названием Берген-Бельзен. В какой‑то мере этому способствовала счастливая случайность — немецкий офицер на некоторое время забрал его на работы в свою конюшню, условия жизни в которой были лучше лагерных. Но это было лишь временное облегчение участи военнопленного. Когда в апреле 45‑го лагерь был сдан британской армии, 33‑летний деревенский парень при росте около 166 см весил… 32 кг. Полнейшая дистрофия, шатающиеся зубы… И стремление жить!
Позднее Петр Васильевич вспоминал: «Везли вглубь Германии поездом… Наконец, привезли в концлагерь… Близлежащий город часто бомбили союзники. Две-три бомбы были с часовым механизмом, и они взрывались, когда пленных вели на разбор завалов… Летом работали на сельхозработах, убирали свеклу и картофель. С голоду ели сырые овощи, но за это конвоиры били дубинкой по голове… Вшей в бараках было так много, что ползали по нарам тучами. Перед сном их соскребали щепками с нар».
Как обычно бывало с военнопленными, освобожденными союзническими войсками, перед узниками стоял выбор — вернуться домой, на Родину или же остаться в Европе, а то и в США. Несмотря на то, что союзники предрекали фильтрационный лагерь, расстрел при возвращении в СССР, Петр выбрал Родину.
В числе прочих военнопленных Петр прошел фильтрацию НКВД и уже 25 апреля 1945 года вернулся в ряды Красной Армии. 6 мая 1945 года стрелком 2‑й стрелковой роты 2‑го мотострелкового батальона 16‑й гвардейской механизированной бригады (позднее 16‑й гвардейской механизированной Львовской ордена Ленина, Краснознаменной, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригады) участвовал в Пражской наступательной операции — освобождении столицы Чехословакии Праги и уничтожении остатков армии Власова и гитлеровцев.
Спустя годы Петр Васильевич вспоминал: «Воевали в армии маршала Рыбалко, которого между собой звали Батькой. У нацистов тогда уже были на вооружении фаустпатроны, которыми они пробивали броню Т-34. Для нас, стрелков, спасение было под танковым днищем, а там чаще всего уже сидел экипаж танка. Чудом остался жив… Наградили медалью “За освобождение Праги” и грамотой от Верховного главнокомандующего товарища Сталина. Есть и медаль “За победу над Германией”. Ну и в октябре 1945 года демобилизовался, отправился, наконец, домой».

По архивным данным
ГБУ «Госархив Пензенской области» сообщает, что на хранении в архиве находится фильтрационное дело на Доронина Петра Васильевича. Согласно материалам протокола допроса и анкете на гражданина СССР, возвратившегося в СССР через австрийскую границу, можно сообщить следующее:
1. Доронин Петр Васильевич, родился 5 июля 1911 года в с. Знаменское Башмаковского района Пензенской области.
2. Призван в мае 1941 г. Башмаковским РВК в отдельный зенитно-артиллерийский дивизион № 237 стрелковой дивизии № 61.
3. Участвовал в боях с 3 июля по 16 августа 1941 г. в Гомельской области.
4. В плен попал 16 августа 1941 г. под г. Рогачевым при окружении дивизии. (В немецкой регистрационной карточке дата пленения указана 15.08.1941).
5. Номер военнопленного — 12174.
6. До сентября 1941 находился в лагере военнопленных в местечке Остров, Польша. (Возможно, это шталаг 333 Острув-Мазовецка, Польша).
7. С сентября по октябрь 1941 находился в лагере «Бергин» (так в документе) в Германии. В регистрационной карточке указано: шталаг XI С (311), доставлен в лагерь 04.10.1941 г.
8. С октября 1941 г. до марта 1943 г. находился на сельскохозяйственных работах у немецкого помещика. Место не указано.
9. С апреля 1943 г. до мая 1944 г. находился на разных работах в городе Кельня (так в документе). Возможно, это город Кёльн. В основном занимались расчисткой завалов после бомбежек.
10. В мае 1944 г. в связи с подходом союзных войск был отправлен в Чехословакию, где и находился до освобождения войсками Красной армии, т. е. до 3 мая 1945 г. Работал на разработке леса.

Из ответа на запрос 
в Госархив Пензенской области
 

Награды

Медаль "За освобождение Праги"
Медаль "За освобождение Праги"
Медаль "За победа над Германией"
Медаль "За победа над Германией"

Документы

Благодарность за освобождение Праги
Благодарность за освобождение Праги

Фотографии

После войны

Говоря о возвращении отца, сын Александр вспоминает резкий запах солярки, которой была крепко пропитана солдатская шинель…
Закончились долгие годы войны, началась мирная жизнь. В 1946 году у Александра появился брат Владимир, а в 1948‑м в мужскую компанию влилась будущая мамина помощница Валентина.
Петр Васильевич вернулся на родной завод в Знаменском, где трудился до самой пенсии в 1971 году. С женой Верой Филипповной поставили на ноги троих детей. Сегодня память о деде хранят четверо его внуков.
 

Семья солдата

Евгений
Доронин Евгений Васильевич

Иван
Доронин Иван Васильевич

Александр
Доронин Александр Петрович

Владимир
Доронин Владимир Петрович

Валентина
Доронина Валентина Петровна

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: