Кудряшов Николай Яковлевич
Кудряшов
Николай
Яковлевич
Гвардии старший сержант / пулемётчик и шофёр зенитной артиллерийской батареи, командир отделения разведчиков воздушного наблюдения и оповещения ПВО, шофёр РЛС "Редут-66"
4.05.1914 - 9.07.1962

История солдата

            Родился 04.05.1914. (17.05.14. - по старому стилю) в деревне Клешнево, Устюженского уезда, Новгородской губернии (ныне Пестовский район, Новгородской области) в крестьянской семье.

            Ветеран трёх войн: Советско-финской 39-40 гг., Великой Отечественной 41-45 гг., Советско-японской 45 г.

            Призвали на обязательную военную службу в ряды РККА, в сентябре 1936 года, когда его первому сыну ещё не исполнилось и года. Демобилизовался со срочной службы в конце 1938 года, а осенью 1939 года был призван на советско-финскую войну 1939-40 гг., оставив жену с только что, родившимся вторым сыном. С этой войны он возвратился с обморожениями. По рассказам бабушки, зимой 39-40 гг., в морозы, дом к утру выстывал настолько, что перепеленать своего грудного сына, она могла только под одеялом, чтобы его не застудить.

            Как известно, большинство ветеранов не любили вспоминать войну и рассказывать о ней. Поэтому в памяти детей остались только отдельные эпизоды военной биографии деда, о которых он упоминал. А, весь боевой путь удалось восстановить, благодаря архивным документам сайта «Память народа», и опубликованной хронике событий ВОВ.

             22 июня 1941 г. Николай Яковлевич, был призван по мобилизации на фронт. С 23 июня 1941 г. проходил службу в должности пулемётчика и шофёра 424-ой зенитной артиллерийской батареи, 1-го Краснознамённого полка зенитной артиллерии, Краснознамённого Балтийского флота. Сейчас оказалось невозможным восстановить когда, и на какой из баз  Балтийского флота, расположенных в прибалтийских республиках, был первый бой деда на этой войне. Но, в книге Алепко И.Г. «Краснознамённый Балтийский флот 1939 – 1945», в главе «хроника боевых действий КБФ 1941 год» на стр.107, есть упоминание об одном из боёв 424-ой зенитной батареи, в начале войны: « 20 июля 1941 г. Девять Ю-88 нанесли удар по 305-мм башенной батарее № 334 на острове Аэгна. Огнём прикрывающих остров 424-й и 425-й зенитных батарей старших лейтенантов В.Н. Барыбина и И.Г. Казаченко один из «юнкерсов» был сбит.»

             В конце августа 41 г., наши войска оставили Таллин, с потерями осуществив эвакуацию в Кронштадт. Но подразделение деда, видимо передислоцировали через Финский залив, на военно-морскую базу Ханко, созданную в 1940 г. по договору с Финляндией, и находившуюся на её территории. О таких конвоях на Ханко при отступлении из Таллина, упоминается в книге Александра Чернышева "Балтийский флот в битве за Ленинград. 1941 г." Осаждённая финнами и немцами база Ханко, постоянно обстреливалась и бомбилась с воздуха. С целью её захвата, противником постоянно проводились наступательные операции, но наши воины выстояли, защищаясь сто шестьдесят четыре дня. А покинули базу, когда почти закончились боеприпасы и продовольствие. «2 декабря 1941г. основной состав базы 5589 военнослужащих, был погружен на военный транспорт ВТ-521 («Иосиф Сталин», так турбоэлектроход именовался до войны), и в составе конвоя взял курс на Кронштадт. 3 декабря в 01:14, во время прохождения немецкого минного заграждения северо-западнее о. Найссар, подорвался последовательно на трёх минах. С финского берега, начался обстрел береговой батарей Макилуото. От попадания 12-дюймового снаряда (по другим данным — от подрыва на 4-й мине, подсечённой тралом и всплывшей) произошла детонация боеприпасов на транспорте. Судно начало погружаться в воду».           

             Для спасения, дед принял решение прыгать за борт. Оказавшись в воде, ему удалось ухватиться за плавающую бочку, и с её помощью, вместе с другими спасающимися, доплыть до одного из судов конвоя. Матросы с этого судна, бросали утопающим концы канатов в воду. С большим трудом, деду удалось ухватиться за канат, и обернуть себя им на уровне груди. Держать конец каната замёрзшими руками, не было сил, и пришлось зажать его зубами. Он смог удержать и не позволил канату вырваться, когда его поднимали на борт судна. «Базовым тральщикам 205, 211, 215, 217 и пяти катерам морской охраны, несмотря на минную опасность, удалось снять с гибнущего судна и поднять из воды 1740 человек». (По официальным данным.) 

            Вот как описывает эту трагедию В. И. Брагин в своей книге «Пушки на рельсах», со слов участника событий, Павла Васильевича Репки:  «Последние советские военнослужащие покинули свою базу на Ханко поздно вечером 2 декабря 1941 года. Полуостров был уже покрыт первым снегом, а Финский залив местами затянуло льдом. Дождило. ... Когда корабль подорвался, когда началась паника, особенно после того, как он стал крениться к поверхности моря левым бортом, многие из инстинкта самосохранения стали прыгать в воду. Попрыгали в том, в чем были, надеясь, что их подберут подошедшие суда. В темени возле корабля была человеческая каша... Прыгать туда — это верная смерть. В чем был солдат? В ватной фуфайке, в ватных брюках и сапогах. Кроме того, на нем еще вещевой мешок и винтовка-трехлинейка. Прыгает он в воду — на поверхности только шапка-ушанка остается... Бог и разум помогли мне найти спасение иначе. Я стащил с себя всю одежду, кроме нижнего белья, отпил, сколько смог, из фляжки со спиртом, взобрался на высоко задранный над водой правый борт и, с надеждой доплыть до тральщика, который стоял метрах в четырехстах от «Иосифа Сталина», прыгнул в воду по ту сторону корабля, где почти не было людей. Я был крестьянский сын, физически очень сильный, хорошо плавал, но быстро понял, что вряд ли доплыву до тральщика. Руки окоченели, пальцы скрючились, ноги через какое-то время совсем перестали помогать телу держаться на воде. И тут я наткнулся на плавающую морскую мину!.. Я знал ее конструкцию и понимал, что для меня ее рога и триста килограммов тротила, помещавшиеся внутри ее шаровидного тела, не опасны. Эта мина, во всем подобная тем, которые погубили гигантский теплоход, стала по воле Божьей для меня, обессиленного, замерзающего и тонущего человека, спасительным поплавком! Я положил левую руку на тело мины между ее рогов и, работая только правой, а она у меня как у орудийного заряжающего была намного сильнее левой (у меня поэтому даже правое плечо больше левого), продолжил свое движение к тральщику. Через какое-то время оттуда меня заметили и кричат: — Отпусти мину! С миной не подплывай! Спасать не будем! «Ну как же я ее, — думаю, — отпущу. Ведь как только расстанусь с ней, так сразу на дно пойду». А на тральщике орут: — Отпусти мину! Пришлось подчиниться. Но пока я плыл, левая рука к металлическому корпусу мины примерзла намертво. Оторвал я ее вместе с рукавом тельняшки и кожей. С тральщика стали мне бросать спасательный конец — длинный тонкий канат с узлом на конце — только руки-то у меня, что называется, не грабают, и я не могу схватиться за него. Кричат: — Лови зубами! Но и зубами в моем состоянии разве поймаешь... В конце концов кое-как зацепили меня, почти уже совсем бесчувственного, багром за кальсоны, подняли и бросили прямо на палубу, к которой я снова моментально примерз... Бросили потому, что на тральщик налетели немецкие самолеты, стали его обстреливать из пулеметов и бомбить. До меня ли было команде! От взрывов я очнулся, увидел, что расчет зенитно-пулеметной установки погиб, а немцы снова заходят в атаку на судно. С великим трудом отодрался я от палубы и сумел еще дать несколько выстрелов в их сторону, а потом окончательно свалился... Как бы там ни было, но через некоторое время мы были на Гогланде...» 

             По-видимому, знал особенности спасения в тех условиях и дед, или подсказавший бывалый товарищ, что и помогло им выжить в сложной ситуации.
            Спасшийся в этой трагедии Николай Яковлевич, оказался в уже блокированном Ленинграде, и вошел в состав его защитников. Как известно, первая блокадная зима 41-42 гг. для города, оказалась самой тяжёлой, самой голодной и холодной, людские потери были самые масштабные, по отношению к последующим осадным годам. Тяжесть существования в эту зиму, омрачило известие о гибели 3 февраля 42 г., младшего брата Алексея, воевавшего на Ленинградском фронте, но с внешней стороны блокадного кольца, на Погостинском плацдарме.

            Находясь в Ленинграде, дед смог разыскать свояченицу, родную сестру бабушки, Белорусову Елену Фёдоровну, проживавшую на Нарвском проспекте и работавшую на Кировском заводе. Весной 42 г. она оказалась в трудной ситуации. От бомбёжки или артобстрела, разрушилась крыша заводского цеха, где она работала. Обвалившимися обломками, ей сильно ранило спину. Тяжело травмированная, она могла находиться только в лежачем положении. Деду удавалось её навещать. Чем мог, он помогал. Делился своим пайком, получал и отоваривал для неё продуктовые карточки. Примерно в мае - июне 42го года, деда отправили на переподготовку в учебный отряд КБФ, по-видимому, находившийся за пределами города, возможно в Кронштадте (Сохранилась фотография деда, сделанная в этот период блокады города, датированная 13 июля 1942 года). И, Елена Фёдоровна осталась без помощи единственного близкого человека. Обстоятельства, в которых она оказалась, не позволили ей выздороветь. Судьба её была аналогична участи погибших блокадников. В июне 1942 года её не стало.

              После переподготовки, Николая Яковлевича откомандировали на Ладогу. Во время летней навигации 42го года, снабжение города, стало осуществляться на судах, которые разгружались на блокадном, западном берегу Ладоги. Подразделение деда защищало пристани и суда Ладожской флотилии, от уничтожения авиацией противника. А осенью, когда была вновь организована ледовая дорога через озеро, зенитные точки установили через каждые 500 метров, по всей длине трассы. На одной из которых, огнём своей зенитной пулемётной установки, защищал транспорты на «дороге жизни», от атак немецких Люфтваффе, краснофлотец Кудряшов. А, ещё боролся с суровыми условиями зимы, на Ладожском льду. Возможно в этот период, дед и вступил в партию. Так как, в анкетных данных военно-пересыльного пункта, датированных 28 августа 1943 года, в графе партийность указано, что является кандидатом в члены ВКПБ с 1943г.

              В январе 1943 года, нашими войсками, была осуществлена операция по прорыву блокады Ленинграда, которая позволила построить на узкой полосе земли, вдоль берега Ладоги, железнодорожную ветку для сообщения города с большой землёй, и сразу окрещённую «Дорогой Победы». Летом 43 г., для защиты этой дороги, видимо требовалось уже меньшее количество зенитных средств, и дед был откомандирован в стрелковую дивизию.

              Из архивного списка станковых пулемётчиков, военно-пересыльного пункта следует, что 28 августа 1943 года краснофлотец Кудряшов Н.Я. был откомандирован в 63ю гвардейскую стрелковую дивизию. 63я СД была сформирована на базе 8 отдельной стрелковой бригады,  которая с мая 40го по декабрь 41го года обороняла ВМБ Ханко. Случайно ли его попадание опять к Ханковцам, или ему представилось право выбора? Так как в состав 30го гвардейского корпуса входили и другие дивизии. Теперь мы можем только предполагать…

                 Утром 15 сентября 43 г., 45-я и 63-я гвардейские дивизии 30-го гвардейского стрелкового корпуса пошли в наступление, на штурм Синявинских высот, с которых немцы постоянно обстреливали «Дорогу Победы», нанося ей большой ущерб. В ходе ожесточённых боёв была освобождена высота с отметкой 43.3, которую наши войска периодически безуспешно штурмовали с начала года. Хотя высоту с отметкой 50.1, взять не удалось.

                 В период этой войны, у деда было несколько ранений. О тяжёлом ранении в правый бок, упоминается в наградном листе. Установить обстоятельства получения этого ранения, пока не удалось. Но, возможно это произошло во время боёв за Синявинские высоты.

                 После Синявино, 63я СД начала полномасштабную подготовку к наступательной операции, по освобождению города от блокады. Части дивизии тренировались на специально созданном для этих целей, полигоне. И, в январе 44 года время наступления пришло.

                 Как следует из архивных документов 63 СД: с 17.00 13.01.44. части дивизии приступили к выдвижению (из пос. Щеглово, в неск. км. с-в г.Всеволожска), на исходное положение (район Пулково), для наступления. Перед 63 СД была поставлена задача, прорвать оборону противника на участке фронта: (иск) западнее 1 км. Кокколево – Венерязи (ныне н.п. Венерязи не существует).

                15 января 44г. в 11:00, три дивизии 30-го гвардейского стрелкового корпуса, в районе Пулковских высот перешли в наступление. К исходу 15 января 1944 года только левофланговая 63-я гвардейская стрелковая дивизия, усиленная двумя танковыми полками, сумела продвинуться на 4—5 километров. 64-я и 45-я гвардейские стрелковые дивизии завязли в мощной обороне немецких войск. Полностью оборону немецких войск удалось прорвать только 17 января 1944 года на 8-километровом участке юго-западнее Пулково, в направлении Красного Села.

               17 января, 63 СД вела бои и освободила населённые пункты: Талликола, Солози, Ускюля, Лемедимяки, Хяргязи, южные окраины н.п. Николаевка. Ранее, эти населённые пункты находились вдоль Пушкинского шоссе или рядом с ним, на южной стороне. Ныне, этих населённых пунктов на карте не существует.

                В этот день 17 января 44г., вероятнее всего в бою за один из этих населённых пунктов, или за близлежащие к ним рубежи, дед получил осколочное ранение в левую ногу, и был отправлен в эвакогоспиталь №2010, что следует из справки медицинского архива. С 17 марта продолжил лечение в 6-ом  военно-морском госпитале КБФ. В сохранившихся медицинских документах, в графе воинская/часть, кроме флотской в/ч, также записана 63 СД.

За 6 дней кровопролитных боёв 30 гвардейский стрелковый корпус потерял 499 человек убитыми, и 2242 человека ранеными. Передав позиции 120 СД был выведен для переформирования.

              19 апреля 44 г Николай Яковлевич выписался из госпиталя, и был назначен командиром отделения разведчиков, в 379 батальон воздушного наблюдения оповещения и связи (ВНОС), входивший в состав 140-й бригады ПВО Балтийского флота. Бригада была недавно сформирована для защиты Усть-Лужской военно-морской базы. Которая была создана на недавно освобождённых от врага, Лужской губе и Нарвском заливе.

             Батальон ВНОС выполнял задачу по созданию сплошного поля наблюдения за воздушным пространством вокруг военно-морской базы, оповещения и связи.Располагались наблюдательные посты ВНОС (8 — 12 км друг от друга), а также радиолокационные посты ВНОС (60 — 90 км друг от друга). 

            Из наградного листа на медаль следует, чтово время массового налёта авиации противника, на Военно-Морскую базу Усть-Луга, младший сержант Кудряшов Н.Я своевременно предупредил зенитные средства и истребительную авиацию. В результате наведения своей истребительной авиации на авиацию противника было сбито 11 вражеских самолётов.

            Вот как описывает бои за Усть-Лугу, участник тех событий, полковник в отставке А. А. Черный. «Запомнился бой 7 мая 1944 года. Около 14 часов 30 минут 56 вражеских бомбардировщиков под прикрытием «фокке-вульфов» произвели бомбовый удар по кораблям в Усть-Луге и бензоскладу. Батареи 12-го дивизиона и зенитная артиллерия кораблей сразу сбили головные самолеты. В атаку на врага устремилась наша истребительная авиация. Зенитчики в этом бою уничтожили шесть самолетов фашистов. Врагу все же удалось повредить два бензобака и один катер, три матроса получили легкие ранения. В течение лета советские войска с боями продвигались на запад, освобождая от врага территорию Эстонской ССР. Вместе с ними следовали и балтийские зенитчики, которым часто приходилось отражать воздушные налеты врага.»

           В наградном листе есть упоминание об участии деда в боях за полуостров Церель, находящийся на острове Эзель (ныне о.Са́аремаа, Эстония).

           С 4 декабря 44 г. Николай Яковлевич назначается шофёром радиолокационной станции «Редут-66», в 71й отдельный зенитно-артиллерийский полк ПВО. Но, в архивных документах, ещё упоминаются должности электромеханика и моториста. Видимо он выполнял весь круг обязанностей, связанных с обслуживанием РЛС.

           Движение наших войск на запад, по южному берегу Балтики, проходило по прибалтийским республикам, Восточной Пруссии, Польше и до балтийских портов Германии. Видимо где-то здесь и окончилась вторая, самая тяжёлая для деда война. По воспоминаниям его детей, был он и в Берлине, но сопутствующие этому обстоятельства, уже стёрлись из памяти потомков.

           После капитуляции Германии, демобилизации дед не получил, а в составе войск был командирован в Монголию, для участия в Советско-Японской войне, Хингано-Мукденской наступательной операции,  проходившей в августе-сентябре 45г.

          Только 13 декабря 1945 года, состоялась демобилизация старшего сержанта Кудряшова, из рядов РККА.

          В середине декабря 1945 года, уже идя по родной деревне, при подходе к своему дому, выбежавшая навстречу девочка закричала, - «Папа! Папа!» Так произошла его первая встреча со своей дочкой, родившейся почти  через три месяца, после его ухода на эту войну. Сердце ли подсказало четырёхлетней девочке, узнать в доселе воочию не встречавшемся ей человеке, своего отца? Или рассказы в семье о том, что отец носит форму военного моряка чёрного цвета? Теперь мы можем только догадываться. Подобные сюжеты, любят авторы драматических произведений, а им выпала судьба прожить эту ситуацию в жизни.

          Четыре с половиной года он не видел жену и детей, не переступал порога родного дома. А, переступил его победителем и долгожданным отцом и мужем, выстоявшим во всех боях, выпавших на его долю!

         Сразу после войны устроился на работу в Пестово. В ноябре 46го года, был принят на работу в военкомат, сначала кладовщиком, затем шофёром. В военкомате, семье была выделена квартира, где они проживали до 56 года. Откуда и переехали в новый, построенный дедом дом, на ссуду выданную государством. В последующем трудился шофёром, ездил в командировки, в том числе и на Целину. Затем работал механиком на ОМЗ. Растил пятерых детей. Трагически погиб на производстве 09.07.1962 г., находясь в трёхмесячной командировке в городе Маклаково (ныне Североенисейск), Красноярского края. Где и был похоронен.

             Дед, спасибо за Победу тебе и всему Советскому Народу, сражавшемуся и победившему в этой войне!

Регион Новгородская область
Воинское звание Гвардии старший сержант
Населенный пункт: Пестово
Воинская специальность пулемётчик и шофёр зенитной артиллерийской батареи, командир отделения разведчиков воздушного наблюдения и оповещения ПВО, шофёр РЛС "Редут-66"
Место рождения Новгородская область, Пестовский р-н, деревня Клешнево
Годы службы 1939 1945
Дата рождения 4.05.1914
Дата смерти 9.07.1962

Боевой путь

Место призыва Пестовский РВК, Новгородской обл.
Дата призыва 22.06.1941
Боевое подразделение 424-я зенитная артиллерийская батарея, 1-го Краснознамённого полка зенитной артиллерии, Краснознамённого Балтийского флота
Завершение боевого пути 13 декабря 1945 года
Принимал участие Оборона Прибалтики 41г. Оборона Ханко 41г. Оборона Ленинграда и "Дорги жизни"42-44гг. Освобождение Синявинской высоты 43,3 в сентябре 43г. Освобождение Ленингр...
Госпитали с 17 января по 19 апреля1944 года эвакогоспиталь №2010, затем 6-ой военно-морской госпиталь КБФ, г.Ленинград.

Ветеран трёх войн: Советско-финской войны 39-40 гг., Великой Отечественной войны 41-45 гг., Советско-японской войны 45 г.

Награды

Медаль "За оборону Ленинграда"
Медаль "За оборону Ленинграда"
Медаль "За боевые заслуги"
Медаль "За боевые заслуги"
Медаль "За победу над Германией"
Медаль "За победу над Германией"

Документы

Список кандидатов ВКП(б) снимаемых с партийного учёта, с пометкой убытия в 63ю СД
Список кандидатов ВКП(б) снимаемых с партийного учёта, с пометкой убытия в 63ю СД
Список кандидатов ВКП(б) снимаемых с партийного учёта (1я стр.)
Список кандидатов ВКП(б) снимаемых с партийного учёта (1я стр.)
Акт вручения медали "За оборону Ленинграда" по 140ой бригаде ПВО
Акт вручения медали "За оборону Ленинграда" по 140ой бригаде ПВО
Наградной лист с представлением на медаль "За отвагу"
Наградной лист с представлением на медаль "За отвагу"
Наградной лист с представлением на медаль "За отвагу" стр 2
Наградной лист с представлением на медаль "За отвагу" стр 2
Справка из военно-морского архива, стр.1
Справка из военно-морского архива, стр.1
Справка из военно-морского архива, стр. 2
Справка из военно-морского архива, стр. 2
Справка из военно-медицинского архива
Справка из военно-медицинского архива

Фотографии

Фото посланное семье из блокадного Ленинграда, 13 июля 1942 года.
Фото посланное семье из блокадного Ленинграда, 13 июля 1942 года.

Семья солдата

Алексей
Кудряшов Алексей Яковлевич

Младший брат Николая Яковлевича. Погиб 03.02.42. на Погостинском плацдарме, Ленинградский фронт.

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: